Похищенная (ЛП), стр. 1

Хейзел Хантер

Похищенная

Информация о переводе:

Перевод: Rosland (https://vk.com/vmrosland)

Русификация обложки: Rosland

Глава 1

Изабель никогда не видела Мака таким злым, и уж тем более с Беном.

— Я подумал об этом, — процедил Мак, тяжелым взглядом глядя поверх полированного деревянного стола Бена. — И я говорю «нет».

Звонок от Бенисио Оливоса, заместителя директора ФБР и руководителя штаба Бюро в Лос-Анджелесе, стал сюрпризом для Мака, но совершенно шокировал Изабель. Вопреки тому, что они с Маком помогли спасти его дочь от серийного убийцы, известного как Хамелеон, Бен ясно дал понять, что думает об экстрасенсах.

— Может, у Изабель есть свое мнение, — парировал Бен и перевел взгляд на нее.

Когда позвонила секретарша Бена и попросила о встрече с ними обоими, Изабель предположила, что их вызывают из-за их отношений. Специальный агент Гэвин «Мак» МакМиллан работал на ФБР как профайлер, а она как экстрасенс, и это делало их странным рабочим союзом. Но речь шла не о той работе, которую подразумевало ФБР. Это были их личные отношения.

Изабель посмотрела на строгий профиль Мака, выступающий сильный подбородок, густые темные и коротко подстриженные волосы. Даже под костюмом и рубашкой с длинным рукавом она видела контуры его тела, теперь жесткого и напряженного.

Они пришли сюда готовыми обсудить с Беном их отношения, но наставник и друг Мака не хотел говорить о них — он хотел говорить о ней.

Изабель открыла рот, чтобы ответить, но Мак ее перебил.

— Бен, говорю тебе, — произнес Мак, его челюсти напряглись. — Это ни к чему не приведет. Изабель не станет наживкой для Хамелеона.

Наживкой, сказала Изабель. Все звучало куда более разумно, когда Бен использовал слово «приманка».

— Ты сам сказал, — произнес Бен, откидываясь в кресле. — Изабель — его ИТЖ. С самого начала он увлекся ею. Сначала он требует, чтобы ее вернули в одно дело, потом требует ее участия в другом. И теперь на месте преступления он оставляет клочок бумаги с ее именем.

Изабель знала, что Мак включил ее видение со стетоскопа в свой отчет, но Бен не придавал этому значения. Хамелеон оставил его с сообщением, которое могла увидеть только она. Когда его последняя жертва коснулась стетоскопа, Хамелеон сказал молодой девушке, что Изабель будет следующей. Он нацелился на нее.

— Прошу прощения, — вмешалась Изабель. — ИТЖ?

— Идеальный тип жертвы, — ответил Бен. — Брюнетка, миниатюрная, привлекательная, — он помедлил. — Как Эсме.

Сходство между жертвами, включая Эсме, дочь Бена, не ускользнуло от Изабель.

Идеальный тип жертвы.

Изабель кивнула.

— Я не говорю, что риска не существует, — сказал ей Бен. — Ты должна идти на это с пониманием риска.

Она видела его последнюю идеальную жертву — ее бескровное лицо и таращившиеся глаза. Изабель чувствовала ее боль и безграничный ужас в видении со стетоскопа. Если кто и знал, что существует риск, так это Изабель. Даже сейчас ей хватало мысленно вернуться на несколько дней назад к той кошмарной сцене, чтобы ощутить смесь тошноты и ужаса.

Но она также видела, как Бен и Анита страдали из-за похищения дочери. Изабель знала, что всем семьям идеальных жертв приходилось справляться с горем и потерей, неважно, как давно пропали их любимые.

И Хамелеон знает мое имя. Сколько времени у него уйдет на мои поиски?

Мак резко встал.

— Прекрати, Бен, — прорычал Мак. — Я же сказал «нет».

— Но я говорю «да», — сказала Изабель, поднимая на него взгляд. — Я должна.

***

Мак ошеломленно уставился на Изабель.

Этого не может быть.

Его руки немедленно сжались в кулаки.

— Изабель, — тихо произнес он, и предостерегающий тон его голоса был всего в шаге от ярости.

— Прислушайся к ней, — сказал Бен.

Мак резко развернулся к нему. Из всех людей на свете Бен должен был понимать! Он даже был знаком с Линн! Мак не мог поверить, что Бен просил его о таком.

— Наведи порядок в своей голове, — сказал ему Бен, пока кровь Мака грохотала в ушах. — Не я должен был до этого додуматься. Это должен был быть ты.

Мак моргнул, как будто его ударила молния.

— Додуматься до чего? — спросил Мак, тщательно контролируя свой голос, но едва-едва не срываясь. — До какой-то сырой идеи? До какого-то тупого плана сдаться убийце?

Лицо Бена приобрело более темный оттенок красного.

— Наведи порядок в своей гребаной голове, Мак, — громко сказал он. — С того самого момента, как ты рассказал мне о своих отношениях с Изабель, я наблюдал за тобой. Ты не работаешь в полную силу. Твои мысли еле-еле связаны с работой. Если ты настаиваешь на том, чтобы остаться в Лос-Анджелесе и не возвращаться в Куантико, тогда я предлагаю придерживаться плана. И побыстрее.

Мак холодно улыбнулся ему.

— Ты командуешь расследованием, Бен? — спросил Мак. — Вот в чем все дело? Ты берешь контроль над делом?

Лицо Бена исказилось от злости, и он шевельнул ногами, как будто собирался встать, но потом, видимо, передумал.

— Ты знаешь, что дело не в этом, — ответил Бен. Он помедлил и посмотрел Маку прямо в глаза. — Думаю, мы оба знаем, в чем здесь дело.

Вот оно, подумал Мак. Он с таким же успехом мог сказать это вслух. Все дело в Линн.

Мак быстро взял Изабель за руку в перчатке и поставил на ноги.

— Я не могу подвергать Изабель такой опасности, — сказал Мак, возвращая взгляд Бена. — Как и ты не можешь рисковать Эсме, — он позволил этим словам повиснуть в воздухе. Эсме была единственной, кто мог свидетельствовать против Хамелеона, и они оба это знали. Им обоим было что терять. — Разговор окончен.

***

Прентисс бегло окинул себя взглядом в зеркало в ванной, но предусмотрительно не стал мыть руки. Иначе смоется грим с тела.

Как бы это выглядело? Латиноамериканец с белыми руками.

Этот странный образ едва не заставил его расхохотаться в голос. Поправив тяжелый черный рабочий ремень, он проверил усы — густые, черные и надежно приклеенные. Они идеально подходили к его покрашенным волосам, и теперь он носил новую стрижку. Он решил отказаться от парика в этот раз. Ощущение волос, подстриженных на военный лад, помогало ему вжиться в роль. Он был офицером Феликсом Агиляром, патрульным. Он быстро подмигнул себе, поднял пухлый конверт и повернулся к выходу.

Костюм и бутафория быстро сошлись воедино. Полицейская униформа появилась из магазина для взрослых в двух кварталах от его квартиры. Ему все равно пришлось пробраться в «Наряды для Фетиша» — вывеску, висевшую в секции одежды. Наручники появились оттуда же.

Медленно прохаживаясь по широкому коридору седьмого этажа Бюро, он принял развязный вид, но не слишком. Он расправил грудь, встал прямо и открыто смотрел людям в глаза. Он был копом. Это люди должны беспокоиться из-за него, а не наоборот.

Найти сержанта Диксона и директора ФБР Оливоса было несложно. Ему всего лишь понадобилось собрать статьи из лос-анджелесских газет. Он все равно собирал их для своего альбома с вырезками, но они оказались крайне полезными, когда дело дошло до поисков Изабель. Он видел Диксона буквально вчера. Сержант числился в штате участка, который охранял это здание в Вествуде. Диксон был одет не в униформу, но Прентисс видел его в новостях, когда тот отталкивал репортеров от дома последней жертвы. Директора Оливоса он заметил пару дней назад, узнав его по телепередаче о похищении Эсме.

Прентисс поджал губы в тонкую линию, а пальцы стиснули широкий ремень.

Эсме. Убийство, которое испоганила экстрасенс Изабель де Грей. Он прищурился. Она заплатит.