Не королева (СИ), стр. 60

Прошло еще четыре дня. А, может, и нет. Отмерять время здесь было сложновато. Да я и не считала это необходимым. Подорванные созданием зелья нацаренуса магические силы постепенно восстанавливались. Правда, одновременно истощались силы физические. Пусть я, спасибо магии, не чувствовала ни голода, ни жажды, но последствий это не меняло. Голова кружилась от слабости так, что каждый шаг грозил падением. Я предпочла не рисковать и по своей камере не разгуливать. Оставалось лишь надеяться, что к тому моменту, как смогу полноценно воспользоваться магией, я все же еще буду пребывать в царстве живых.

Разнообразием мое времяпрепровождение не отличалось. Я либо спала, либо наблюдала за каменными змеями. Те ко мне уже привыкли и спокойно ворошились в углу, создав себе подобие гнезда из мелких булыжников. Вот ведь странно, даже такие кровожадные существа, да и не по воле природы появившиеся, собирались в подобия семей. Не думаю, что создавший их неизвестный ныне маг закладывал в них такую особенность. Для него явно важнее была их способность убивать. Ну просто Стиан многолетней давности.

Кстати, о Стиане. Я почему-то ждала, что он будет изредка наведываться, чтобы позлорадствовать, но он так ни разу не объявился. Наверное, уже вовсю строил свои козни в столице. Кто знает, быть может, Дарелл уже был мертв, и дело оставалось только за мной. Но я-то не собиралась доставлять Стиану такой радости. Пусть уж Книга Смерти посуществует пока без моего имени на своих страницах.

Странно, но теперь мысли о смерти Дарелла вообще меня не волновали. Равнодушие целиком завладело даже этой когда-то до боли острой темой. Оно и к лучшему. Глупо волноваться о том, кому нет до тебя никакого дела. Впрочем, я уже считала, что глупо волноваться о чем-либо вообще.

В очередной раз проснувшись утром, я поняла, что медлить больше нельзя. Если дожидаться большего прилива магии, то я просто уже буду не в состоянии встать. Того, что накопила, уже должно было хватить. Ну а если нет…второго шанса все равно не будет.

Пошатываясь, встала. Чтобы не упасть, приходилось держаться за стену. Пальцы увязали в толстом слое пыли и старой паутины, но меня это вообще не волновало. Каменные змеи даже перестали как обычно копошиться и наблюдали за мной. Не знаю, насколько разумными существами они являлись, так что, быть может, догадывались, что я задумала, и уже предвкушали в случае провала возможность, наконец, отведать моей крови.

Телепортация звена далась на удивление легко. Хотя я и чувствовала, что эта легкость — лишь видимость. В любом случае, лишившись одной из связующих частей, цепь перестала меня удерживать.

С громадным трудом я все же поднялась по лестнице. Первоначально я собиралась браться за саму дверь, но моих сил явно на такое не хватало. Решила обойтись только засовом. Вообще, конечно, очень опрометчиво было со стороны Стиана не предусмотреть заранее такую лазейку.

В свое время магистр Вингард рассказывал о грани для каждого мага. Что всегда есть предел. И если его переступить, зачерпнуть хоть на крохотную долю сил больше, чем у тебя есть, тем самым заимствовав их чуть ли не из своей души, это будет последнее использование магии. Вот и сейчас я чувствовала, что за освобождение мне придется заплатить именно такую цену.

Переместившийся засов загремел по ту сторону. Я из последних сил навалилась на кованый металл двери, и та с натяжным скрипом поддалась. Кое-как захлопнула ее за собой прежде, чем следом выбрались каменные змеи, которые, конечно же, почувствовали, что теперь я окончательно и бесповоротно магически пуста.

В окружающем мире опускались сумерки. Но несмотря на полумрак, сидящего на массивном булыжнике возле развалин Стиана, я увидела сразу.

— Я тебя уже заждался, — он усмехнулся. — Что ж ты так долго, Элина? Вот всегда знал, что в Западной гильдии не способны обучить достойного мага.

Он спрыгнул с камня и направился ко мне. С виду совсем невзрачная палка в его правой руке навеяла ассоциации с обломком чего-то. Я даже догадывалась чего. Древнего посоха.

Что ж, мне ведь в свое время жутко любопытно было посмотреть на действие боевой магии. И вот, пожалуйста, хоть перед смертью такая возможность представилась.

Часть вторая. Глава пятнадцатая

Хорошо хоть Стиан не мог знать, что я теперь бессильна, и по-прежнему считал, что пользуюсь защитной магией. Разуверять я его, само собой, не спешила. Да и слабость свою тщательно скрывала, хотя и чувствовала, что вот-вот ноги подкосятся, и я упаду. Глупо, конечно, с моей стороны было недооценить Стиана. Впрочем, долго гадать о содержании его замысла не пришлось.

Заметив мой взгляд, он не без иронии поинтересовался:

— Неужели знаешь, что это такое?

— Все-таки в Западной гильдии достаточно хорошо обучают, чтобы обломок посоха Севера можно было узнать мгновенно, — благо, мой голос звучал спокойно и подкашивающую слабость не выдавал. — Дай угадаю, Майра выкрала его из дворца.

— Все верно. Моей матушке хватило ума и дальновидности прихватить с собой столь милую вещицу, когда Алард ее изгнал. Вот прямо как чувствовала, что она мне пригодится.

— И ты не боишься?

— Чего? — Стиан едва не расхохотался.

— Последствий от использования посоха.

— Неужели я похож на того, кого волнует гнев богов? — с противной ухмылкой на лице Стиан остановился, не дойдя до меня нескольких шагов.

Я не стала озвучивать, на кого он похож. С потерей магии, которая все эти дни меня поддерживала, затяжной голод и жажда, спохватившись, норовили вот-вот отправить меня в бессознательное состояние. И, скорее всего, с последующим отбытием моей души к вышеупомянутым богам на поклон. Держалась я пока только чудом.

— Видишь ли, Элина, для своих потомков боги сделали маленькое такое исключение: использовать боевую магию можно, вот только убивать с ее помощью нельзя.

Стиан схватил край цепи, которая по-прежнему ограничивала мою свободу. Жаль, что еще в подземелье я не додумалась телепортировать еще несколько ее звеньев, чтобы окончательно руки освободить. Хотя тогда бы мне не хватило магии на дверь. Впрочем, учитывая планы Стиана, моя попытка побега в любом случае оказалась лишь бессмысленной тратой сил.

Чуть ли не волоком таща меня за собой вглубь развалин, он продолжал снисходительно просвещать:

— Обещано покарать всякого, кто боевой магией для убийства воспользуется. Но колдовать-то буду не я, а посох, — в его голосе сквозило столько самодовольства, что было ясно как день, Стиан до одури гордился своей «гениальностью».

— С защитной магией и посох Севера не справится, — как можно самоуверенней заявила я, едва не спотыкаясь о завал камней на чудом уцелевшей лестнице, по которой за цепь Стиан тянул меня куда-то на самый верх полуразвалившейся башни.

— Ну что ты, Элина, я же не идиот, чтобы на тебя драгоценную силу посоха расходовать, — он засмеялся. — Ты, моя милая, и без моей помощи к богам отправишься. Если не сегодня, так через неделю или месяц. Пусть голодную смерть и можно отсрочить с помощью магии, но избежать нельзя. Но одну добрую услугу ты мне оказать все же успеешь. Из тебя получилась такая замечательная приманка, что мой любимый братец примчится сюда непременно. Вот тут-то мне посох и пригодится.

— Не примчится, и не надейся. Тут ты просчитался.

Если честно, мне было уже все равно, кто и куда примчится. Возражала, скорее, по инерции.

— О, чуть не забыл рассказать тебе самое забавное, — Стиан ухмыльнулся. — У меня есть для тебя замечательная новость! Видишь, какой я добрый, хоть перед смертью тебя порадую. Так вот, когда тебя мой человек из дворца увез, разъяренный Дарелл, конечно же, приказал найти сбежавшую без его позволения жену. А найти никак не получалось. Ведь поехала вроде как в Северное графство, но по пути бесследно исчезла. И что ты думаешь, братец мой сразу все свою ярость растерял, настолько за тебя испугался. Вот уж честно, не ожидал, что что-то у него к тебе еще осталось внушением не уничтоженное. И тогда меня посетила гениальнейшая мысль! Знаешь, что я сделал?