Гоблин, стр. 39

Небеса молчать не стали. Воздух содрогнулся, как от удара молнией. Только это была не молния, а непонятного происхождения яркий и тонкий луч, упавший, казалось, прямо со звезд.

Похоже, тарелке становится не до меня! С кем она там воюет? Мозг обожгло неприемлемое для быстрого осмысления прикосновение к какой-то великой тайне. И к страшной драме современного противостояния цивилизаций. О том, что могло бы стать со мной, попади шар или луч в проклятую «подстанцию», думать не хотелось…

Небесный противник выпустил еще один луч, но НЛО рывком отскочил в сторону на полсотни метров. И правильно сделал, потому что по нем ударили со всей силой неведомой инопланетной технологии! С поляны вверх взметнулся язык пламени.

Мимо!

— Ну, все! — рявкнул я решительно, подскакивая к люку.

Мгновение — и железная крышка со стуком отлетела наверх, освобождая жерло спуска. Руки схватились за жюмары, тело упало вниз и повисло в воздухе — я без особой нежности ослабил стопоры и быстро заскользил вниз.

Ба-бах! — грохотнуло над полем боя оружие сил высшего порядка.

Ноги коснулись земли, я упал набок, сразу вытаскивая из нагрудного кармана фонарик, затем на четвереньках отбежал в сторону, где прижался спиной к поддонам, и только сейчас вспомнил, что мой укорот остался лежать возле открытого люка!

— Идиот!

Не, ну вообще замечательно!

Знакомьтесь, товарищи, перед вами Юрий Вотяков — гений тактических действий! Какая выучка, какое самообладание! Жаль только, что автомат героического радиста лежит наверху, а дерринджер насторожен растяжкой. Хоть бы он не пальнул, хоть бы не разозлил там никого! А ножик-то есть? Я быстро охлопал карманы и вытащил большой «Викторинокс». Маньяки, говоришь? Какие маньяки, придурок, какой лес?! Вот где настоящий кошмар: другие цивилизации полосуют друг друга лазерами и плазмой у тебя над головой!

И все-таки без нормального оружия мне было очень и очень не по себе. Скрипя от злости и страха зубами, я медленно начал подниматься по веревкам, попеременно перемещая жюмары по веревкам. Добравшись до обреза люка, я чуть выглянул, увидел брезентовый ремень, рванул, и, схватив оружие, опять быстро ссыпался вниз.

Сидя у стены, я слушал резкое уханье и думал, что убежище у меня плохонькое, как ни крути. Разве выдержит составной бетон удар такого луча? Прошьет, как кумулятивной струей. Однако лучшего убежища у меня не было. В какой-то момент бой начал затихать. Я уже решил готовиться к выходу наружу, но тут раздался адский скрежещущий звук, словно кто-то водил вилкой по гигантской тарелке! Сжавшись в комок и закрыв уши, я покорно ждал своей участи.

Однако вдруг все стихло окончательно. Выждав минут десять, я наконец решился.

Поднялся. И что? Ничего.

Над лесом ярко светила луна. Поле чистое, лес не выщерблен падениями тяжелых стволов, не видно и огней пожара. Даже дымом не пахнет. Выходит, таинственный НЛО сумел удрать? Либо же он испарился в молекулы. Пожалуй, наверху было холодновато, но я этого почти не ощущал. Расстегнул и потряс полами куртки, пытаясь просушить тело от липкого пота, глубоко подышал. Безразлично посмотрел на темные сосны и вдруг понял, что больше я их не боюсь.

Кто-то хочет выйти? Ну, давайте, автомат наготове, раздумывать не буду.

Глупых не было.

— Эй, маньяки, как вам такое мочилово?!

Даже волки не завыли в ответ, стая уже далеко отсюда. Пошли рассказывать волчатам страшные сказки о летающих по небу каменных монстрах…

Мне же, чувствую, рассказать вернувшимся сталкерам будет нечего.

«Представляете, братцы, сначала из лесу полезли маньяки, потом серые волки, а потом вообще НЛО прилетел! Оказывается, безнадзорные инопланетяне не только над Землей шастают, но и над Платформами! И за это периодически получают по зубам от Смотрящих, чтобы не вмешивались в почти естественный ход развития новой цивилизации! Ужас что творилось! Лазеры, шаровые молнии, все трещало, гремело, сверкало — а я смотрел! Ну, потом спрятался ненадолго…»

И вот представляю картину: слушает Шамиль с пацанами рассказ человека с очевидной фобией, да еще чуть ли не крайней степени тяжести, и все они лишь кивают, уже планируя, как бы побыстрее доставить меня к Зенгерше.

«Да! Забыл сказать! Прикиньте, чуваки, я теперь от хилофобии излечился!»

Нет уж, лучше буду молчать до поры. И еще. Мне понадобится новый телескоп.

Я еще раз оглядел пустое поле и нетронутый лес, шагнул к «радиогнезду» и тут же остановился, заметив блеснувший на кровле кусочек металла. Посмотрев на ближайший угол, я не мог не заметить, что поврежденная сабля, как раз обращенная к тому месту, где висел НЛО, погнулась чуть сильней.

— Добавили, значит.

Подняв новую капельку, я положил ее в ладонь и добавил к ней первую. После чего чуть сжал кулак и встряхнул, слушая, как они позвякивают. Существенно, но не доказательно. Мало данных.

Знаете, что я первым делом сделаю, вернувшись в Башню? Заставлю молодого показать мне все записи своих астрономических наблюдений. Ведь здесь кто-то еще раньше наблюдал… Или собирался наблюдать. Либо же нам предлагают наблюдать, к чему-то подталкивают. С этой вышки, стоящей наверху странного бункера, очень хорошо видно полог окружающего площадку леса. Как и все, что летает над ней холодными осенними ночами.

Через час я почти полностью пришел в себя и оживил аппаратуру. Как оказалось, очень вовремя. Эйнар Дагссон не смог достучаться в радиорубку Форт-Росса: прохождению сигнала мешали высокие горы. А отсюда почти по прямой линии — удачный разрыв в хребтах. И то, что он мне сообщил, начисто вышибло все размышления о ночном происшествии. Сталкеров похитили, а Гоблин самостоятельно начал операцию по их освобождению. Что у него за план, и где теперь его искать, неясно.

Дальнейшее развитие событий было очевидным. Скоро здесь появится ошарашенный Бикмеев, который прикажет срочно собирать манатки. Теперь всем будет не до Северного Поста, с его странными и страшными обитателями.

А может, мне вообще все это примерещилось?

Накормил меня Шамиль лесными ягодками, будь они трижды неладны, вот и пошли галлюцинации. Может такое быть? Может. Заодно и в мозгу что-то поправилось. Так что будущим слушателям придется прикидывать — правду я рассказываю или нет.

ГЛАВА 7

СИЛА РУССКОГО ОРУЖИЯ

Дело было в Венгрии.

А попал я в эту замечательную страну стараниями сослуживца, одного из четырех мушкетеров, пригласившего нас, троих друзей-однополчан, в гости. Тогда, в 2006-м, мы как-то одновременно ринулись в мутные воды бизнеса, но по-настоящему дело наладилось только у одного. Пока мы неумело ковырялись то в Москве, то в Нижнем Новгороде, он как-то быстро и ловко рванул вверх, сбил приличный капитал и переселился в Будапешт.

К этому времени я уже успел прогореть в первый раз, а товарищи с походами в буржуи вообще завязали. Наш же иностранец процветал. Занимался он всем подряд, без каких-либо особых предпочтений, в нужный момент умело сворачивая туда, где пахло бабками. Удивительная чуйка у человека! Абсолютно все оставляло на его лапах жирный след: строительство и ритейл, консалтинг и гостиничное дело, а для души он еще и ресторатором заделался. Нормальный такой миллионер, я уже с большим трудом представлял его сидящим на месте мехвода БМД.

Пацан он правильный, нас пригласил за свой счет, встретил по-людски, со всей душой. Обосновались мы на будайской стороне столицы, поселившись в крутых люксах небольшого бутик-отеля, расположенного рядом с его домом. На троих — три огромных люкса, что не совсем удобно для пьянки, зато весь этаж был наш. В первый же день началось мое знакомство с венгерской кухней. Про шведский стол в гостинице сказать нечего, к венгерской кухне он не имел никакого отношения, а завтракали мы там день через три, потому что дружбан нас выхватывал и увозил навстречу приключениям.

Естественно, мы хотели отведать настоящей местной кулинарии, подозревая, что для приезжих существует щадящий режим, — ведь после первых двух ресторанов выяснилось, что классическая венгерская кухня не такая уж и острая. До этого я думал, что офигею от паприки, которую венгры добавляют очень щедро, есть такие блюда будет невозможно. Ничего подобного. Хочешь остренького? На столе всегда стоит острый перец, как соль в солонке, натурально атомный. Но он появился у венгров всего лишь двести лет назад, а вот черный, который я очень люблю, как-то не прижился, как мне показалось. Если перчить самому, то вкус блюда теряется, и нас сразу предупреждали об этом. Я, конечно, пробовал пару раз сыпануть, но больше не экспериментировал. Все приготовлено вполне гармонично, особой остроты не чувствуешь, грузинские и азербайджанские блюда острее.