Революция консерваторов. Война миров, стр. 4

Доклад Бянима был процитирован в очень хорошей статье, которую по материалам исследования Всемирной продовольственной программы ООН написал журналист Петр Орехин, она опубликована на сайте Газета. ru[4]. Оказывается, если оценивать еду по самому справедливому критерию – количеству рабочих часов, которые необходимо потратить, чтобы заработать на простейшую похлебку и кусок хлеба, – то выясняется, что она стала безумно дорогой. Особенно в регионах, охваченных войной.

Статья меня, честно говоря, реально удивила. Цитирую: «По данным Всемирной продовольственной программы ООН, самая простая еда обходится жителям бедных стран значительно дороже, чем гражданам богатых государств». Понимаю, что вы сейчас возмутитесь и скажете: да ну, чушь полная! И будете абсолютно правы, если речь идет об абсолютных значениях. А если пересчитать на процент к доходу? Тогда выясняется, что разница может достигать 100 и более раз.

«Неравенство признано в настоящее время одним из самых главных тормозов экономического развития. При этом средний класс даже в развитых странах живет все хуже». Для иллюстрации предлагается провести некоторые подсчеты по такой необычной методе. Скажем, принято считать, что Швейцария – очень дорогая страна. А теперь давайте сравним. Обычная миска еды в африканском государстве Малави стоит гораздо больше, чем в Давосе, если измерять стоимость еды в процентах от среднего ежедневного дохода человека. Так посчитала Всемирная продовольственная программа ООН: «В исследованиях «Данные по горячему питанию» отмечается, что жители в развивающихся странах могут платить в 100 раз больше, чем жители богатых стран, за тарелку простой пищи».

Возьмем для примера миску тушеной фасоли – питательное блюдо, популярное в разных регионах и культурах. В Швейцарии она будет стоить 0,88 швейцарского франка – менее доллара. Отлично! Это составляет 0,41 процента от ежедневного дохода среднего швейцарца. Но в Малави за эту миску фасоли надо будет заплатить уже 41 процент ежедневного дохода. В пересчете на заработок среднего швейцарца элементарная миска фасоли обойдется почти в 87 швейцарских франков – порядка 78 долларов. То есть, как и говорилось, в 100 раз больше, чем фактическая стоимость этой еды в Швейцарии. А например, в Дейр-эз-Зоре, где уже долгое время идут бои, стоимость миски тушеной фасоли будет превышать весь дневной доход жителя и составит приблизительно эквивалент 250 долларов.

Однако ситуация вовсе не так плоха, как может показаться на первый взгляд. Да, численность среднего класса падает, но самые бедные стали жить чуть лучше. По данным Всемирного банка, число людей, живущих в крайней бедности, в 2013 году составляло 767 миллионов человек, то есть почти 11 процентов мирового населения, тогда как в 1990 году за чертой бедности жили 35 процентов населения земного шара – 1,85 миллиарда человек. Что такое крайняя бедность? Это менее чем два доллара в день, если быть точным – доллар и 90 центов. В пересчете на российскую валюту получается меньше 120 рублей в день, если считать по условному курсу 60 рублей за доллар.

Напротив, численность среднего класса, по подсчетам директора-распорядителя Международного валютного фонда Кристин Лагард, выросла с семи до 13 процентов. А теперь я вам задам вопрос: как вы считаете, средний класс – это сколько в денежном выражении? Сразу отвечу: по мнению Кристин Лагард, к среднему классу относятся люди, чей доход составляет от 10 до 20 долларов в день. То есть нижняя граница среднего класса – это 300 долларов в месяц. Иначе говоря, если в месяц вы получаете от 18 до 36 тысяч рублей, то можете считать себя средним классом. Вам не кажется, что это очень заниженная оценка?

Иначе говоря, теперь средним классом стали называть то, что, вежливо говоря, раньше бы так называть постыдились – то есть размыли понятие среднего класса. Ну что ж, хитрость понятна – если не получается выправить ситуацию, значит, надо с терминами поработать.

Любопытно, что эти мониторинговые данные появились ровно через 100 лет после всем известных событий, которые произошли у нас в стране. Конечно, это простое совпадение. Но ведь еще незадолго до этого всем казалось, что ситуация совершенно изменилась, что люди живут по-другому, что экономика работает иначе. И вдруг такая неприятность!

Мы помним, что 100 лет назад, в начале XX века, во всем мире существовал колоссальный запрос на справедливость. В этот момент вообще произошел крах всего мироустройства – после Первой мировой войны во всей Европе рухнули императорские династии, исчезла Австро-Венгрия, де-факто изменилась Италия, совсем другим государством стала Германия. И конечно, произошла революция в России. Вот этот запрос на социальную справедливость, глубинные людские порывы и чаяния, все это мятущееся осознание несправедливости истории со временем привело к возникновению целого огромного социалистического сектора. Впоследствии, правда, он тоже трансформировался, составлявшие его страны пошли очень разными путями, причем большинство из них вернулись в русло капиталистического развития и примкнули к процессам всеобщей либерализации и демократизации.

И вот проходит 100 лет. И вдруг мы говорим: «Ну и где? Где ваша хваленая справедливость, что дала ваша хваленая демократия? Де-факто вы восстановили монаршье управление, только теперь монархи не наследственные, а элитарные. И аристократия как правила, так и правит, но теперь она не родовая, а финансовая». Иными словами, неравенство, которое порождает несчастье – потому что именно осознание неравенства наиболее губительно влияет на человеческую психику, – отнюдь не становится меньше.

Именно этот кризис либеральной идеи привел к тому, что в Соединенных Штатах Америки неожиданно для многих победил Трамп. Здесь сыграли свою роль как технологические моменты, так и глубокие идеологические разногласия с либеральным курсом.

Относительно личности Трампа хочу сразу пояснить одну важную вещь. Давайте не будем наивными – Трамп никакой не «простой соседский парень» или «парень из народа». Американская политическая конструкция уже довольно давно выстроена таким образом, что, несмотря на все громкие крики о демократии, человеку с улицы президентские выборы выиграть нет никакой возможности. Система существующих по факту финансовых и административных фильтров такова, что никакой несистемный оппонент, а еще, не дай бог, без денег, пробраться наверх не сумеет при всем желании.

Трамп, конечно, плоть от плоти политической элиты США – просто другого ее фланга, консервативного. Он всегда любил играть в политику и всегда имел прекрасные отношения с политиками. Но при этом предпочитал относиться к политике как бизнесмен. Поэтому довольно забавно было слушать некоторых аналитиков, которые считали, что сейчас, придя к власти, Трамп будет покорно выполнять все установки, которые ему будут давать мудрые обитатели Вашингтона. Но знаете, не для этого 70-летний человек вкладывает такие бешеные деньги в свою предвыборную кампанию! Теперь он себя чувствует как мальчик в магазине игрушек и собирается играть до последнего.

Хотя, конечно, ему тяжело. Мы видим, как система с ним борется и делает все, чтобы его президентство стало как можно более коротким и как можно более несчастливым. Но это не наша война, а внутреннее дело Соединенных Штатов, вот пусть они этим и занимаются. Замечу, что, кто бы что себе ни предполагал, России по большому счету не надо ждать от Трампа ничего хорошего. Вообще ни от кого ничего хорошего ждать не надо. Надо быть прагматиками и реалистами, спокойно воспринимать жизнь, понимать, чего мы хотим, и не тешить себя пустыми иллюзиями. Для нас сейчас гораздо важнее понять, почему же Дональда Трампа услышали, а Хилари Клинтон – нет. Почему прислушались к, казалось бы, странным консервативным идеям, давно признанным либеральной общественностью устаревшими, загнившими и не имеющими права на жизнь?

Выбор человека

Главная особенность консервативных идей заключается в том, что они базируются на естественном представлении о человеке, о котором в последние десятилетия мы так старались забыть, а не отказывают человеку в праве быть самим собой. В самом деле, какой посыл дает человеку либеральная идея? «Ты – венец творения! Ты – центр Вселенной! Ты можешь быть кем хочешь!» Но ведь жизнь ему говорит иное. Человек, конечно, может сколько угодно считать себя центром Вселенной, однако он, как ни печально, по-прежнему весьма далек от совершенства и крайне ограничен в своих возможностях – как особенностями своего пола, так и тем, что он реально собой представляет как homo sapiens. Поэтому все, что говорят либералы, звучит прекрасно, но выводы получаются ужасающие.