Касающаяся (ЛП), стр. 5

— Да, сэр, — ответил парень, протягивая Маку карту, развернулся на пятках и припустил рысью.

— Сержант? — позвал Мак.

— Да, сэр.

— Я так понимаю, вы знакомы с кампусом?

Сержант поднырнул под ленту и придержал ее для Изабель, которая последовала за ним. Пока она пробиралась под рукой сержанта, Мак понимал, что сержант на нее пялится. Легкое платье липло к ней в нужных местах.

— Сержант? — сказал Мак.

— Эм, да, сэр, — быстро ответил тот. — Стадион в пешей доступности и, — он помедлил, — Изабель права. Другие места, в которых нравится бегать студентам — это беговой трек, который окружает кампус, и внутривузовское поле рядом со стадионом, прилегающее к кирпичным спортзалам.

Изабель издала тихий фыркающий звук, который явно сообщал «ну я же говорила». Мак снова ее проигнорировал.

— Джоди, — сказал он, поворачиваясь к девушке. — Спасибо за твою помощь. Ты сможешь попасть в свою комнату, как только закончат работать криминалисты, — он посмотрел дальше по коридору на три агентов, с ног до головы одетых в стерильные костюмы и державших ярко-оранжевые чемоданчики с инструментами. Он махнул им. — Надеюсь, это займет не так долго.

— Идемте, — сказал Мак уже сержанту. — Когда кто-то пропадает во время утренней пробежки, само собой напрашивается, что нужно искать в стандартных местах пробежки, которые есть практически в любом кампусе. Это не китайская грамота, — выразительно сказал он, глядя на Изабель. И не экстрасенсорика, подумал он. — Но это самое логичное место для начала.

Зазвонил телефон сержанта, и мужчина немедленно ответил.

— Диксон, — сказал он.

Когда подошли криминалисты, Мак указал на Изабель.

— Возьмите у нее ротовой мазок.

Легкий испуг отразился на изящных чертах лица Изабель, и он хотел пожурить ее за несоблюдение протокола, но что-то в позе сержанта изменилось. Что-то произошло.

— Буду через пять минут, — сказал сержант и захлопнул телефон. — Зацепка, — сказал он. — Настоящая.

Глава 3

Для такого огромного кампуса полицейский участок казался крохотным. Изабель осмотрела стерильное лобби, когда они втроем прошли через него в еще более пустую каморку. Молодой человек, может, лет двадцати, сидел там и ждал в одиночестве. Он был худым, со свалявшимися каштановыми волосами и пушистой щетиной, которая выглядела так, будто он пытался отрастить ее неделями. На единственном маленьком столике лежал его набитый до отказа рюкзак, а под ним — поцарапанный скейтборд. Когда они вошли в комнату, парень выпрямился.

Специальный агент МакМиллан времени впустую не тратил.

— Брендан, — сказал он. — Я специальный агент МакМиллан, это сержант Диксон, а это Изабель де Грей, — она начинала привыкать слышать их имена вместе. — Большое спасибо, что пришел сюда, чтобы помочь нам. — Брендан один раз кивнул головой, глядя на них троих. Он нервно улыбнулся ей, но Мак быстро пресек это, присев на край стола. — Можешь сказать нам, что ты видел?

Единственный стул в комнате был занят, и Изабель направилась в ближайший угол, тогда как сержант закрыл дверь и пошел в свой уголок.

Как будто ждал этого момента, Брендан широко улыбнулся.

— Я видел ее вчера утром, примерно в 6:30, снаружи восьмой многоярусной парковки, — быстро ответил он.

— Восьмой парковки? — переспросил Мак, поворачивая голову к сержанту, но так и не отрывая глаз от Брендана.

— Прямо рядом с внутривузовским полем, — ответил сержант.

Мак кивнул.

— Она была с мужчиной, — сказал Брендан.

Неподвижный воздух, казалось, внезапно затрещал, как будто по комнате прошлось электричество.

— Продолжай, — сказал Мак.

— Он был выше ее, одет в темные слаксы и подходящий пиджак, типа костюм.

Они все ждали. Изабель с сержантом обменялись взглядами.

— И как он выглядел? — спросил Мак.

— Я же вам сказал, — повторил Брендан. — Одет…

— Как его лицо выглядело? — перебил Мак.

— Я его не видел, — сказал Брендан, больше не улыбаясь. — Они уходили от меня к многоярусной парковке.

— Цвет его волос? — спросил Мак.

— Каштановый, — ответил Брендан, нервно покосившись на Изабель. — Нет. Погодите. Возможно, черный.

Изабель слегка поморщилась. Она чувствовала боль Брендана. Память — обманчивая штука.

— Не придумывай, сынок, — тихо сказал Мак, удивив ее своим мягким тоном. — Нам нужны факты. Если ты не знаешь, то нормально об этом сказать.

Лицо Брендана сделалось свекольно-красным.

— Я не знаю, — прошептал он, уставившись в стол. — Все произошло так быстро. Я был на доске, круто двигался вниз по холму.

— Так ее лица ты тоже не видел?

— Нет, видел! — завопил он. — Видел. Она посмотрела на меня, — Брендан толкнул скейтборд под столом ногой. — Эта штука реально громкая, и она обернулась, чтобы посмотреть. Я видел ее лицо. Это была она. Пропавшая девушка, — Брендан суматошно вытащил сотовый из бокового кармана шортов и через мгновение показал им снимок Эсме. — Это она. Та, что была в письме, которое всем разослали по электронке. Верно?

— Верно, — согласился Мак. — Мужчина выше ее?

Мак встал так быстро, что Брендан едва не уронил телефон.

— Да, — кивнул он.

Мак подошел и встал рядом с ней.

— Снимите каблуки, — сказал он.

— Прошу прощения? — спросила Изабель, и до нее тут же дошло, к чему он ведет. Он уже собирался что-то сказать, когда она вскинула руку в перчатке.

Изабель подняла одну ногу и сняла туфлю, положив руку на предплечье Мака для удержания равновесия. Она была твердой как камень. Изабель быстро скинула вторую туфлю. За мгновение она казалась ниже на три дюйма[4]. Кафельный пол был холодным и жестким под ее голыми ступнями, и если раньше Мак нависал над ней, то теперь буквально возвышался, будучи на добрых восемь дюймов[5] выше ее. Он стоял достаточно близко, чтобы она увидела щетину, начинающую пробиваться на подбородке, и теперь ощутила запах его груди под хрустящей белой рубашкой. Мак пристально смотрел на нее сверху вниз, и от осознания, что он изучает ее, сердце Изабель бешено заколотилось.

— В тебе пять футов шесть дюймов[6], - сказал он и повернулся к Брендану. — Как и в Эсме. Мужчина был моего роста?

Изабель выдохнула, только сейчас осознав, что задерживала дыхание, пока Брендан смотрел на них как олень, попавший в свет фар.

— Я… я… — пролепетал он. — Я не знаю. Все было так быстро. Они были на другой стороне улицы.

Мак легким жестом попросил его встать.

— Идем, — сказал Мак.

— Что? — переспросил Брендан, растерявшись, но немедленно подчинившись жесту.

— Мы пойдем на парковку.

***

— Установите кордон, сержант, — заорал Мак с расстояния нескольких ярдов. — Я не хочу, чтобы кто-то входил или выходил.

— Да, сэр! — крикнул тот в ответ, прижав телефон к уху и махнув водителю, который, казалось, хотел припарковаться.

— Ладно, Брендан, — сказал Мак, ведя его за плечо по улице. — Покажи мне, где был ты.

Изабель держалась за солнцем, на первом уровне многоэтажной парковки рядом с тротуаром. Прикрыв глаза от яркого солнечного света, она наблюдала, как Мак ставит Брендана.

— Теперь, — сказал он, поворачиваясь к ней с другой стороны тротуара. — Где были они?

Брендан указал на несколько футов левее от места, где она стояла. Изабель немедленно передвинулась в том направлении.

— Прямо там! — крикнул Брендан.

Она остановилась как раз перед углом здания парковки и повернулась, чтобы посмотреть назад. Позади Брендана и Мака находилось несколько кирпичных зданий, образующих квадрат с травой и цементными тротуарами, пробегавшими между ними. Из полицейского участка возле главного входа в кампус они поехали вверх по холму, потом вниз и вокруг. Когда они обогнули склон, Изабель осознала, что стадион на самом деле был встроен в холм, и он проносился мимо них справа, пока они огибали его по кругу. Этот стадион сейчас как раз виднелся справа.