Пряный поцелуй, стр. 21

Как Лина отнесется к его предложению? Этот вопрос мучил Марка с той минуты, как он вышел из ее квартиры. Примет его помощь? Или опять оттолкнет?

Когда Дженни сказала, что Лина выходит замуж, он не поверил. Лина не из тех, кто, имея жениха, переспит с первым встречным. Конечно же, Марк — далеко не первый встречный, но Лина-то — точно не из тех…

Поэтому на следующий день он опять позвонил в Гамбург. Дженни вдруг ему обрадовалась. И под большим секретом поведала ужасную историю о компаньоне и женихе, который, по мнению Дженни, шантажирует ее подругу. Марк тут же решил помочь.

Вне зависимости от того, любит ли его еще Лина или нет. Он ее любит. Этого достаточно.

Марка разбудил телефонный звонок, и портье сообщил, что мистера Блума в холле ждет госпожа Рудольфс. Итак, сейчас он получит ответ.

Чтобы избежать двусмысленности, он не стал приглашать Лину к себе в номер. Он встретился с ней внизу в баре, где в такую рань, кроме бармена, не было ни души. Только рыбки неторопливо плавали в аквариуме.

Лина заказала минералку, и Марк последовал ее примеру. Это его успокоило. Что бы ни собиралась сказать Лина, она сообщит ему взвешенное и обдуманное решение. На трезвую голову.

Она зачем-то протянула ему через стол маленький черный диктофон.

— Я хочу, чтобы ты это прослушал.

— Что здесь?

— Мой разговор с бывшим компаньоном. Он был одержим идеей жениться на мне… — Лина запнулась, приподняв бровь. Она же поклялась не произносить при Марке слово «жениться»!

Он не удержался от кривой ухмылки, тоже вспомнив их встречу в Лондоне.

— Дирк, можно сказать, приставил мне нож к горлу. Потребовал вернуть кредит. Якобы чтобы между нами не стояли деньги. И одновременно химичил со счетами моей фирмы.

— У тебя не осталось другого выхода, кроме как выйти за него замуж.

Лина посмотрела на Марка с благодарностью.

— Наверное, в его жизни я единственная женщина, которая была к нему равнодушной, невзирая на его капиталы. И Дирк не вынес этого. Я сказала, что верну деньги, как только у меня будет достаточно средств. Ты знаешь, что это означает?

Он скрестил на груди руки и откинулся на спинку стула.

— Тем самым судьбу своей фирмы ты вручаешь мне.

— В Лондоне ты утверждал, что согласен на мне жениться, только если я откажусь от фирмы. Я готова на это пойти.

Он растерянно провел руками по лицу.

— Ты так сильно меня любишь?

Она почувствовала, что на глазах закипают слезы. Но Лина не желала плакать. Ей требовалась ясность.

— Я была убеждена, что фирма — главное в моей жизни. Но я ошибалась. Как бы то ни было, жить без тебя я не хочу.

Марк сорвался со стула, обогнул столик и вдруг упал перед ней на колени.

— Лина, любимая. Я так виноват, я так мучил тебя. Я идиот. Полный кретин.

Он протянул руки и поцеловал ее.

— Лина, я боюсь заводить семью. Мои родители расстались, когда я был совсем маленьким. И мое детство кончилось, когда отец нас бросил. Я слишком хорошо знаю, как страдала тогда мама.

— Мы не обязаны жениться, Марк, если ты этого не…

— Нет, мы поженимся! — энергично перебил он. — Лина Рудольфс, я прошу тебя, твою фирму и что еще там есть у тебя, выйти за меня замуж. Ты будешь любить меня вечно, я могу надеяться?

Лина заулыбалась. В его глазах опять запрыгали озорные искорени, которые очаровали ее с первой встречи. Она нагнулась к нему и поцеловала в губы. Щедро и страстно. И так долго, насколько у обоих хватило воздуха в легких.

— Но я выйду за тебя только при одном условии.

— ???

— Что до конца моей жизни ты будешь кормить меня черничными тортиками!

Марк вскочил и подхватил Лину на руки.

— Наконец-то дельное и доступное моему пониманию условие! И вполне осуществимое!

Бармен, который все это время потихоньку наблюдал за ранними гостями, вытащил из холодильника бутылку лучшего шампанского и наполнил два бокала. Потом налил и третий, для себя — «Дом Периньон» не грех выпить даже на работе, и даже с утра. Что-что, а уж людей-то он знал хорошо и был готов поклясться, что у этих голубков есть повод праздновать, так что они без проблем оплатят всю бутылку. А там, глядишь, и одной покажется мало…

Эпилог

В районе гамбургского порта открылся ресторан для одиноких людей. Назывался он «Будь моею». И это оказалось вовсе не старомодное заведеньице с девочками, желающими раскрутить холостяка, а эксклюзивный ресторан, претендующий на солидный имидж с изысканной атмосферой. Здесь одинокие люди обретали возможность найти спутника жизни, который разделял бы с ними хотя бы одну страсть — любовь к вкусной еде.

В последние дни пресса только и делала, что рекламировала новый ресторан. Так что в день открытия перед дверями «Будь моею» выстроилась очередь, конец которой терялся где-то в соседних переулках.

— Почему мы не двигаемся с места? — поинтересовалась симпатичная молодая особа у мужчины, который стоял впереди нее.

— Вон, никак хозяева не нацелуются, — с улыбкой ответил тот. И с интересом посмотрел на собеседницу. Может, стоит взять с ней один столик на двоих?

— Тебе не кажется, что пора открывать? — Лина хватала ртом воздух, высвобождаясь из объятий Марка. Он дотронулся до нее внезапно, когда она шла с ключами к входной двери. И так — весь год, после того как они стали жить вместе: любое прикосновение заканчивалось хотя бы поцелуем. — Эти фонари над входом светят не хуже прожекторов.

— Да пусть все смотрят, — зашептал ей в ухо Марк. Между прочим, от его губ пахло черникой… — Мы ведь лучший пример того, как притягиваются противоположности.

— А по-моему, мы из одного теста, милый. Знаешь, если бы еще год назад мне сказали, что однажды я стану управлять собственным рестораном… До сих пор не могу поверить!

— Это не обязательно, — сказал он, и опять его руки оказались на спине Лины, а его уста слились с ее устами.

Экспедиторская фирма процветала, а ресторан позволил закрепить достигнутый успех. И самое главное, теперь Лина работала бок о бок с мужем, которого любила всем сердцем. Так, как научили ее родители.

Она оторвалась от его губ, счастливо улыбнулась и чуть подтолкнула Марка.

— Посерьезнее, дорогой. Люди снаружи тоже хотят, наконец, влюбиться, как мы. Давай открывать.

— Как скажешь. — Он подмигнул и погрозил ей пальцем.

Глаза Марка лучились любовью. Лина — его муза и финансовый директор в одном лице. И прежде всего — жена, которую он любит всем сердцем и будет любить вечно.

Пряный поцелуй - i_001.jpg

Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.