Пожарные Панема (СИ), стр. 1

— Лейтенант Мелларк, всю команду ждут в вашем кабинете, — явно недовольная тем, что из нее сделали секретаршу, сообщает Джоанна и гордо удаляется вглубь пожарной станции, призывно качая бедрами.

— Уфф, ну и горячая штучка! — присвистывает новичок, раздевая взглядом удаляющуюся девушку, впрочем, как и сам лейтенант. Пит уже имел неосторожность быть услышанным со схожим высказыванием, за что в свое время получил от Джоанны развернутые комментарии, из которых узнал точные координаты «своего места».

Блондин качает головой, лениво поднимаясь с любимого дивана в комнате отдыха и направляется к месту сбора. Едва он переступает порог родного кабинета, как дверь за ним захлопывается со звуком, не предвещающим ничего хорошего.

— Ну наконец-то вы явились! — резкий цокот каблучков обрывается и мэр Тринкет, замерев, поворачивается к команде. В комнате еще три экипажа и парамедики, а так же неизвестный им мужчина, развалившийся в кресле начальника за ее спиной.

Она окидывает всех строгим взглядом из-под густо накрашенных ресниц и хлопает ладонями по толстенной папке, лежащей на столе.

— Господа, думаю Вы знаете зачем я собрала вас сегодня! В свете проводимых в стране реформ, мною получено распоряжение провести проверку эффективности работ служб и оптимизировать их, оставив только лучших…

— А полицию вы тоже будете трясти? — интересуется Джоанна, подпиравшая стену в дальнем углу.

— Полиция, в отличие от вас, работает! — свирепо посмотрев, отрезала мэр, — поэтому до конца года мне нужно решить, какие десять пожарных частей по результатам работы будут закрыты. Для улучшения показателей капитаном пожарной части номер 12 назначается Хеймитч Эбернети. Прошу, — она делает легкое представляющее движение рукой и плавно, словно скользит, отходит в сторону.

— Ну что ж ребятки, — начал новоявленный начальник, окинув тяжелым безучастным взглядом подчиненных, даже не поднявшись с места, — постараемся выжить!

— Неужели предлагаете начать заниматься поджогами? — насмешливо спрашивает кто-то из толпы, облаченной в форму.

— Для начала научитесь работать с жителями города, — взгляд становится мрачным и, чуть потянувшись вперед, он вытаскивает из папки первый попавшийся лист, — вот, например, Гейл Хоторн, — остальные экипажи в едином порыве расступились, открывая для обзора высокого темноволосого парня, — оскорбление и неуважение, — пробежав глазами сообщает он, — некоей мисс Андерси.

— Кого? — недоуменно возмущается Гейл.

— Хозяйка пряничного домика, — подсказывает Финник.

— Точно ведьма.

— Сержант Хоторн, нельзя называть женщину ведьмой, даже если она таковой является! — выразительно изогнув бровь, напоминает начальник.

— Капитан Эбернети! — возмущенно восклицает мисс Тринкет.

— Никоим образом не хотел задеть ваших чувств, мадам мэр, — улыбка же капитана говорит о прямо противоположных мыслях.

***

Утро первого летнего дня Гейл Хоторн провел на тополе. Нет, то был не ракетный комплекс Тополь-М дальнего поражения, а старое дерево, мирно росшее во дворе миленького маленького домика, который Финник, останавливаясь у подъездной дорожки двадцать минут назад, окрестил Пряничным.

Распластавшись на ветке и вцепившись в заднюю лапу упрямого черного кота, Гейл пытался стащить не понимающее, что его спасают, животное, вонзившееся в ветку всеми когтями, а для верности еще и зубами, ни в какую не желая покидать свой наблюдательный пункт, как бы не увещевала его хозяйка, суетившаяся на земле. Спаситель тоже не отставал, обещая все блага мира, за то, что эта «мохнатая зараза» спустится.

Остальные пожарные, столпившиеся у машины, не были так милосердны, но и их подшучивания не возымели должного эффекта. Ни на кота, ни на коллегу.

— Я тебя на котлеты пущу! — искренне пообещал Гейл, все-таки изловчившись схватить кота за шкирку. Животное попыталось извернуться и вцепиться в запястье спасителя зубами, вот только удача не была на его стороне. Форма пожарных была призвана защищать от чего угодно и пока кот прибывал в шоке, брюнет дернул его на себя. Что-то хрустнуло и, оглашая округу шелестящей листвой, диким мявканьем и невразумительной руганью, вся эта конструкция, ощетинившаяся тонкими ветками и когтями, рухнула на аккуратно подстриженный газон.

— Лаки! — взвизгнула блондиночка и, схватив кота, тут же прижала его к себе. Издевательски сверкнув зелеными глазами, животное заурчало и радостно распласталось на маленькой мягкой груди, наслаждаясь поглаживаниями и воркованиями. Покажи он язык никто бы не удивился.

— Вот так всегда! — проворчал Гейл, пялясь в голубое небо.

— Говорил тебе, давай лестницу выдвинем, — нависает над ним Мелларк.

— Ради чего, ради этих двух метров? — Ткнув пальцем в небосвод, интересуется Хоторн. Высота и правда была небольшой, если бы это исчадие ада не упиралось, он достал бы его с садового стула. Ну хорошо, стола.

Пит устало покачал головой. Ему было не понять, что два метра — это мало. Тем временем его коллега с трудом сел, боль в спине тут же пересчитала все кости и мышцы, даже те, о существовании которых он предполагал, но не был уверен. Кажется, все было цело, за исключением пары сотен нервных клеток, которые, как известно, не восстанавливаются. Гейл громко выдохнул и поднялся с земли, отряхивая темные брюки от прилипшей листвы.

— Так хозяйка пряничного домика ушла, может и мы поедем? — интересуется вечно счастливый Финник, щурясь на солнце.

— Одэйр, ты вообще в курсе, что хозяйка такого домика — ведьма? — потирая себе ладонью загривок, поморщился Гейл.

За спиной деликатно кашлянули, он обернулся и никого не увидел. Повторный звук убедил его наклонить голову. Светловолосая хозяйка адского кота, едва достававшая ему до груди, вскинув голову хмурила брови и метала голубыми глазами молнии.

— Как там Локки? — решает смягчить ситуацию Гейл.

— Его зовут Лаки, — прищурившись, строгим голосом поправляет его девушка.

— Даже спорить не буду, — собеседник усмехается, припомнив, как уютно устроившись транспортировалась зверюга в дом.

— Мисс, не обращайте на него внимания, — словно из воздуха материализуется между ними Финник, — мой коллега сильно ударился головой.

— Даже спорить не буду, — ядовито обещает незнакомка и, потеряв всякий интерес к Гейлу, обращается к Финнику: — это вам, большое спасибо, — и вручает коробку из которой аппетитно пахнет земляникой.

Резкий треск рации из машины извещает, что их присутствие срочно требуется в другом месте и хочется надеяться, что там ничего серьезного.

***

— Вот видите, не оскорблял я ее! — не унимается Хоторн.

— И все равно вы должны принести извинения, и постарайтесь, чтобы дама осталась удовлетворена, — Эбернети тянется за следующим документом, — О, лейтенант Мелларк…. Нарушение общественного порядка. Так такой пример вы подаете, будучи старшим?

Пит чувствует как нервно задергался левый глаз, а на щеках выступили алые пятна при виде злополучного рапорта, с прикрепленной, в качестве вещественного доказательства, фотографией с места событий.

— Может вы хотя бы фото прикроете? — откашлявшись, выдавил из себя Пит под многочисленные смешки, раздавшиеся за спиной.

***

Окончание рабочей смены Пит вместе с коллегами решил отметить в баре у Тэма, весельчака и балагура, когда-то тоже мечтавшего о карьере пожарного, но судьба распорядилась иначе, подарив в качестве отдушины небольшой уютный паб в центре Капитолия.

Пиво в тот вечер лилось рекой: темное и светлое, половина из которого щедро разливалась по высоким кружкам самим хозяином со словами «от души»! Любая попытка парня расплатиться, жестко пресекалась усатым мужчиной в годах с чуть посеребренными висками и добрыми глазами, требуя взамен выпивке рассказать байки с последних рабочих вызовов, коих у ребят имелось такое количество, что бесплатный алкоголь был обеспечен на ближайшие пару лет.

Что делать молодому парню в расцвете сил после тяжелой недели и отменной выпивки? Конечно, искать женщину, чтобы скрасить остаток ночи волшебной мелодией страсти, разойдясь на утро как в море корабли. Как говорится, «вижу цель — не вижу препятствий». С этой мыслью Пит лихорадочно скользил взглядом по толпе весело отдыхающей молодежи, пока не встретился с точно такими же ищущими глазами стального оттенка, принадлежавшими потрясающей брюнетке в короткой мини юбке и чулках в крупную сетку.