Читайте без рекламы
ВСЕГО ЗА 50 Руб./месяц

Преисподняя, стр. 54

В первые лихорадочные недели освобождения мы повсюду искали императора. Ходили слухи о том, что последователи Солюкса тайно вывезли его в Мексику или в Канаду. Некоторые утверждали, что он вознесся на небеса и останется там до тех пор, пока страна не очистится от скверны, а затем вернется с триумфом, окруженный сонмом ангелов. Несколько буйствующих фанатиков были своевременно обезврежены; некоторые из них, к несчастью, успели причинить немало вреда. Но пока они не убивают людей, пусть себе поют хвалы Солюксу, если им так нравится. В конце концов, мы живем в свободной стране.

После свержения Божьей Десницы я приобрел широкую известность. Дело даже доходило до того, что я не мог выйти на улицу, не попав под прицел многочисленных репортеров и фотографов, осаждавших мой дом и желавших узнать что-то, о чем я еще не успел им рассказать. Я даже не мог посетить могилу Рэчел на Арлингтонском кладбище, хотя прошло уже три месяца после похорон.

Поэтому сенатор Барр договорилась с администрацией, чтобы меня пропустили на кладбище после закрытия. Сумрачным осенним вечером мы приехали туда с Дереком. Ее могила находилась на невысоком холме, полускрытая за гробницей Саймонов, в которой лежал предок Рэчел, помогавший Лафайетту во время первой американской революции. Надгробная надпись была скромной и лаконичной. Она гласила:

“РЭЧЕЛ БРАК

2066 – 2095

ОНА ОТДАЛА СВОЮ ЖИЗНЬ

ЗА СВОБОДУ”

Я думал о том, не стоит ли выгравировать на камне имя Клодетты Саймон, но, в конце концов, именно Рэчел Брак сражалась и погибла в борьбе.

Дерек скрылся из виду за склоном холма; он стоял на страже и смотрел, чтобы никто не приближался к могиле.

Сначала я не знал, что сказать, поэтому долгое время просто стоял там, пока солнце медленно опускалось за верхушки деревьев. Наконец я заговорил, не зная, может ли она меня слышать. Но я должен был сказать эти слова.

Я сказал ей о том, как много она значила для меня, как сильно я любил ее и как сильно мне ее не хватает. Я был совершенно уверен, что она находится в Раю, поскольку с нас уже достаточно Преисподней. Потом я заплакал. До сих пор я не мог плакать, но теперь содрогался всем телом от неудержимых рыданий. Я был рад, что никто не может видеть меня.

Потом я услышал голос Рэчел:

– Гидеон…

Дверь гробницы Саймонов со скрипом приоткрылась, и мое сердце дрогнуло в груди. Я смотрел сквозь пелену слез, страшась смахнуть их, страшась двинуться с места.

В дверях появился Солейн Солюкс с пистолетом в руке, и я вспомнил тот, другой раз, когда слышал в ночи голос Рэчел: слова, произнесенные на латыни, другую ложь, едва не заставившую меня совершить убийство.

– Какая жалость, – произнес Солюкс насмешливым голосом, сотканным из шелка и стали. – Он потерял свою любовь в моей Преисподней? Сейчас ты потеряешь нечто большее, несчастный грешник. На этот раз ты заплатишь своей жизнью.

Он выглядел истощенным, совсем не похожим на могущественного императора, которым был еще несколько месяцев назад. Его одежда порвалась и покрылась пылью, темные волосы сбились в грязную копну, точеные черты лица расплылись. Некогда золотистая кожа приобрела сероватый оттенок, и от нее несло плесенью. Но его дух – или, возможно, его безумие – ярко сверкал во взоре. Он вскинул голову и выпрямился во весь свой семифутовый рост, вперившись в меня желтыми глазами.

– Ты думал, меня можно так просто победить? Меня, завоевавшего словами целую страну? Меня, создавшего собственную Преисподнюю для наказания грешников? Меня, сочетающего в одном лице Бога и Дьявола? – Он усмехнулся и покачал головой. – О нет! Мои последователи исчисляются миллионами. Они верят в меня, в мое бессмертие, и они помогут мне снова прийти к власти. Но прежде чем наступит возрождение, я должен исполнить приговор, вынесенный моему заклятому врагу – единственному, кто остался в живых из парочки подлых предателей, разрушивших мое величайшее творение! А когда ты умрешь, мои последователи восстанут и сметут эту сучку Барр с лица земли!

Я многие недели ждал в этой гробнице. Я знал, что рано или поздно ты придешь оплакать свою мертвую любовницу. Теперь ты здесь один, а я вышел из могилы, восстав из праха! Твоя позорная смерть будет предупреждением для всех предателей. Ты умрешь, а я возвышусь. Я стану Царем Царей, я буду править вечно!

Его палец напрягся на спусковом крючке, и я понял, что жить мне осталось считанные секунды. Мои глаза невольно закрылись, и я услышал выстрел, но не почувствовал боли. Когда я снова открыл глаза, на плече Солейна Солюкса расплывалось пятно крови, а его пистолет валялся на земле.

– Только нагнись, и тебе конец! – крикнул Дерек, обежавший холм с другой стороны.

Когда он приблизился к нам, я уже поднял пистолет Солюкса и прицелился в него. Он расхохотался с такой неистовостью, что слезы брызнули у него из глаз.

– Идите и возьмите меня! – воскликнул он. – Здесь пролилась священная кровь! Пусть император предстанет перед судом неправедным! Когда я заговорю, все грешники вернутся под мою сень. Даже брошенный в глубочайшую темницу, я пребуду в живых. Истинные верующие освободят меня и возведут на трон, пусть даже через много лет. Я все равно буду править! Ведите меня к моему народу!

– Ты прав, – ледяным тоном произнес Дерек. – Это может случиться. Но не случится. Тебе больше не удастся обмануть людей, потому что сейчас я закончу этот спектакль.

Прежде чем я успел остановить его, он прицелился императору в лоб. Но, несмотря на свою рану, Солейн Солюкс обладал проворством и силой безумца. Он взмахнул рукой и выбил оружие у Дерека, а затем обратился в бегство.

Я вскинул свой пистолет, но никак не мог решить, стоит ли стрелять ему в спину. Он пробежал несколько шагов, потом споткнулся и упал, с хрустом ударившись лбом о край надгробного камня Рэчел.

Солейн Солюкс не двигался. Я опустился на колени, перевернул его тело и все понял.

– Он мертв, – сказал я.

На его лбу алела яркая отметина, но ни капли крови не пролилось на землю, и я подумал о Каиновой печати. Потом я посмотрел на гладкую поверхность травянистого дерна, покрывавшего место, где покоилась Рэчел.

– На чем он споткнулся? – спросил Дерек.

Я покачал головой:

– Здесь ничего нет.

Медленно выпрямившись, я посмотрел на тело Солейна Солюкса. Теперь он был мучеником, и никем больше. Долгий кошмар закончился: тот, кому он снился, расстался с жизнью. Его широко раскрытые глаза глядели в небо. Безумие ушло из них, остался лишь ужас перед тем, что он сейчас видел.

– Может быть, теперь он узнает, что это такое на самом деле, – сказал я.

– Что? – спросил Дерек, хотя и так знал ответ.

– Преисподняя.

Я все еще смотрел на могилу Рэчел и на тело Солюкса, но мой взгляд был устремлен гораздо глубже.

Вниз, в то место, где вечно бушует пламя.

ПРИМЕЧАНИЯ

1

Новообразование из двух английских слов: holy (святой) и сор (полицейский). — Здесь и далее примеч. перев.

2

Ничего! (исп.)

3

Шар для игры в боулинг имеет три отверстия для захвата игроком.

4

Презрительная кличка пуэрториканцев.

5

Матерь Божья! (исп.)

6

Умеренность, воздержанность (англ.).

7

Состав преступления (лат.).

8

Лакомый труп (искаж. англ.).

9

Номер один (исп.).

10

Предатель (ит.).