Касающаяся (ЛП), стр. 8

Но приблизившись к краю толпы, Мак понял, что она движется. Операторы и репортеры двигались параллельно с ним по тротуару, и с изумлением он осознал, что перед ними — Изабель.

— Что? — пробормотал он.

Она все-таки гналась за популярностью в медиа?

Но чем ближе он подбирался, тем яснее видел, что она движется очень быстро. Собственно, они ее преследовали. Когда Изабель приблизилась к углу, Мак надавил на газ, вывернул руль и поставил машину на пути толпы. Оставив двигатель на холостом ходу, он выскочил из машины. Изабель, оглядывавшаяся назад, налетела прямо на его руки и закричала.

— Это я, — быстро сказал он. — Изабель, это Мак.

Хоть на ее лице отразилось узнавание, больше времени ни на что не оставалось. Быстро, пока их не прижало стремительной атакой, Мак обхватил ее руками, обвел вокруг машины и одним гладким движением открыл дверь на пассажирское место.

— Осторожно, береги голову, — сказал он, запихивая Изабель внутрь.

— Так ФБР использует экстрасенсов? — крикнул голос из-за ослепляющего света.

— Где Эсме Оливос? Вы ее видели в хрустальном шаре? — заорал кто-то другой.

Супер.

Мак протолкнулся мимо нескольких людей, которые закряхтели в ответ.

— Она экстрасенс или нет? — потребовал высокий латиноамериканец, вставший перед ним и ткнувший микрофон в лицо Мака.

Мак отпихнул его обратно, едва не ударив мужчину по губам. Отшатнувшись, репортер столкнулся с толпой позади, и давление нарастающей толчеи на мгновение ослабло. Мак быстро метнулся к водительской двери, распахнул ее и закрыл за собой. Он заблокировал замки. Быстро взглянув в зеркало заднего вида, он убедился, что никого не убьет, а потом развернул машину и дал полный газ. Визг шин заставил людей почти нырнуть в укрытие, и через несколько секунд вся толпа осталась позади. Мак с визгом завернул за другой угол, прежде чем наконец-то замедлился. Потом он остановился.

— Где ваша машина? — спросил он громче, чем намеревался — адреналин все еще бушевал в нем.

— Машина? — переспросила Изабель так же слишком громким голосом.

Ее руки в перчатках стискивали ручку автомобиля так, будто она цеплялась за спасательный круг. Ее безумный взгляд метнулся от него к заднему окну, откуда они приехали. Ее дыхание было неровным, и казалось, все тело мелко дрожало. Они вели себя как стая волков, и она явно не ожидала такого.

— Вам не стоило говорить, что вы экстрасенс, — сказал Мак.

Это привлекло внимание Изабель.

— Мне? — заорала она, впиваясь в него взглядом. — Мне? — внезапная перемена в девушке застала ее врасплох. — Вы думаете, я это учудила? Думаю, вам лучше спросить у кого-то из своих… своих… — она запнулась, подыскивая правильное слово. — Своих офицеров или агентов или как их там! Кого угодно! Я бы ни за что… — Изабель внезапно замолчала и открыла дверцу машины. — Знаете что? — сказала она. — Неважно.

Затем дверца захлопнулась. Единственным звуком остался двигатель, работающий вхолостую. Но вместо того, чтобы пойти к своей машине, Изабель направилась прочь от него и прочь от дома.

Ох, брось. Ты же не пойдешь до дома пешком. Это же Лос-Анджелес.

Мак нащупал кнопку, открывающую пассажирское окно, и опустил стекло, подъезжая к идущей Изабель.

— Где ваша машина? — спросил он. Она обняла себе за талию и продолжила быстро шагать, не глядя на него. — Слушайте, — сказал Мак. — Вы не можете вернуться к своей машине. Они снова на вас налетят.

Изабель его проигнорировала.

Мак заехал вперед нее и припарковался на чьей-то подъездной дорожке поперек тротуара. Изабель едва не опрокинулась на капот, упершись в него обеими руками. Во второй раз за день Мак выскочил из машины, обежал капот и схватил девушку за предплечья, как только она выпрямилась.

— Изабель, — сказал он. — Просто остановись на секунду. Подумай. Ты не можешь пройти через всю эту толпу.

— Я и не пойду, — прошипела она, вырываясь из его рук.

— Так твоя машина припаркована где-то здесь, — сказал Мак, указывая на темную улицу вокруг них. — Где?

— У меня нет машины, — сказала Изабель, не глядя на него и пытаясь отступить и пройти по тротуару.

— Что? — переспросил Мак, легко делая шаг в сторону и блокируя ей дорогу.

Она остановилась и пихнула его в грудь.

— Нет у меня машины, — сказала она, наконец посмотрев на него. — Так что уйди с дороги, мне еще долго шагать.

Огорошенный Мак едва не пропустил ее, когда Изабель вновь попыталась пройти. Но потом вновь шагнул в сторону.

— Так ты собираешься пешком шагать домой. Где бы это ни было.

Изабель вновь раздраженно обняла себя за талию.

— Я сяду на автобус, — сказала она. — Второй городской маршрут. До центра. И они ездят не всю ночь.

— Автобус? — недоверчиво переспросил Мак. — Ты сядешь на автобус? Кто вообще…

Изабель снова попыталась его обойти. В этот раз он удержал ее за плечи и посмотрел в лицо. Она была злой, усталой, и как он наконец осознал, абсолютно не шутила. Она шла к автобусной остановке.

— Ладно, — тихо сказал Мак. — Ладно, — он посмотрел на тротуар в обе стороны. — Слушай, я не из Лос-Анджелеса, но даже я знаю, что это не лучшее время для поездок на общественном транспорте. Позволь мне подвезти тебя.

Изабель покачала головой и собиралась что-то сказать.

— Изабель, — сказал Мак, крепко держа ее и впервые замечая, как близко друг к другу они стоят. — Я не приму отрицательного ответа. Мы оба устали, а я еще даже не снял номер в отеле. У нас обоих был долгий день. Просто позволь мне отвезти тебя домой.

К его удивлению Изабель сделала глубокий вдох, задержала дыхание на несколько секунд, потом наконец выдохнула и кивнула. Они оба устали. Мак открыл дверь и придержал ее для Изабель, и как только она очутилась внутри, сел за руль. В этот раз они оба пристегнулись.

— Ладно, — сказал Мак, взглянув в зеркала и выезжая обратно на дорогу. — В какую сторону?

Глава 5

Было всего восемь часов, но Изабель ощущала себя так, будто уже полночь. Когда они припарковались перед ее зданием, казалось, что она не была здесь неделю. Она почти чувствовала, как сползают перчатки, пока она шла к входной двери.

— Это твой район? — спросил Мак, смотря на здание через ветровое стекло.

За исключением указаний направлений обратная дорога прошла в блаженной тишине. Изабель пыталась успокоить разум и отстраниться от образов из видений. Но тон голоса Мака ее беспокоил.

— Не всем же жить в Бель-Эйре[9], - сказала она. — Спасибо, что подвезли.

Она открыла дверцу, и Мак немедленно сделал то же самое, заглушив двигатель.

— Вы не должны этого делать, — сказала Изабель, остановившись. — Я могу дойти сама.

— Конечно, можете, — сказал он, выбираясь из машины. — Но этому не бывать.

Широкие шаги в два счета донесли Мака до ее дверцы, и он придержал ее для Изабель. Выходя из машины, она посмотрела на здание и ради разнообразия действительно посмотрела на него, как это сделал Мак.

По крайней мере, было темно. Здание, улица, да и весь район в дневном свете выглядели хуже.

Никто из ее клиентов не знал, где она живет. Хоть Изабель и твердила, что это ради сохранения приватности, на самом деле, она не хотела, чтобы они видели это. По мере того, как плавно таяли сбережения, Изабель переезжала в другие районы города, один хуже другого. Вообще-то у нее была машина. Она припаркована в узком маленьком гараже под зданием. Просто Изабель не могла позволить себе ее ремонт. Ее клиенты приходили к ней через знакомых, и у нее имелась хорошая солидная база постоянных клиентов, но все же это Лос-Анджелес, где даже одна спальня без кондиционера стоила целое состояние. Район был еще одной причиной, по которой она готова была уехать.

— Правда, — сказала она, когда Мак запер дверь. — Я бы предпочла, чтобы вы этого не делали.