Похищенная (ЛП), стр. 13

— Шаг назад, — заорал агент, и Прентисс видел, что он держит пистолет наготове, а его бег замедлился до шага. Прентисс при виде этого едва не подпрыгнул и не побежал, но потом замер, прикованный к месту. Пистолет был направлен на него, но к счастью он находился позади Изабель, которая обмякла на стуле, и таким образом Прентиссу пришлось присесть. — Я сказал, шаг назад, — крикнул агент, все еще приближаясь.

Прентисс быстро покрутил головой в разные стороны, но вокруг были лишь пустые камеры, коридор перед ним и тупик позади.

Он в ловушке.

Но скорчившись за стулом и посмотрев на запястья Изабель, прикованные наручниками к стулу, он невольно подумал о самом напряженном, изумительном и прекрасном моменте его жизни. Он посмотрел на агента, который держал пистолет обеими руками, медленно приближаясь.

Погодите. Я его знаю. Это должен быть Мак.

Прентисс выглянул на него из-за плеча Изабель.

Он не может стрелять, потому что она находится на линии выстрела.

— Отойди от нее, — крикнул Мак.

Погоди, погоди, погоди, подумал Прентисс, успокаиваясь. Кто здесь актер?

Прентисс медленно поднес руку к кобуре, расстегнул ее и вытащил свое оружие. Встав, он навел его на Изабель.

— Бросай пистолет, — приказал он твердым и решительным голосом.

Мак резко остановился примерно в шести метрах от него. Прентисс улыбнулся его быстрой реакции и осознал, что усы отклеиваются из-за пота, ручьями стекавшего по нему. Он прижал усы на место, не отрывая взгляда от Мака и выжидая, что еще он сделает. Прентисс не мог похвастаться богатым опытом в театре импровизаций, но кое-что он умел. Просто это не было его любимым.

— Бросай оружие, — повторил Прентисс, в этот раз громче. И чтобы подчеркнуть свои слова, он приставил пистолет к виску Изабель и надавил. — Бросай, или она получит пулю!

Изабель застонала в ответ, и Прентисс не знал, что было тому причиной — она сама или сцена, которую он разыгрывал, но Мак поднял пистолет в воздух, свесив его с одного пальца.

— Как скажешь, — произнес Мак. — Ты здесь главный.

Прентисс невольно улыбнулся, хотя усы едва держались.

— Бросай пистолет, — приказал Прентисс.

Мак медленно подчинился. Он опускался ниже, пока не дотянулся до пола, и положил оружие с тихим стуком. Прямо у своей ноги. Потом он встал.

Он держит меня за идиота?

Прентисс посмотрел направо.

— Пни его в ту камеру, — приказал он.

Хоть и не сразу, но Мак сделал, как ему сказано. Пистолет с громким стуком прокатился по бетонному полу и перелетел через порог.

Прентисс навел дуло пистолета прямо на грудь мужчины и вышел из-за Изабель.

Как интересно все складывалось.

***

Мак? подумала Изабель.

Голоса доносились так смутно.

Это ты?

Боже, как она устала. Так легко было бы просто уснуть.

Серая дымка видения рассеивалась медленно, но тут что-то прижалось к ее виску, и боль на самом деле помогла.

— Как скажешь, — произнес Мак. — Ты здесь главный.

Изабель попыталась покачать головой, но та казалась слишком тяжелой. И хоть она медленно приподняла свинцовые веки, она едва могла видеть свои колени сквозь дымку. Потом видения начали складываться воедино: Прентисс с его матерью, его жертвы, его работа в действии, еще больше жертв, его приготовления, все его костюмы.

— Брось пистолет, — сказал Прентисс.

Пистолет, устало подумала Изабель. Что-то насчет пистолета.

Но что?

Она снова попыталась покачать головой.

Я не могу думать.

— Пни его в ту камеру, — сказал Прентисс.

Но услышав стук пистолета по полу, Изабель вспомнила.

***

Если только его не ранят, у Мака имелся шанс спасти Изабель — если только его не ранят. Подкрепление должно быть уже неподалеку.

Хамелеон верен себе. Униформа копа производила впечатление. Как и абсолютно иной образ.

Мак напряженно всматривался в Изабель. Она была жива, но едва дышала.

— В камеру, — сказал Хамелеон, махая пистолетом и указывая им туда.

Мак бросил взгляд в ту сторону и осознал, что Изабель пошевелилась. Она медленно подняла голову, но ее отрешенный расфокусированный взгляд говорил о том, что она его не видит.

— Пистолет фальшивка, — выдохнула она и снова уронила голову.

Хамелеон резко взглянул на нее, а потом обратно на Мака. Выражение его лица выдавало все: злость, удивление и страх.

Когда он поднял пистолет, чтобы ударить им Изабель, Мак кинулся на него. Адреналин усиливался яростью, и Мак за мгновение ока преодолел разделявшее их расстояние.

— Дерьмо, — начал мужчина как раз в тот момент, когда Мак налетел на него, подставив подножку.

Они рухнули на землю, фальшивый глок улетел дальше по коридору, когда воздух вырвался из легких Хамелеона резким хрипом. Мак тут же впечатал свой кулак в лицо мужчины и ощутил резонанс второго удара, когда затылок мужчины врезался в пол. Следующий удар пришелся Хамелеону по голове, и кровь брызнула из его носа каскадом, запятнавшим грудь Мака. Встав, Мак схватил его за грудки униформы и поднял на ноги. Затем так крепко вмазал кулаком ему в живот, что ноги Хамелеона оторвались от земли. А потом он сделал это еще раз. И еще раз.

Ярость бушевала в нем, Мак схватил Хамелеона за горло и вжал его в решетки. Хоть его глаза уже начинали закатываться, Мак все равно усилил хватку. С окровавленных губ Хамелеона сорвался булькающий звук, усы повисли с уголка рта, и Мак сжал руки еще крепче, ударяя мужчину о решетку и заставляя вибрирующий металл грохотать. Но как только глаза Хамелеона закрылись, Мак знал, что должен остановиться — но не для того, чтобы спасти жизнь этого мужчину. Хамелеон должен страдать, а не умереть. Мак медленно разжал хватку, и Хамелеон осел на пол безвольной кучей.

Мак метнулся к Изабель, но сделал лишь один короткий шаг. Наручники. Он быстро согнулся над телом Хамелеона, повалил его на бок и расстегнул отдел для наручников на ремне. Ключи выскользнули наружу, и Мак подхватил их.

В считанные секунды он оказался перед стулом.

— Изабель? — произнес он, отпирая наручники, которые удерживали ее лодыжки, но ответа не последовало. Он заглянул в ее лицо — ее голова низко свесилась, глаза оставались закрытыми. Встав, Мак бережно поднял ее голову, отвел плечи назад и помог ей сесть прямо, чтобы расстегнуть оковы на запястьях. На яремной вене прощупывался частый, но слабый пульс, дыхание было прерывистым. Мак уже собирался опустить ее голову, как ее глаза медленно приоткрылись. Пересохшие губы начали складываться в улыбку.

— Я знала, — прошептала она пересохшим ртом. — Я знала, что ты придешь.

Но как только эти слова сорвались с ее губ, слабая улыбка исчезла, и глаза вновь закрылись.

Мак отпустил ее голову, обошел стул, добрался до наручников и помедлил. Ее левое запястье опухло и кровоточило, и на ней не было перчаток. В нем снова взревела ярость, и расстегивая наручники, Мак посмотрел на неподвижное тело Хамелеона. Может, ему не стоило ждать возможности выпустить свою злобу. Но как только руки Изабель оказались на свободе, Мак позволил наручникам и ключам упасть на пол. Снаружи он слышал вой приближавшихся сирен. Осторожно не касаясь ее рук, он переложил их на колени Изабель и подхватил ее на руки.

Баюкая на груди ее обмякшее тело, Мак поднял ее так, чтобы ее грудь покоилась на его плече. Он опустил голову и прижался щекой к ее лицу. Затем закрыл глаза от ощущения мягкости ее кожи.

— Изабель, — прошептал Мак, и на мгновение весь остальной мир исчез. — Я тебя нашел, — пробормотал он, чувствуя, как его затапливает облегчение. Он сделал глубокий вдох, крепче обнял ее и позволил себе медленно выдохнуть. — Я тебя нашел, — прошептал он.

Глава 11

Прентисс подобрался ближе, когда его мать подтолкнула его сзади.