Касающаяся (ЛП), стр. 10

Если бы кто-то этим утром спросил Изабель, она не была уверена, что вспомнила бы, как ощущается поцелуй. Слово «экстрасенс» отпугивало большинство парней с самого начала. А для тех немногих, что оставались, ее способность прочесть их, особенно когда они занимались любовью, становилась решающим фактором. Хоть многие люди и говорили, что хотят правды в отношениях, на самом деле очень немногие были на самом деле готовы к этой реальности.

Но Изабель уже прочла Мака, пусть и нечаянно, и страсть его поцелуя совпадала с обнаруженным ею океаном эмоций.

Его покатые плечи бугрились мышцами под ее руками, делая объятия более крепкими. Его руки сомкнулись вокруг нее как стальные пруты. И его губы завладевали ее губами с всепоглощающей интенсивностью. Его губы торопили ее, как будто она сама себя уже не контролировала. Мак вновь всосал ее нижнюю губу, потом верхнюю, двигаясь быстрее, нажимая сильнее. Его нос вжался в ее щеку, но потом он быстро наклонил голову в другую сторону. Ее губы следовали за его, цепляясь, отчаянно не желая расставаться с ним ни на секунду.

Грубая щетина на его лице царапала ее кожу. Руки в перчатках пробежались по широким плечам. И хоть легкие начинали гореть, Изабель не отрывала своих губ от него, втягивая воздух носом. Хоть биение сердца грохотало в ушах, а грудь готова была взорваться, она не могла утратить контакт. Ощущение его губ перекрыло все остальное. Образы этого дня пропали, когда их место заняло сдерживаемое до сих пор желание. Бездумное забытье приближалось и поджидало уже на расстоянии вытянутой руки.

Его язык осторожно коснулся ее, нарушая ритм всепоглощающего поцелуя, побуждая ее рот открыться. Как только ее губы разомкнулись в ответ, Изабель ощутила, как руки Мака сжали ее еще крепче, и он подался вперед. Ее тело выгнулось ему навстречу, упиваясь давлением твердых мышц. Но когда бугор его возбуждения вжался в ее живот, она ахнула, и Мак поцеловал ее еще глубже.

***

Чем больше Изабель раскрывалась для него, тем большего желал Мак. Ее изгибы, прикосновения ее губ, ее грудей, сладость ее рта — перед ней невозможно было устоять. Его язык скользнул в ее рот с чувственным желанием, которое заставило Мака еще сильнее податься вперед. Хоть они стояли на прежнем месте, он как будто преследовал ее. Он чувствовал податливые движения ее тела и желал большего. Его рот завладевал ею, захватывая мягкие розовые губки, которые восхищали его весь день, пробуя их на вкус и упиваясь ими, как будто он мучился жаждой — и он все равно хотел большего.

А ее кожа?

Была ли она такой же вкусной?

Он должен был выяснить.

С тихим чмокающим звуком Мак резко отпустил ее губы и тут же нырнул под подбородок. Изабель ахнула, глубоко вдыхая, и он прессом ощутил, как сократилась ее диафрагма. Он прижал ее ближе и наклонился еще сильнее. Ее спина выгнулась, подстраиваясь под него, голова запрокинулась, и Мак покрыл ее горло лихорадочными поцелуями. Он поддразнивал языком, прихватывал губами и наслаждался свежим вкусом ее шелковистой кожи. Ее руки цеплялись за ее плечи, пока он заставлял прогибаться ее еще сильнее, а его рот накрыл ямочку между ключицами.

Вздохи Изабель превратились в хриплое дыхание, ритм которого вторил его постепенному движению по ее коже. Хоть Мак и старался не торопиться, его рот, как будто знал, что ждет ниже. Но конечно же он знал. Он не остался равнодушным к виду ее фигуры. Его губы и язык, посасывая и прикусывая, проложили дорожку до самого края декольте.

Изабель тихо застонала в ответ, сильнее выгибая спину. Мак полностью удерживал ее вес на своих руках, ее ладони зарылись в его волосы на затылке. Они оба часто дышали, легкие отчаянно пытались втянуть воздух. Его язык забрался под платье, между мягких округлостей грудей. Губы легонько завладели кожей, упиваясь кремовой плотью, нос заполнился ее изысканным ароматом. Чем ниже опускался Мак, поддевая край декольте подбородком, зарываясь ртом в пышные холмики, тем громче она стонала.

Внезапно зазвонил его телефон.

На мгновение Мак не мог определить источник звука. Его разум полностью ушел в другую сторону, как и его рот — он не мог перестать изучать Изабель.

Но после второго звонка он уже не мог его игнорировать и знал, что должен ответить.

— Проклятье, — тихо пробормотал Мак. Изабель выпрямилась.

С большим усилием воли, чем должно было потребоваться, он убрал руки от Изабель и достал из кармана телефон.

Звонила Шэрон. Он ткнул большим пальцем в клавишу «ответить».

— Мак, — сказал он, наблюдая, как Изабель делает глубокий вдох и пытается оправить платье.

— Мы получили звонок, — сказала Шэрон.

Разум Мака мгновенно переключился на образ специального агента Льянг за ее ноутбуком в гостиной Бена.

— От похитителя? — сказал Мак, почти не веря собственным словам. Они с Беном оба знали, что к этому моменту шансы на звонок с требованием выкупа практически равны нулю.

Изабель наклонилась, чтобы подобрать ключи, но посмотрела на него.

— Да, от похитителя, — сказала Шэрон. — Но не о выкупе.

Мак нахмурился. Изабель пристально смотрела на него.

— Он хочет поговорить с экстрасенсом, — сказала Шэрон. — С Изабель.

Глава 6

— Разговорить его, — сказала Изабель. — Попросить поговорить с Эсме.

— Верно, — сказал Мак.

Гостиная гудела возбуждением. Анита и Бен стояли вместе в дальнем конце комнате и с надеждой смотрели на нее. С беспокойством, но с надеждой. Бен держал наушник, провод от которого шел к компьютеру и другим электронным коробочкам на кофейном столике. Шэрон уже надела свои наушники и сидела слева от Изабель на диване. Мак сидел справа от нее. Он наскоро набросал для нее кое-какие реплики диалога на листе бумаги, который теперь лежал перед ней на кофейном столике.

Почему я?

— Просто веди себя естественно, — сказал Мак.

Изабель кивнула и попыталась улыбнуться ему. Хоть они не держались за ручки или типа того, Мак находился поблизости.

— Одна минута, — сказала Шэрон.

Она указала на часы на экране, показывавшие почти девять.

Почему он хочет поговорить со мной?

Ее руки в перчатках, казалось, боролись друг с другом на ее коленях, и Изабель осознала, что они дрожат.

— Ты отлично справишься, — прошептал Мак. — Я рядом.

Она кивнула, осознала, что задерживает дыхание, и шумно выдохнула.

Телефон зазвонил.

Как будто сработавшая пожарная сигнализация, этот звук расколол воздух. Изабель подпрыгнула, прижав руку к груди.

Шэрон показала ей два пальца, потом один, и указала на трубку в гнезде. Изабель подняла ее.

— Алло? — сказала она.

Шэрон нажала клавишу Enter на своем ноутбуке, и запустился таймер. Мак уже объяснил, что каждая секунда телефонного разговора на счету. Если он звонил по наземной линии связи, они сумеют отследить ее мгновенно. Однако если он звонил с мобильного телефона, чем дольше, тем лучше можно будет определить, какая вышка сотовой связи получает самый сильный сигнал. Что-то там про триангуляцию[10].

Другой агент напротив нее, тоже надевший наушник, кивнул.

Изабель слушала, но слышала лишь тишину.

— Алло? — вновь повторила она, уже громче.

— Твой дар идет от Сатаны, — произнес приглушенный мужской голос. — Он нечистый.

Изабель не знала, было ли дело в тоне его голоса или сказанном, но по ее позвоночнику пробежала дрожь. Шэрон кивнула и покрутила в воздухе рукой, как будто крутила точилку для карандашей, и показала на таймер.

— От Сатаны? — переспросила Изабель. — Сатана раздает дары?

Это прозвучало жалко.

— Ты надо мной насмехаешься? — спросил голос.

— Нет! — быстро ответила Изабель. — Нет. Я просто экстрасенс. Я ничего не знаю о Сатане.

На другом конце линии раздался сухой смешок.