Гоблин, стр. 7

И вся эта уйма ресурсов в виде бесценного металла, сравнительно годной арматуры, паровых котлов и корпусов — сокровище для больших мальчиков из Большого Кластера, потому что такое богатство может переработать и освоить только Держава. Так что в самом ближайшем будущем Мертвая Бухта может стать настоящим яблоком раздора в отношениях с местными кластерами, причем война, если она случится, будет вестись по большей части на воде.

Речники, конечно, могут какое-то время понтоваться. Но я, простой разведчик, знаю, чем все это дело закончится. Знаю. Они примут новые правила игры или подвинутся.

Эти местные не знают, как выглядит на Платформе-5 настоящая Держава.

ГЛАВА 2

ЛЕГКОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ЗМЕИНОЙ КОСЕ

Колея от прошедшего совсем недавно джипа была еще свежей, хорошо видимой на местами влажной траве, издававшей слабый запах смеси сена и реки. Здесь, в этом месте, где еще никто не жил, а похоже, и не ездил, словно сам Дух Платформы поставил на скорую руку приглашающий знак «Свободно!». Поставил и ушел работать над устройством новой планеты по утвержденному Смотрящими плану, скрывшись за недосягаемыми далями, о которых мечтает каждый нормальный сталкер. Но именно здесь эта непонятная сила почему-то изменила подходы к прогрессорству, открыв в себе такую сторону, что становилось немного не по себе.

Да, отчего-то жутковато. Ничего, так всегда бывает, в новых местах регулярно находишь что-то необычное. В первое время мандражируешь, постепенно привыкаешь, а потом лишний страх уходит, остается только рациональный, необходимый для поддержания тонуса. Пробуждается рабочий азарт, который давно уже не кроется в стремлении найти еще один материальный ништяк, ты занимаешься настоящей серьезной разведкой. Комплексной, с оперативной оценкой перспектив и принятием соответствующих решений по характеру и глубине поисков. Но мне всегда требуется это странное, опасное, щекочущее нервы и вместе с тем греющее душу чувство автономного поиска. Жить без него не могу.

Дорога шла посредине бесконечной косы, разделенной мелкими сезонными протоками на длиннющие острова. В центре свободно, по краям — заросли кустов, скрывающие вид на рукава реки, поэтому мне приходилось то и дело подходить к берегу, раздвигать ветви и осторожно выглядывать, оценивая ситуацию.

Я попробовал пением вызвать в голове какие-нибудь ассоциации, требующиеся для продолжения и подвижки в творчестве. Однако «Давлю клопов на тропке, все звери что-то робки» по-прежнему не катило. Все варианты следующих строчек получались стебными или неприличными. Нужно придумывать что-то другое.

Здешняя растительность не отличается богатством видов. Трава то мелкая, словно на газоне, то почти по пояс, ближе к границе воды. Деревья как деревья, пальм пока не видно, между стволами растут кустики, узкими полосами непосредственно у дороги поросль, если зайти поглубже, густая. Такая, что местами и не пробиться. Под травой то влажный, то сухой песок. По влажному идти неудобно, ноги утопают, так много не находишь, поэтому лучше всего двигаться между следами от колес. Воздух нормальный, не то что в настоящих джунглях, где он сырой, как в парилке, да еще и душный. Если остановиться и прислушаться, то понимаешь, что вытянутая в бесконечность коса полна мелкой жизни — кругом потрескивает, чавкает, сопит и шуршит…

Тогда и я тихонечко обозначусь. Шепотом.

Вот опять иду в разведку
И чешу я репу крепко:
Как бы так ништяк найти,
Чтоб живым потом уйти.

Шел легко.

Мне вообще чаще всего удобней передвигаться на своих двоих, чем трястись в тесных машинах. Так как сам я по воле родителей являюсь двухметровым здоровенным жлобом, ответственно заявляю: такие легендарные внедорожники, как «шевроле-нива», «шишига», ульяновский «козлик» и уж тем более так любимый Кастетом «виллис» сделаны не для меня, на водительском месте я не могу находиться чисто физиологически — ноги не вмещаются! Много есть достоинств у внедорожников, особенно у рамных, но и недостатков хватает. Для меня главный — теснота салона рамного джипа, объем которого заметно меньше по сравнению с кузовными моделями.

Чего я только не перепробовал, подбирая себе в прошлой мирной жизни пригодного проходимца. Gelandewagen модели 2000 года выпуска оказался очень тесным в плечах. Спине было настолько неудобно, что даже час, проведенный за рулем, становился сущей пыткой. Defender тоже не порадовал, я едва ли не выдавливал дверь плечом. Скоро опытным путем выяснил, что подбор машины не то чтобы идеально удобной, а хотя бы той, в которой людям ростом выше 195 см и весом больше 110 кг можно управляться без мучений, есть очень сложная задача. Ноги упираются во все, что можно.

Перепробовав все наши модели и несколько импортных, решил испытать на комфорт американский джип, рассчитывая, что уж американцы-то должны понимать толк в комфорте для больших людей. Не тут-то было! В салоне принадлежащего приятелю «чероки», регулярно нахваливающего свою рабочую лошадку, оказалось тесно. Из-за внушительного центрального тоннеля и в этом джипе для моих ног катастрофически не хватало места, а спинки передних кресел негостеприимно давили на лопатки. Расстроился жутко! Складывалось такое впечатление, что машину проектировали для одноногого пользователя, причем без левой ноги! Ее, несчастную левую, там вообще некуда поставить! Сидеть тоже тесно, я практически упирался головой в потолок. В конце концов, взял УАЗ-Патриот. Но даже там пришлось переваривать салазки водительского сиденья, сдвигая их на десять сантиметров назад, и не могу сказать, что я добился комфорта.

Так что обаянию рамных джипов я не подвержен. Это малорослики типа Лунева и Бикмеева сразу пищат в щенячьем восторге, увидев армейский «виллис» или «эскудик-паскудик», мне же остается только поморщиться. Даже выбраться после остановки непросто, все затекает! Если недалеко, то проще пешком пройтись, честное слово.

— Ничего, прогуляетесь и вы, карапузы, это полезно для здоровья, — проворчал я, рефлекторно оглянувшись, словно злой Кастет мог красться следом и все услышать. Он хоть и маленький, но очень опасный пацан. Многие люди погорели, не понимая этого.

Спор о недостатках рамных джипов — тема, которую поднимать в кругу фанатов не принято, но которую я всегда с удовольствием заряжаю, частенько не без удовольствия доводя фанатичного Кастета до бешенства. Ну, а что? Вы замечали, как порой ведет себя рамный внедорожник, вывешенный на скручивание, что бывает, когда ваш рамный Sorrento стоит на неровностях? У него плохо закрывается дверь багажника. И происходит это не только с данной моделью, а почти с любым рамным внедорожником, имеющим слабый по сравнению с вечно охаиваемыми паркетниками кузов в сочетании с рамой, обладающей определенной гибкостью.

Моя заготовка для Лунева такова: рама — штука довольно коварная при столкновении. Те, кто считает, что рамные автомобили в принципе безопаснее в ДТП, очень сильно заблуждаются. Лучшие премиум-кроссоверы, такие, как Range Rover, Porsche Cayenne, VW Touareg, Audi Q7, имеют пять звезд в крэш-тестах, обладая несущим кузовом. А вот рамный Sorrento получил только три звезды. А первые крэш-тесты УАЗ-Патриот, у которого при фронтальном ударе сорвало кузов с рамы? Из-за этого же Sorrento несколько больше козлит и хуже рулится, чем мои предыдущие авто. Причина все та же — рама и зависимая задняя подвеска. Автопроизводители не просто так уходят от рамных машин и зависимых подвесок, в отличие от фанатеющих по теплым ламповым джипам малоросликов, они отлично понимают, что для повседневной езды от внедорожника прежде всего требуется комфорт, а не дискомфорт. Рама нужна для грузоперевозок, для лютой внедорожной подготовки, хорошей артикуляции подвески и повышения выносливости машины, работающей в тяжелых условиях дикого офф-роуда. Что же касается вопроса пассивной безопасности — кузовных машин с лучшей безопасностью в разы больше, чем рамных.