Касающаяся (ЛП), стр. 13

Переплетя их пальцы за головой Изабель, Мак принялся плавно и размеренно двигаться в ней. Его твердость скользила в нее все глубже, бедра Изабель раскачивались с ним в одном ритме, лодыжки скрестились на его пояснице. Проникновение его горячей плоти казалось бесконечным, наполняло ее дюйм за дюймом, и Мак проник в нее до упора. Ее бедра извивались от нарастающего наслаждения, а за головой пальцы крепче впились в его руки. Легкие отчаянно боролись за каждый вздох, а дыхание Мака стало тяжелым и хриплым.

Но когда вес его бедер полностью опустился на нее, соприкасаясь с ней пахом, Изабель выгнула спину. Он вминался в нее, разбухшая плоть раздвигала стенки ее тела, бедра сокрушали ее сладкое местечко. Но как раз когда ее естество начало пульсировать, Мак отстранился и вдолбился снова. Бедра Изабель дрогнули под ним, пытаясь его не отпускать. Руки вцепились в его ладони, импульсивно желая стиснуть его талию. Но она никак не могла сдвинуть его руки или ладони, пока он вминался в нее, и ей оставалось лишь извиваться.

Мак опустил свою грудь к ней и нашел ртом ее шею, пока бедра продолжали отступать и возвращаться, а ее тело содрогалось под ним.

— Да, — хрипло прошептал он ей в шею.

Он быстро вышел и вошел снова, жестко двигаясь в ней, пока все ее сладкое местечко пульсировало под его весом, а бедра отчаянно пытались достичь разрядки. Изабель снова дернулась, абсолютно неконтролируемо, ее груди вжались в его грудь, когда спина выгнулась над кроватью.

— Боже, да, — прошипел Мак.

Он снова жестко вдавил ее в кровать, и ее бедра подстроились под него, пытаясь принять его полностью. Он вошел с тихим толчком, и вибрация их движущихся тел прокатилась по ее сладкому местечку, сотрясая его в ответ. Низ ее живота скрутило конвульсией, от которой перехватило дыхание, Мак пытался отстраниться, но ее ноги крепко обвили его талию. Невозможно было остановить первобытный ритм, завладевший ими. Его бедра ловко двигались меж ее ног, вновь вколачивая его горячую плоть в ее тело. Изабель выгнулась под ним, встречая каждый толчок. Его ускоряющийся ритм подпитывал растущую в ней нужду, и знакомый узел напряжения начал скручиваться в ее напряженном нутре.

Изабель вновь вскинула бедра навстречу его движениям, пока Мак жестко брал ее. Его каменно-твердый ствол вминался глубже, снова и снова, полностью наполняя ее лишь для того, чтобы вновь отстраниться. Ее тело отчаянно пыталось держать темп, волной выгибаясь на каждое движение, пока он раскачивал ее с каждым новым проникновением. Но когда темп ускорился, Изабель забилась под ним, извиваясь всем телом и желая удовлетворения. Мак задыхался, вминаясь в нее быстрее и жестче, воздух вырывался из нее бездыханными торопливыми вздохами. Его толчки достигли максимального пика, бедра двигались в бешеном ритме, его толчки завладевали ею и проникали в само ее естество. Ее сладкое местечко гудело от ударов, и внезапная судорога пронзила все тело.

— Мак, — еле выдавила Изабель между вздохами.

Внезапно он зарылся в нее.

Ее бедра резко вскинулись, безумно содрогаясь, пока волна судорог взорвалась в ее животе. Изабель чувствовала, как он сделался еще толще внутри нее, его пальцы крепче стиснули ее руки.

— Изабель, — выдохнул Мак, и его член содрогнулся в ней.

Он тяжело захрипел от собственной разрядки, и тело Изабель конвульсивно сжалось вокруг нее. Она содрогалась снова и снова, ее омывали головокружительные волны страсти. Эрекция Мака снова дернулась, и Изабель почувствовала, как оргазм волной проходит по всей его длине, проливаясь и обжигая. Его массивная грудь вжалась в нее, их тела все еще соединялись бедрами.

Конвульсии между ног продолжали выдаивать его, и Изабель бесконтрольно задрожала. Из груди Мака вырвался гортанный стон, он дернулся, вновь вколачиваясь в нее. Они вместе оседлали эту волну прилива и отлива наслаждения, бессознательно и медленно покачиваясь, пока волны не начали стихать. Крошечная дрожь экстаза все еще пробегала внизу живота, но ее оргазм наконец закончился. Его бедра дернулись еще несколько раз, и наконец замерли.

Бездумное забвение начало поглощать Изабель, ее затопило облегчение. Теплое тело Мака лежало на ней, хриплое дыхание раздавалось над ухом, тела сделались скользкими от пота. Изабель почувствовала, как он медленно вышел из нее и отпустил руки, но не могла заставить себя даже открыть глаза или шевельнуть пальцем. Ее накрыло глубинное умиротворение, и она полностью сдалась ему, убаюканная ритмом дыхания Мака.

В конце концов, Изабель ощутила, как он перекатился на постель рядом с ней и мягко опустил ее руки вдоль туловища. Она хотела повернуться к нему, сказать что-то, увидеть его лицо, но как только Мак подложил ей под голову подушку, она осознала, что абсолютно вымоталась. Он накрыл своей огромной рукой ее талию и потерся носом за ее ушком. Изабель понятия не имела, видит ли он ее лицо, но все равно улыбнулась. Затем, когда ее кожу омыл глубокий вздох мужского удовлетворения, она погрузилась во тьму.

Глава 8

— Ничего полезного, — подтвердила Шэрон, протягивая отчет, как только Мак вошел в гостиную. — Как ты и подозревал.

— Ладно, — сказал он, забирая бумаги и предложенную чашку кофе.

Изабель отошла от него и направилась на кухню, обернувшись на него с легкой улыбкой перед тем, как исчезнуть за вращающейся дверью.

Утро было полно странных серий маленьких ритуалов. Хотя они проспали, и нужно было собираться быстро, она открыла для него новый кусок мыла. Она приготовила завтрак, пока он был в душе, и пока она сама принимала душ, Мак осознал, что Изабель использовала бумажные тарелки, пенопластовые кружки и пластиковые столовые принадлежности. Все было одноразовым. У него было несколько минут, чтобы осмотреться в квартире. И хоть он пытался включить свой мозг профайлера, это было практически невозможно. Несмотря на захудалый район и отсутствие машины, вся мебель выглядела новой. Нигде не было никаких безделушек. Или фотографий. Закончив и вернувшись в гостиную, Изабель была одета в особенно подчеркивающее фигуру темно-зеленое платье с чуточку более глубоким вырезом и изящными светло-зелеными перчатками. Она действительно покраснела, когда осознала, что он на нее смотрит.

— Итак, — сказала Шэрон. — Никаких новостей — это хорошие новости?

Мак осознал, что широко улыбается, и резко перестал.

— Нет, — сказал он. — Не в этом деле.

— О, — протянула Шэрон, смотря в сторону кухни. Она уже собиралась вернуться за компьютер, но остановилась, видимо, что-то вспомнив. — Не знаю, выдался ли у тебя момент посмотреть на стенограмму, которую я всем разослала, но похититель неверно процитировал Библию.

Мак нахмурился.

— Вот как? — спросил он, делая глоток кофе.

— Да, — подтвердила она, кивая. — Я сравнила с несколькими версиями онлайн, — она села на диван и подняла стенограмму. — С Библией Короля Джеймса, Новой Международной Версией Библии, Новой Американской Библией и другими, — Шэрон указала на экран. — Он говорит «С кем цари земные совершали инцест», но корректная цитата «С кем цари земные совершали блуд». И он сделал это еще раз. «Пьянели от вина инцеста» должно звучать как «Пьянели от вина блуда».

Мак сел рядом с ней.

— Интересное упущение, — сказал он. — Можно даже сказать, по Фрейду, — он помедлил. — Убийца нервничал.

— Убийца? — переспросила Шэрон.

— Он не похититель, не в общепринятом смысле, — сказал Мак, наклоняясь к ней. — Он намеревается убить Эсме, — сказал он очень тихо. — Это очевидно. Нет требования о выкупе, заявляет, что не знает ее имени. Она для него всего лишь средство достижения цели. С этим бредовым звонком и оговоркой с инцестом его профиль приобретает четкие линии, — Мак помедлил и начал размышлять вслух: — Грамотная поставленная речь, агрессивное поведение, осмеливается звонить, когда знает, что звонок отследят. Высокомерен, возможно, умен, — он посмотрел на монитор компьютера. — Инцест? Возможно, он сам это пережил, — его взгляд метнулся к Шэрон. — Ты понимаешь, к чему это ведет?