Ты одна такая (СИ), стр. 19

загрузка...

Что-то зашуршало, потом звук вылетающей пробки, отчего в горле мгновенно пересохло, и как только Саша закончил булькать в бокалы, наступила тишина.

— Маленькая, повернись.

Я, все еще улыбаясь, обернулась, но то что я увидела…

Голый мужчина стоял на одном колене, в одной руке держал цветы, с которых капала вода, а в другой, протянутой, маленькая коробочка…

— Насть, выходи за меня! — гордо произнесло это голое чудо, а я не знала. то ли заплакать от чувств, которые сейчас поднялись в моей душе, то ли засмеяться от этой картины, представляя, как мы смотримся сейчас со стороны.

— Ты хорошо подумал? — волнение и радость в душе кипели, — Я же нервы тебе все испорчу, Саш…

— Порть! Вот всю жизнь порть! — он поднялся, кладя букет на пол, и теперь коробочка с аккуратным колечком была у меня перед носом.

— Тебе не кажется, что это рановато… — вот сейчас я испугалась, сама не знаю чего. Я ведь никогда не думала об этом…

— Нет! — он сам достал кольцо, и, не дожидаясь моего ответа, надел мне на палец, — Никуда ты от меня уже не денешься, поняла? — коробочка была откинута, меня крепко прижали к себе, и я снова пустила дурацкую слезу… Истеричкой стану с этим мужчиной…

— И я люблю тебя, придурок ты мой, — сама уже сжала его со всей силы, чувствуя себя самой счастливой женщиной на Земле!

Я хочу ему верить, я буду ему верить, и буду сасм стараться никогда не потерять своё чудо…

А потом была яркая ночь любви, когда души открыты друг перед другом, и нет никаких тайн, когда высока взлетаешь, и возвращаться хочется только за руку с любимым человекоим…

Эпилог. Чуть больше года спустя

Саша

Я поднимался на лифте, притоптывая ногой, желая поскорей оказаться в номере. Но как назло, лифт останавливался на каждом этаже. Вот же…

Мы с Настей не виделись практически полдня, и я по ней невероятно соскучился! Моей девочке захотелось в спа-салон, и пока она там кайфовала, я сходил на тренировку, пото поплавал в бассейне, а между этим еще и слонялся по отелю.

Мы, наконец-то, вдвоем поехали в наш первый отпуск, отдохнуть на свежем воздухе, покупаться в море, вот только мы тут уже четыря дня, а днем на море и не были. Настя придумала нам чудо-программу по всем экскурсиям, и я конечно повелся. Спорить с этой женщиной невозможно, да и честно, не было такого желания. Лишь бы она улыбалась!

Вообще я безумно счастлив, что тогда не дал задний ход, и ни разу не пожалел об упущенной холостяцкой жизни. Ведь эта девушка каждый день вносит солнце в мою душу, за что я ей благодарен. Да, она ворчит, да, иногда бывает жутко упрямой. Но разве это не делает жизнь насыщенней и интересней?

— Котенок, я пришел, — закрыв дверь, я развернулся, и обалдел…

Я видел только ноги, длинные ноги из аппетитных полупопий, которые лишь чуть-чуть прикрывала пышная юбка горничной. Сглотнул ком в горле.

— Солнышко, со мной опасно играть в такие игры, — сказал хриплым голосом.

Солнышко поднялось и повернулось, показывая мне, что корсет, который на ней одет, ни черта не скрывает! Грудь наружу!

— Женщина! В постель! — она лишь приподняла бровь, и продолжила стирать несуществующую пыль, так же изгибаясь…

Боже… я в раю…

В несколько шагов дошел до развратной женщины, и прижался своим пахом ей прямо между булочек. Она повернулась, и продолжала свою работу теперь со мной.

— Да, я очень грязный, вы поможете мне? — решил присоединиться к её игре.

Она, резко опустилась, и одним движением сняла с меня шорты. Ну, нет, хочу в постель! Подняв жену, подхвативл на руки, и акуратно положил на кровать, избавляясь от болтающих шорт и трусов. Если я прямо сейчас не войду в нее, то просто кончу только от ее вида.

— Не положено, хозяин, — тонюсеньким голоском сказала она, и попыталась меня отпихнить, а я замер.

— Ты плохо себя чувствуешь? Тебе врач звонил? Наверное, не нужно, да? — ведь если не положено, значит, что-то случилось.

И зачем она напялила этот корсет?

— Сашка! Я беременная, а не больная! И я играю с тобой, глупый мужчина! — она смеялась, а я выдохнул.

Всего месяц, как мы узнали, что беременны, но мне уже порой сносит крышу. Об этом мне уже сказали все.

— Ты кого назвала глупым, девочка моя? За это я тебя сейчас накажу, ох накажу…

Загрузка...