Похищенная (ЛП), стр. 4

Руки Мака надавили на ее бедра, эрекция толкнулась вверх. Он растягивал ее стеночки, и ее бедра желали отозваться на это движение, но Изабель не отрывалась от соска Мака. Твердый комочек напрягся, выступая под ласками ее языка, но вместо того чтобы полизать его, она мягко всосала его в рот.

— Изабель, — напряженно прошептал Мак, и Изабель ощутила, как он содрогнулся под ней.

Он старался не шевелиться, старался позволить ее губам делать свою работу, но его бедра содрогались в крошечных хаотичных толчках. Изабель томно скользнула языком по тугому комочку и была вознаграждена прерывистым вздохом, сорвавшимся с его губ. Его таз начал медленные круговые движения, замирая, начиная вновь и опять замирая — движения на грани контроля, невообразимо чувственные. Ее собственные бедра пытались насадиться на него, но внутренности сжались вокруг его восставшей плоти, и Изабель коснулась губами другого соска.

Все тело Мака напряглось в предвкушении, точеные мышцы взбугрились, пальцы впились в ее бедра. Изабель накрыла обнаженную вершинку губами, лаская ее и чувствуя, как затвердевают ее собственные соски от того, что плоть Мака конвульсивно содрогнулась в ней. Она застонала, не отпуская жесткий сосок, дразня его языком и легонько прикусывая зубами.

Движения Мака вновь плавно возобновились, одновременно с гортанным стоном в его груди. Его руки надавили на ее бедра, спина начала ритмично выгибаться над постелью, и этот звук, вибрировавший в груди под ее губами, медленно поднялся к горлу. Чем громче он стонал, тем сильнее ее зубы дразнили его набухший сосок. Чем выше он выгибал спину, тем ниже опускались его бедра и руки насаживали Изабель на его ствол. Лишь плечи Мака оставались на кровати, тело Изабель полностью опустилось на его ноющую грудь, а грудная клетка продолжала вздыматься. Он жестко тянул свой сосок, напряжение становилось почти невыносимым, и его стон превратился в мучительный крик. Изабель растянулась на нем, прикусывая все сильнее, успокаивая языком, снова и снова, пока наконец Мак не закричал и не отстранился.

Он вскинулся под ней всем телом, и лишь его руки не дали Изабель улететь на другой конец комнаты. Его массивная эрекция вонзалась в нее, он бешено вминался внутрь. Изголовье кровати громко билось о стену, ритмично ударяясь об нее всякий раз, когда его спина вжималась в матрас, а бедра вколачивались в нее. Изабель раскачивалась над ним, стараясь сохранить контакт, хотя каждое проникновение подбрасывало ее еще выше. Он наполнял ее до боли и позволял упасть. Он вонзался в нее и осаживал обратно. Его великолепное безудержное тело сокращалось волнообразными движениями, которые поднимали их обоих над кроватью.

Изабель хотела вжаться в него, чувствуя, как пульсация ее сладкого местечка становится сокрушительнее, ее бедра раскачивались на нем. Снова и снова воздух вырывался из ее легких прерывистыми вздохами, пока Мак вколачивался в нее снизу. Ее грудь вздымалась от хриплых неровных вздохов. И когда она уже подумала, что этим первобытным толчкам не будет конца, Мак сел, и Изабель тут же очутилась в другой позиции. Она уперлась руками в кровать позади себя, а Мак встал на колени и жестко привлек ее бедра к себе.

***

Когда Мак насадил Изабель на свои бедра, он одновременно толкнулся ей навстречу. Все ее тело завибрировало от такого соединения, и она быстро оперлась локтями на кровать, запрокинув голову. Взрыв лихорадочных толчков завладел ее бедрами, ее гибкое тело извивалось под ним. Оливковая кожа окрасилась румянцем возбуждения, идеальные холмики ее грудей с розовыми сосками раскачивались от толчков, грудь вздымалась в таком же тяжелом ритме, что и его собственная. Его разбухшая плоть погружалась в нее, пока Мак продолжал крепко удерживать ее бедра и жестко насаживать ее на себя. Изабель жалобно захныкала, и сильная дрожь прошлась по всему ее телу. Ее тело как будто переливалось, невероятно плоский животик извивался и сокращался. Мак снова вколачивался в нее, глубоко пронзая ее членом, и на мгновение даже усомнился в своем зрении.

Но глядя на ее животик и крепче толкаясь бедрами, он повыше приподнял пах. Бедра Изабель оторвались от кровати, все тело высоко выгнулось, и Мак увидел в ней собственный член.

— Да, — прошипел он.

Он прижал одну ладонь к бугорку на ее животе, и тело Изабель выгнулось под ним. Его рука скользнула между кремовыми изгибами ее содрогающихся бедер, и Мак почувствовал свой член.

Его оргазм взорвался внутри нее.

Под давлением его собственной ладони его напряженный ствол неконтролируемо разбух, и ослепительная разрядка заставила его закричать от мук экстаза. Оргазм Изабель тут же стиснул его плоть, ее стенки сжали ствол, извивание переросло в череду конвульсий, раскачивавших их тела. Его член пролился внутри нее, бешено сокращаясь раз за разом. Его руки сдавили ее узкую талию, крепко прижимая к себе, и все тело Изабель сильно сотрясалось, она закричала. Ее оргазм волнами прокатывался по его члену, и Мак мог лишь проливаться в нее. Их хриплые прерывистые крики заполнили воздух, тела распаляли друг друга, Изабель стискивала его, а он затвердевал, повторяя цикл.

Она безжалостно выдоила его до последней капли, и Мак склонился над ней, изгибая свое тело так, чтобы вторить дуге ее тела, прижимая ее к себе и усаживая на свои лодыжки. Постепенно его бедра начали сами собой двигаться, и мучительные вздохи Изабель сообщили ему, что она почти истощена. Судороги постепенно стихли, как и ослепительный экстаз, накрывший его. Наконец, Мак ослабил хватку на талии Изабель и опустил ее на кровать. Ее грудь раздувалась как меха, и он невольно посмотрел на то место, где видел себя, но потом рухнул рядом с ней на кровать.

Подушки очутились у их ног, но ни один из них не пошевелился.

— Я люблю тебя, Мак, — прошептала Изабель, хотя ее дыхание все еще оставалось прерывистым и хриплым. Мак открыл глаза и повернул голову к ней, но ее глаза оставались закрытыми, она не шевелилась. — И я знаю, что ты любишь меня. Знаю… — ее голос дрогнул, из уголка глаза скатилась слезинка. Изабель сделала глубокий вдох. — Видение…

— Изабель, — тихо сказал Мак, мгновенно разворачиваясь к ней и прижимая ее к груди. — Забудь о видении. Завтра мы поедем к Бену, — он помедлил, чувствуя, как живот сдавило узлом. — Потому что я действительно тебя люблю.

Когда ее руки обвились вокруг него, и Изабель зарылась лицом в его грудь, Мак почувствовал ее кивок, поглаживая ее волосы.

Вот как все пришло к этому, подумал он. Я должен достаточно сильно любить ее, чтобы рискнуть ее потерять.

Глава 3

Прентисс приехал ни свет, ни заря, встав с первыми лучами солнца, потому что на нанесение грима на все тело требовалось полтора часа. И ожидание оказалось недолгим, потому что она была там — Изабель.

Она вошла через главные двойные стеклянные двери, зеленое платье всколыхнулось от порыва воздуха. Похоже, с ней был тот же агент, хотя сложно было сказать. Они все выглядели так одинаково в своих консервативных костюмах. Прентисс широко улыбнулся. Копы тоже выглядели одинаково. Все видели только униформу. Агент и Изабель прошли мимо него, даже не взглянув.

Сегодня будет день Х.

Прентисс последовал за ними, держась на расстоянии нескольких шагов, пухлый конверт был зажат под рукой. Молодая мать с ребенком в коляске присоединилась к процессии прямо перед ним. Очевидно, все они направлялись к лифту. Добравшись до места, они присоединились к группе уже ожидающих. Как всегда, в здании Федерального Бюро был напряженный денек.

Стоя с краю, Прентисс видел Изабель в профиль. Она надела подходящие перчатки, и он заметил, как она вцепилась в руку агента. Между ними что-то было? Прентисс склонил голову, как раз когда лифт громко звякнул.

Когда последние приехавшие на лифте вышли в коридор, Прентисс жестом пригласил мать и ребенка пройти вперед и быстро последовал за ними. Он хотел быть в задней части лифта. Хоть он повернулся лицом к двери и увидел, как заходит Изабель, он опустил взгляд в пол, чтобы она не видела его лицо.