Не королева (СИ), стр. 46

— Ну так что, Элина, — вкрадчиво прошептал Стиан, скользя пальцами по моим обнаженным плечам, — как ты можешь мне помешать?

Окружающий мир заволокло пеленой темноты. Теперь я не только не могла пошевелиться, но и ничего не видела. Да и способность осязать все больше притуплялась. Хорошо, хоть слышала еще нормально. Но это не особо утешало. Даже мысль, что теперь мне из этой темноты не выкарабкаться, ведь рядом Хедды не будет, пугала не так сильно, как всевластие Стиана. Кажется, он за подбородок приподнял мое лицо, намереваясь поцеловать. Из-за притупленных чувств я не была уверена. Но, видимо, не ошиблась, судя по дальнейшему развитию событий.

Упорно несдающийся слух в то же мгновение донес звук открывшейся двери и яростный голос Дарелла. Слов я, к сожалению, не осознала. Но судя по зашкаливающему в интонации гневу, он застал нас в довольно красноречивый момент. Тут же в ответ раздалось что-то оправдательно-заискивающее в исполнении Стиана. Не сомневаюсь, нечто вроде «Я не виноват! Это все Элина!». Ну да, конечно же, накинулась на него бедного с поцелуями, а он и отбиться не смог. Надеюсь, все-таки он не успел меня поцеловать, а то совсем уж обидно было бы умереть, не отправив его за эту подлость в мир иной. Впрочем, ничего поделать я в любом случае не могла. Учитывая, что при появлении Дарелла Стиан тут же меня отпустил, я, потеряв опору, просто-напросто безжизненной куклой осела на пол. Хотя, может, перевалилась за перила и уже летела вниз навстречу булыжникам мостовой. Кто знает. Лично я уж точно не была уверена, жива я до сих пор или нет.

Часть вторая. Глава девятая

К счастью или к сожалению, но я все-таки не умерла. Хотя вопрос моей живучести явно был сомнительным, учитывая, что чудесного спасения не предвиделось. Наверное, все-таки сказалось овладение своими магическими способностями, потому что сознание активно боролось с накатывающей тьмой. Упрямо и без толку. Единственное, чего я все-таки смогла добиться, это возвращение способностей слышать и осязать.

Слух еще не настолько восстановился, чтобы разбирать слова, но понять, что вокруг происходит, я все-таки более-менее смогла. А происходила вокруг, судя по всему, суета. Незнакомые обеспокоенные голоса как-то терялись на фоне голоса Дарелла, который резко и как-то даже нервно раздавал какие-то приказы. Его я слышала настолько хорошо, будто он находился ко мне ближе всех. Да и его тепло настырно пробивалось сквозь навалившееся бесчувствие, и я мгновенно догадалась, что он меня держит на руках и куда-то несет. Наверное, на радостях сразу хоронить.

Мои ожидания сырой могилы не оправдались, Дарелл положил меня на что-то мягкое. Скорее всего, на кровать. Незнакомые голоса о чем-то немного виновато бормотали. Судя по едва уловимому запаху трав, который я распознала, невнятные речи принадлежали целителям. Видимо, те каялись, что в сознание меня не привести. Их причитания оборвал какой-то краткий приказ Дарелла. Послышались удаляющиеся шаги, звук закрывшейся двери и тишина. Видимо, все дружно ушли праздновать мою скорую смерть.

Хотя нет, как выяснилось, не все. Кто-то нервно ходил по комнате. Я даже почему-то была уверена, что это Дарелл. Мрачно подумала, что он просто-напросто ждет, когда я перестану дышать, и уже тогда со спокойным сердцем будет радоваться долгожданному избавлению от меня.

Его шаги затихли совсем близко, кровать едва уловимо шелохнулась. Видимо, он сел на край. Буквально через мгновение я почувствовала, как он медленно провел пальцами по моей правой щеке, что-то при этом устало прошептав. Вот если бы я могла, то взвыла бы от досады, что его слов не разобрала. Сама не знаю, почему мне казалось таким важным это узнать. Быть может, потому, что в его голосе мне неуловимо почудилось прежнее тепло. Я, конечно, понимала, что это лишь самообман, но просто до безумия хотелось в это поверить.

Дальнейшее вообще моментально выгнало все мысли из моей головы. Дарелл лег рядом со мной, ощутимо сжав ладонями мои виски. Последнее, что я почувствовала, это как его лоб коснулся моего. И все. Мое сознание снова провалилось. Но на этот раз не в темноту, а в такие свои глубины, где царствовало нечто иное, уж точно не мой теперешний разум…

…Разве есть на свете что-то прекраснее, чем тишина и спокойствие? Блаженно улыбаясь и обняв колени, я сидела на маленьком диванчике в нашей садовой беседке и наслаждалась покоем. Откуда-то пришла уверенность, что больше никто не сможет мне мешать: не станут разыскивать и отсчитывать за очередной погром родители, не нагрянет с капризными высказываниями Улла — никто и никогда больше сюда не войдет. Беседка превратилась в маленькое, спрятанное от всех королевство. И я, конечно же, была его королевой. Пусть у меня не было короны и подданных, но ведь не это главное. Что-то другое делает королеву королевой. Мне казалось, что я вот-вот пойму, что именно, но почему-то мысли об этом казались тяжеловесными и в окружающую меня идиллию не вписывались. Словно вообще пришли откуда-то издалека и старательно пытались нарушить гармонию моего маленького спрятанного ото всех мира.

— Я не королева. Не королева, — испуганно прошептала я, мгновенно отказавшись от иллюзии в пользу столь драгоценного покоя.

И снова нахлынуло спокойствие. С умиротворенной улыбкой я огляделась по сторонам. Свечка на столе была совсем маленькой, но ее свет уверено разгонял полумрак. Я знала, что она никогда не догорит. Как и не закончатся никогда книги, лежащие аккуратной стопкой на краю столешницы. И я буду читать в свое удовольствие одну за другой. Быть может, даже смогу чему-нибудь сама научиться. Ведь еще пара месяцев, и можно будет уже отправлять прошение в Западную гильдию. А там, если повезет и меня примут, и до осени рукой подать. От одной этой мысли я мечтательно зажмурилась. Я стану магом! Непременно стану! Как все-таки здорово, когда находишь свою главную цель в жизни.

Я уже собралась взять в руки лежащую сверху книгу, когда появился он. Он не вошел в дверь и не возник как привидение из воздуха, просто я вдруг осознала, что уже не одна. И насколько естественным мне до этого казалось одиночество, настолько же естественным стало его присутствие рядом. Он не был похож на златокудрых рыцарей из книг. В его волосах терялась темнота, а серые глаза старательно пытались походить на лед.

— Зачем? — удивилась я.

— Что зачем? — очень знакомым голосом спросил он.

— Зачем ты так делаешь, — пояснила я. — Так старательно пытаешься спрятать в себе что-то светлое, будто боишься, что кто-то заметит.

— Мне нечего больше прятать, — спокойно возразил он.

— Ты думаешь, что смог это в себе растоптать? — я не сводила с него глаз. Почему-то безумно нравилось на него смотреть. Исходящая от него сила веяла спокойствием и самоуверенностью. Такими, наверное, должны быть короли.

— Я не хочу об этом говорить, — отрезал он тоном, не терпящим возражений. Похоже, он привык раздавать приказы. Подтверждая мои мысли, тут же потребовал:

— Пойдем.

— Нет, — я покачала головой, — если хочешь, уходи, но я останусь здесь.

— Почему? — он смотрел на меня так пристально, словно хотел заглянуть в мои мысли.

— Там, снаружи, плохо. И ты не защитишь меня от холода и боли.

— Каждый получает то, что заслужил, — в его голосе отчетливо слышалась злость.

Я не удержалась от улыбки. Все-таки, какой он забавный, верит в такие нелепости.

— И ты пришел за мной сюда, чтобы я покинула это спокойствие и получила по каким-то одному тебе известным заслугам?

Он вздохнул, устало потер глаза.

— Элина, я не собираюсь тебе мстить за что-либо, тебе нечего бояться.

— Тогда зачем ты пришел? — мне казалось очень важным это узнать.

— Затем, что мне не нужна твоя смерть, — он снова начал раздражаться.

— Но и моя жизнь тебе тоже не нужна, ведь так? — я печально улыбнулась и покачала головой. — Я останусь здесь.

— Я тебя здесь не оставлю, — упрямо возразил он.