Касающаяся (ЛП), стр. 11

— Но он знает тебя, — наконец сказала он. — Он владеет тобой.

Изабель покосилась на экран монитора. Прошло пятнадцать секунд. На другом конце комнаты Анита стискивала Бена, они делили одну пару наушников. Мак указал на верхний пункт в его списке заметок.

— Могу я поговорить с Эсме?

На мгновение воцарилось молчание.

— Ее так зовут? — спросил похититель так, будто это его веселило. — Я называю ее Вавилонской Шлюхой. Сатана владеет и ей тоже.

— Ее зовут Эсме, — ответила Изабель. — Вы видели это по телевизору. Там же, откуда узнали мое имя.

Мак жестом показал ей «окей».

— Мне нужно с ней поговорить, — повторила Изабель.

— Та, с кем цари земные совершали инцест? — заорал похититель, и все, у кого был наушник, вздрогнули. — Та, от вина инцеста которой опьянели обитатели земли? Ты не отдаешь мне приказы!

— Я не отдаю приказы, — быстро сказала Изабель. — Я прошу. Мне нужно знать, жива ли она. Вы не первый, кто сегодня звонит на этот номер.

— Ты знаешь? — спросил приглушенный голос. — Ты не знаешь, жива ли она? Как экстрасенс может не знать, жива ли она?

— Это так не работает, — машинально ответила Изабель. — Я вижу вещи через прикосновения.

На мгновение повисло молчание.

— Так значит, работаешь с ФБР и касаешься всяких вещей? — спросил он.

Изабель сверилась с Маком. Он кивнул.

— Верно, — сказала Изабель.

— Я видел женщину, опьяневшую от крови святых, от крови мучеников Иисуса, — ответил похититель.

— Я все еще не знаю, жива ли Эсме, — сказала Изабель. Мак кивнул. — В этом разговоре есть какой-то смысл?

— Смысл есть, — рявкнул похититель. — Идет война между добром и злом. Между верой и еретичеством. Между Богом и дьяволом, — он помедлил. — Между мной и тобой.

Изабель сглотнула пересохшим горлом и впервые засомневалась в серьезности этого звонка, и что Эсме вообще была жива.

— Между вами и мной нет ничего, — сказала Изабель. — Пока я не узнаю, что Эсме жива.

Последовало лишь молчание.

Таймер на компьютере Шэрон показывал две минуты.

— Алло? — спросила Изабель у тишины.

— Алло? — раздался голос молодой девушки.

— Эсме? — переспросила Изабель, почти крича.

На другом конце комнаты Анита обеими руками зажала рот, а Бен прикрыл глаза.

— Эсме, — снова попыталась Изабель. — Это ты?

— Да, — последовал запинающийся и дрожащий ответ. — Я…

Затем раздался какой-то скрип и толчок.

— Между мной и тобой, — внезапно произнес похититель, и звонок завершился.

Шэрон и люди напротив нее лихорадочно печатали что-то на своих клавиатурах. Все в комнате задержали дыхание. Но наконец агент за столом напротив покачал головой и снял наушники.

— Не получили контакт, — сказала Шэрон, снимая свои наушники. — Сигнал был слишком слабым, мы не сумели сузить его до одной вышки, скорее только до четырех.

Все в комнате опустили плечи, и Изабель быстро посмотрела на Мака.

— Где-то пятьдесят квадратных миль[11], - сказал он. — Это недостаточно мало.

Проклятье, подумала Изабель. Мне надо было дольше поговорить с ним, прежде чем просить Эсме. Может, он бы больше цитировал Библию. Может…

Она почувствовала, как пошевелилась трубка телефона в ее руке, и опустив взгляд, увидела, как ее забирает Мак, буквально силой разжимая пальцы.

— Хорошая работа, — сказал Мак, когда люди вокруг опять начали суетиться.

— Но мы не получили след, — сказала Изабель.

— Но мы знаем, что она жива, — сказала Анита с другого конца комнаты. По ее щекам бежали следы, Бен обнимал ее за плечи. — По крайней мере, мы знаем, что она жива.

***

Чутье Мака не подвело.

— Никакого выкупа, — сказал он, вставая.

— Что? — спросила Изабель, принимая его руку, когда он помог ей подняться с дивана.

— Никакой просьбы о выкупе, — сказал Бен позади Мака. — Что думаешь, Мак?

— По-настоящему нетипичный случай, — сказал Мак, тщательно выбирая слова. — После почти тридцати шести часов в деле обычно уже есть исход. Такое случается нечасто, но случается. Но отсутствие требования о выкупе? — он посмотрел на Бена. — Он не похититель. Это ошибочный профиль, который никогда не сходился, — он повернулся к Шэрон. — Я хочу, чтобы в Вашингтоне проанализировали запись, как можно быстрее. Разошли стенограмму разговора каждому члену команды.

— Фоновые шумы? — спросил Бен.

Мак покачал головой.

— Должен сказать, все было довольно чисто, — произнес Мак, глядя на Шэрон, которая согласно кивнула. — Здесь помощи ждать не стоит. Но манера строить предложения, акцент, даже отсутствие фоновых шумов и эхо — все это может что-то нам сообщить, даже тип телефона. Нам нужно дать Вашингтону проработать это, — Мак посмотрел на всех присутствующих по очереди, закончив на Изабель. — Все мы хорошо поработали.

***

Прежде чем девушка опять начала плакать или орать, Прентисс заткнул ее кляпом, несмотря на то быстрое мотание головой, на которое она была способна. Затем он издал одобрительный возглас и вскинул в воздух кулак. На сей день это было его лучшее представление.

Проклятье, он был хорош!

Новости об этом обязаны показать по телевизору. Ему надо поспешить домой, чтобы посмотреть. Все это окажется намного лучше обычного убийства. Он посмотрел на девушку, привязанную к стулу. Для этого будет достаточно времени завтра.

Глава 7

Второй раз за вечер Мак поднимался за Изабель по темной лестнице.

— Возможно, мне стоило спросить его о Библии, — сказала Изабель. Она критиковала себя с тех самых пор, как они покинули дом, даже продираясь сквозь ослепляющий строй света камеры и вспышек. — Или о Сатане, — она потянулась к двери, отперла замок и повернула ручку. Рука Мака мягко опустилась на ее поясницу. — Даже если бы я просто сказала, что никогда не читала Библию, это могло бы занять больше времени, — сказала она, поворачиваясь к нему и открывая за собой дверь.

Его руки легко скользнули вокруг ее талии, Мак подошел ближе и посмотрел в ее ошеломительные глаза, искавшие его взгляд.

— У него был таймер, — сказал Мак. — Возможно, на телефоне. Ты ничего не могла сказать или сделать, чтобы удержать его подольше. Слишком много людей смотрят криминальные сериалы.

Он привлек ее ближе.

— Правда? — переспросила Изабель с явным облегчением. На какой-то момент Мак не был уверен, осознает ли она, что он ее обнимает, а потом ее руки тоже нашли его талию. — Ты говоришь это не просто так?

— С чего бы мне это делать? — тихо сказал он, наклоняясь, чтобы поцеловать ее.

***

Изабель почувствовала, как Мак повел ее через дверь спиной вперед, потом закрыл дверь пинком ноги и запер замок. В этот раз его поцелуй был крепким и настойчивым, как будто он заканчивал начатое. Внезапная яростность его поцелуя напоминала огонь, горячий и влажный, захватывающий ее губы в обжигающем слиянии плоти. Изабель провела пальцами в перчатках по его волосам, отчаянно желая ощутить их своей кожей и все же понимая, что это невозможно.

Но она могла чувствовать его тело. Даже когда его руки обхватили ее и Мак продолжил подталкивать ее назад, Изабель скользнула руками по его торсу под пиджак. Хоть его губы ни на секунду не отрывались от ее рта, Мак быстро стянул пальто, развязал галстук и расстегнул рубашку, как будто ее руки на его теле стали сигналом. Ее руки нырнули под распахнутую рубашку, пока она продолжала пятиться в спальню, а Мак включил свет. Прижимать ладони к изгибам его мышц груди было все равно что касаться статуи. Изабель быстро пробежалась руками по шести кубикам пресса, и через считанные секунды ее пальчики расстегивали его ремень и ширинку, а он занялся молнией на спине платья. Их рты боролись за право доминировать, дыхание сделалось хриплым и неровным. Его язык танцевал и кружил у нее во рту, находя ее язык, сливаясь с ним и отпуская. Когда его брюки и боксеры упали на пол, Мак расстегнул ее тоненький белый ремешок и стянул платье через голову. И впервые с тех пор, как они зашли сюда, их губы разомкнулись.