Трафарет вечности (СИ), стр. 8

    Один из островов гордо парил в самом центре необъятной пещеры. Его вершину, будто срезанную невероятных размеров ножом, венчал ажурный обсидиановый замок.

    В галереях, переходах, коридорах, покоях замка звучала музыка, раздавались веселые голоса, звуки песен, смех. В бальной зале, где из кварцевых окон в кованных переплетах рениевых рам, виднелись бескрайние просторы подземного мира, развлекалась огромная роскошно наряженная толпа в костюмах драконов, птиц, фениксов, саламандр, грифонов, вампиров и демонических сущностей.

    Прогремел гонг и все собрание, как одно существо, повернулось к массивным двойным дверям, на одной створке которых был изображен дракон, а на другой - феникс.

    Громовой голос пророкотал на весь замок:

    - Леди Айланда, Госпожа Дома Огня! Лорд Фьод, Господин Дома Огня!

    Двери медленно открылись, и в зал вступила монаршая пара.

    В полном, если бы не музыка, безмолвии все смотрели на входящих в зал.  Федор, в черных, украшенных золотом, одеяниях, шел, держа под руку молодую женщину редкостной красоты. Ее рыжие волосы, уложенные в сложную прическу, идеально гармонировали с алым платьем, отделанным розовым жемчугом и кораллами. Как только они вошли, все кавалеры склонились в низком поклоне, а дамы присели в реверансе.

    Федор, рука об руку со спутницей прошли вдоль замершей при их приближении толпы и подошли к паре, неприметно стоящей у окна. Они стратегически  расположились между колонной и окном, в безнадежной попытке скрыться от пристальных взглядов многочисленных присутствующих. Эта пара действительно приковывала взгляды. Мужчина и женщина, стоявшие за колонной так, что бы привлекать как можно меньше внимания, явно смутились от столь высокой чести, так неожиданно им оказанной и склонились в изящных, каждый на свой лад, строго предписываемыми этикетом, поклонах.

    Высокий мужчина с яркими нефритовыми глазами и волосами цвета спелых колосьев, наряженный в серо-черный камзол без украшений, совершено в них и не нуждался. Высокий, статный, он излучал силу и величие. Молодая женщина, стоявшая рядом с ним, явно была его сестрой - такие же зеленые глаза, овал лица, чуть вздернутый нос... Волосы, впрочем, были не золотистыми, а по здешней моде, ярко рыжими, и слегка вились. На ней было изумрудного цвета платье, отделанное серебряными кружевами, а в прическе красовалась живая алая роза.

    Федор повернулся, с почтением обратившись к своей спутнице:

    - Матушка, позвольте представить Виктора, лорда дома Опалового Сияния, и его сестру Анну, драконов.

    Виктор и Анна, весьма смущенные таким пристальным вниманием к своим особам, вновь почтительно поклонились Айланде.

    - Как вы устроились, Виктор? Хорошо ли вас принимают в Хьяульсунмире?

    Виктор приложил руку к сердцу и проникновенно сказал:

    - Мы не смели и надеяться на столь теплый прием, Старейшая.

    Айланда улыбнулась и переключила свое внимание на Анну:

    - Как вы находите наши наряды, Анна?

    - Восхитительными, Старейшая, - улыбнулась Анна.

    Правительница самого богатого и одного из самых влиятельных Домов Подземного мира уж наверняка оценила «скромные» наряды Анны и Виктора, стоившие не менее боевого скакуна каждый.

    Айланда улыбнулась и кивнула:

    - Развлекайтесь, дети.

    Виктор и Анна поклонились Айланде в третий раз. Правительница повернулась к сыну и спросила:

    - Ты танцуешь с... Анной, сын? - запнувшись перед именем минуту назад представленной ей девицы.

    Федор, что в этом мире был назван Фьодом, кивнул и улыбнулся:

    - Да, мама, три танца.

    Айланда прикрыла веки в знак своего согласия с тем, что таким, якобы незначительным, гостям, оказываются такие почести.

    - Я всегда рада друзьям моего сына.

    Госпожа Дома Огня величественно кивнула и, не дожидаясь очередного поклона, повернулась, чтобы прошествовать к своему законному месту - Пасти Фафнира - трону, что подарил своей внучке сам великий Дракон.

    Трон был сделан в виде раскрытой пасти огромного дракона, с подушками для сиденья между зубов. Федор подвел Айланду к нему, она уселась на алые подушки, почти полностью слившись с ними. Федор подозревал, что такое сочетание цветов было подобранно специально, но комментировать эту мысль вслух не стал.

    Музыка зазвучала громче. Федор церемонно поклонился матери и, дождавшись ответного кивка и небрежного жеста рукой, отошел от трона, подойдя к молодой брюнетке, что стояла в нескольких шагах от него.

    Федор совершенно обыденно обнял ее за талию и поцеловал в щеку. Подобная вольность была воспринята всеми как должное, никто в зале даже не повел бровью. Федор, между тем, смеясь, что-то рассказывал изящной даме, она заинтересованно кивала, затем кивнула еще один раз, с чем-то соглашаясь. Федор взял даму под руку и подвел к Виктору и Анне.

    - Виктор, Анна, знакомьтесь. Это - моя тетушка Мирель.

    Он отвесил даме изысканный поклон:

    - Душевно рад, леди Мирель.

    Анна улыбнулась:

    - Такая честь для меня, Старейшая...

    Мирель таинственно улыбнулась:

    - Я всегда рада друзьям моего племянника.

    Федор протянул руку и вложил руку своей тетушки в ладонь Виктора:

    - Прошу Вас, Виктор, идти вперед. Начните первую фигуру танца. Мы с Анной последуем за Вами.

    Виктор галантно поклонился и взял леди Мирель под руку. Федор взял за руку Анну, и поцеловал ей пальцы.

    Шепотом, который услышала половина бального зала, он сказал:

    - Мы еще пойдем первой фигурой... В другом танце...

    Но, насладиться танцем с красавицей Анной, ему в этом сне не было дано - зазвонил будильник и Федор очнулся от грез. Вздохнув, он начал собираться на работу - сегодня у него была лекция для второго курса лечфака.

Глава 3.

    Медицинский институт жил своей, совершенно обыденной жизнью. Толпы студентов хаотически перемещались по коридорам и аудиториям, что-то обсуждали, о чем-то спорили, в чем-то соглашались друг с другом. Все было как всегда. В одной из больших аудиторий, способных вместить весь поток, студенты, как и везде, готовились к лекции. Правда, почти все девушки в этой аудитории  вместо того, чтобы читать конспекты, смотрелись в зеркала своих пудрениц, а юноши изо всех сил старались выглядеть строже и солиднее. Прозвенел звонок. Все были готовы к лекции, абсолютно все на своих местах, в полной тишине. В аудиторию вошел доктор Беляев.