Гоблин, стр. 52

Минус три. Пора уходить. Если сейчас в таверну вломятся еще желающие подраться, то автоматического оружия у меня не будет, придется, как настоящему ковбойцу, работать пистолетом и револьвером. Нет, не получится, из такого чудовищного револьвера лучше стрелять с двух рук, с ним на медведя ходить можно.

Что там, на дворе?

Никто не несся навстречу с оружием наперевес, не лупил очередями и одиночными. Прокатывает пока, серьезных сбоев нет. Пошатываясь, я пересек площадь и в полном изнеможении приземлился на уже знакомую скамейку, чувствуя, как тело мгновенно покрылось липким потом. Да уж…

Если бы у меня была сигарета, закурил бы и начал ругаться — медленно, вдумчиво, образно, с бесстрастной необходимостью. Сигареты не было. Переведя дыхание, достал компактную фотокамеру, которую сумел сохранить в целости, и теперь спокойно принялся делать снимки. В Бизерте начался уже настоящий переполох, по площади регулярно кто-то пробегал, не оглядываясь по сторонам и не обращая на меня ни малейшего внимания. В лесу то и дело хлопали выстрелы. Со стороны джунглей, ближе к реке, два раза послышался рев пароходной сирены, а потом донесся и далекий, протяжный вопль, напоминающий боевой клич каких-нибудь команчей.

Со стороны улочки, что подступала к маленькой площади с юга, показалось быстро движущееся облачко желтоватой пыли, впереди которого, подобно полководцу на лихом коне, охваченному атакующим порывом, приближался самодельный грузовичок с цветастым тентом. Широко известное изделие типа «тук-тук», вроде того аппарата, что я видел на берегу главной бухты. Разве что кузов подлинней.

Водитель этого чуда техники, смяв грубо сваренным коробчатым бампером рядок низких кустов, с жутким скрипом тормозов остановил машинку возле одного из железных домиков. И тут же вывалился из кабины. Внутри таратайки в жуткой тесноте сидело не меньше дюжины пассажиров, нервно оглядывающихся по сторонам и сжимающих в руках баулы, большие высокие корзины с какой-то снедью и двух черных поросят, братиков моего напарника. Люди молчали. Одежда, пошитая из одного отреза ярко-зеленой хлопчатой ткани, наводила на мысль о большой дружной семье. Тут же выяснилось, что водила, ничуть не смущаясь тем обстоятельством, что коробочка забита доверху, подъехал сюда для дополнительной загрузки.

Через минуту из двери выскочила всхлипывающая женщина средних лет с ребенком на руках, водитель следом тащил пару мешков со скарбом. Завидев их, сидевшее в кузове грузовичка семейство зашевелилось, люди загалдели, пытаясь потесниться, взвизгнул, заставив меня напрячься, поросенок. Как они туда вместятся? Но после кратковременной, очень шумной и бестолковой перебранки все притащенное имущество и новые пассажиры были погружены. Операция прошла с удивительной сноровкой и быстротой, заставив меня поверить в высокий профессионализм владельца автотранспорта. Водитель поспешно прыгнул за руль, звучно хлопнула уполовиненная дверца. «Тук-тук» мелко затрясся, выбрасывая сиреневые клубы выхлопа, но почти сразу движок поперхнулся и смолк.

— Приплыли! — усмехнулся я.

Пассажиры тревожно посматривали назад поверх открытого борта. Раздалась громкая ругань, серия чиханий, и вот мотор затарахтел громче. Грузовик, чуть не задев угол дома, вывернул на другую улицу и в облаке пыли умчался в сторону бухты.

А население-то эвакуируется! Во, Гоблин, дел ты натворил! Любо-дорого смотреть, высокий класс.

Следом на площади появилась цепочка решительно настроенных мужчин числом семь, вооруженных чем попало. На всех приходилось две винтовки, один двуствольный дробовик и один длинный лук, остальные были вооружены длинными копьями, и у всех мачете, которыми они наверняка владели мастерски. Главным оружием группы были, конечно же, самозарядные чешские ZH-29 с магазинами-десятками. Знакомое оружие. Мы уже давно предполагаем, что раз ни чехам, ни словакам на Северной материке своей селективки не досталось, то Смотрящие уделили им внимание в другом, решив оружейные локалки поликластеров Южного материка укомплектовывать чехословацким нарезным оружием. Вплоть до пулеметов: единого ZB-50, ручного ZB-26 и станкового ZB-53/Vz.37 под хороший, массовый винтовочный патрон 7,92x57. Здесь локалки вообще редки, большинство из них было найдено и опустошено до нас, а чешские пулеметы мы находили только в окрестностях Нотр-Дам.

Интересно получилось. Чехословакия до 1939 года была почти нейтральной страной для всей Европы, оружейной наследницей распавшейся Австро-Венгрии, и ее стволы были массовым экспортным оружием от Англии до Китая и Южной Америки. У них был сбалансированный состав стрелковки: и оборонительные, и наступательные пулеметы, неплохая винтовка с возможностью переделки как в автомат с родными 25-патронными магазинами, так и в снайперку. Во Второй мировой войне чешское оружие применялось всеми сторонами. Англичане использовали закупленные пулеметы, немцы — все подряд в качестве удачных трофеев.

Человек, идущий в колонне последним, призывно махнул рукой, громко предлагая присоединиться к великолепной семерке. Я в ответ тоже махнул и крикнул, что жду лодку и речную группу. Да, поддержим! Сейчас же пойдем вверх по реке, чтобы огнем прикрывать сухопутных патриотов с воды. И колонна удалилась в сторону деревьев.

Шухер: похоже, я примелькался.

В лесу опять послышались выстрелы. Что там такое, с кем они воюют?

Слушай, Гоб, а не накликал ли ты реальной беды? В таком случае не рассиживаться надо, а быстренько рвать когти. С трудом поднявшись со скамьи, я как можно быстрей потрусил к тропинке, ведущей к тихой заводи, где оставил катер. Повернул за угол и сразу почувствовал себя так, словно со спины сняли тяжелый рюкзак.

ГЛАВА 9

БЕСТОЛКОВАЯ ПОГОНЯ

Startrek, слава Богу, пребывал на своем месте, а вот мальчишки поблизости не оказалось. Но едва я сделал несколько шагов по направлению к катеру, как сбоку юрким чертененком тут же выглянул мой бдительный часовой. С радостной улыбкой опуская к земле лук с заправленной стрелой, он приветственно поднял левую руку. Молодец, пацан, ты все-таки починил оружие!

Доклад его был предельно коротким и содержательным: за время моего отсутствия происшествий не произошло, к вверенному объекту никто не приближался ни по суше, ни по воде. Волнуясь, он торопился и захлебывался в словах. Я понимал, настолько сильно напугался пацаненок, и не мог не оценить его силы воли. Похвалил и поблагодарил от всей души, после чего тот с явным сожалением протянул мне тесак. Как положено, рукоятью вперед.

— Подожди-ка, приятель, — отстранив оружие, я начал снимать с ремня родные ножны, чтобы надеть трофейные. Придется вручать ему свой клинок. Трофейный боуи отдавать нельзя, нож неординарный, тем более фабричного изготовления, а не вышедший из-под молотка местного кузнеца. Кто-нибудь заметит, и тогда беды не миновать. Свой отдам, так спокойней.

— Не возвращай. А ножны от него держи! Приз от штаба проведения операции, у нас говорят, наградное оружие, ты его честно заслужил.

— Вы не шутите, мистер? — не поверил своему счастью малец.

— Храни этот нож при себе, без нужды из ножен не вынимай, никогда и никому не давай в руки, это только твой клинок. Теперь слушай внимательно. Неприятель успешно отбит. Сейчас я отправлюсь на разведку по реке. Нет. И не проси! О том, что ты меня видел, пока что никому не рассказывай, выполненной задачей не хвастайся. И вообще не высовывайся по жизни, делай все спокойно и тихо. Договорились?

Он быстро закивал.

— Монетка есть? Клинки нельзя дарить, примета такая.

Парень растерялся.

— А как надо?

— Только продавать, хоть за цент.

— Вот, только ракушка, она очень красивая и редкая, на такую можно кое-что выменять, — виновато пробормотал мальчишка, пошарив по карманам.

Хотелось верить, что он читает правильные книги. По горящим глазам вижу, как ему мечталось и самому стать героем удивительных приключений, участником далеких экспедиций и опасных рейдов! До этого момента, кстати, не так уж и далеко, как тебе кажется… Здесь ты быстро повзрослеешь, пацан, так что не торопись жить, никуда твои приключения от тебя не денутся.