Преисподняя, стр. 31

загрузка...

Такое же развоплощение (у меня не нашлось лучшего слова) происходило и с другими демонами, с камерами, лампами и реквизитом, даже со стенами и полом студии. В следующее мгновение остались лишь мерцающие белые линии на фоне сплошной черноты, потом исчезли и они. Мы остались в непроглядной тьме.

Я услышал голос Рэчел. Он звучал невыразительно и глухо, словно мы находились в помещении со звукопоглощающими стенами.

– Гидеон… – По-видимому, она стояла рядом со мной, но когда я протянул руку, то не смог прикоснуться к ней. Я даже не был уверен, что управляю собственной рукой. Я не чувствовал ее движения в воздухе. Я попробовал прикоснуться к себе и снова испытал ужасающее ощущение бестелесности.

– Я здесь, – сказал я, радуясь, что могу хотя бы слышать Рэчел. – Но не знаю, где мы находимся.

– Я ничего не чувствую, – отозвалась она. – И ничего не слышу, кроме твоего голоса. Может быть, это… преддверие Ада, как его представляют римские католики?

Я не успел ответить. Перед нами вспыхнул яркий желто-белый свет. На мгновение мне показалось, что мы умерли в Преисподней, а это величественное сияние – начало перехода к загробной жизни.

Но свет усилился, приблизился и распался на буквы. Онемев от изумления, я прочитал: “ВАМ ВСЕ ОБЪЯСНЯТ. КОД ДОСТУПА – ГАРАЖ”.

Несмотря на полную растерянность, слова смутили меня еще больше, как будто они были на незнакомом языке. “Код доступа – гараж”? В своем воображении или, может быть, наяву – поскольку я уже не отличал вымысел от реальности – я увидел дверь гаража с надписью “ограниченный доступ”. Что это означало – гараж с ограниченным доступом или…

Мой разум лихорадочно работал, играя со словами, переставляя их то так, то этак. Сияющие буквы уплыли в темноту, которая постепенно сменилась светом, проникавшим в мою сетчатку через закрытые веки. Я открыл глаза и обнаружил, что снова нахожусь на Земле, а рядом со мной лежат два мертвых демона и женщина.

ГЛАВА 21

– Я таки достал их, – с гордостью произнес Дон Стерлинг. И он был совершенно прав.

От головы Асмодеуса на осталось ничего, кроме дымящегося обрубка. Если бы там были кости, мозги и кровь, то я бы сразу же отвернулся. Но здесь было нечто иное. Из обрубка валил черный едкий дым, воняло горелой пластмассой и расплавленными проводами. Внутренность черепа демона была наполнена металлом и силиконом.

– Андроиды, – услышал я голос Рэчел и, повернувшись, увидел ее рядом с собой. Я положил руку ей на плечо для большей уверенности и снова взглянул на пол.

В нескольких футах от Асмодеуса лежал Руттеркайнд. Выстрел из “тарбелла” поразил его в грудь, и подкожная оболочка из пуленепробиваемого кевлара не устояла перед убойной мощью винтовки. Что-то еще работало у него в голове: глаза моргали, а рот беззвучно открывался и закрывался. Среди разломанной электроники в его разбитом корпусе поблескивали лазерные компактдиски.

Женщина по имени Гринда представляла собой наиболее печальное зрелище. Она была человеком, а не андроидом, но сейчас это угадывалось с трудом – то, во что она превратилась, потеряло человеческий облик.

– Я не хотел убивать ее, – сказал Стерлинг. – Она вытащила из сумочки пистолет и хотела выстрелить в меня. Но она двигалась медленно, словно во сне.

Его рассказ подтверждался маленькой “коброй” калибра 0,32, валявшейся в кровавом месиве.

– Как это произошло? – спросил я, все еще глядя на искореженные тела демонов-андроидов и не веря своим глазам.

– Я не мог ждать, – ответил Стерлинг. – Я подошел к двери и заглянул через трещину в стекле. Асмодеус надел на вас шлемы, а минуту спустя они с маленьким демоном начали трястись, словно в судорогах. Я испугался, что они собираются убить вас или того хуже, поэтому высадил дверь, и… вы видите, что из этого получилось. – Он взглянул на Гринду. – Ее я застрелил последней. Я приказал ей бросить пистолет, но она не послушалась.

Я указал на психопомпы, лежавшие на полу.

– Как они оказались здесь?

– Застрелив этих ублюдков, я стал трясти вас, но вы не шевелились. Поэтому я снял с вас шлемы и бросил их на пол. Тогда вы пришли в себя.

Признаюсь, я не сразу оценил смысл сказанного.

– А эти двое? – пробормотал я, глядя на Асмодеуса и Руттеркайнда. – Они все время были здесь?

– Да.

Я наклонился и подобрал одну из психопомп, обитую изнутри каким-то мягким материалом. Я оторвал уголок ткани и увидел настоящее птичье гнездо, свитое из микросхем и проводов, а также систему ультратонких игольчатых буров, с легкостью проникавших сквозь обивку и погружавшихся в мозг носителя без его ведома.

– Боже ты мой! – прошептал я.

– Мобильный виртуальный модуль, – услышал я потрясенный голос Рэчел. Кровь гулко стучала у меня в висках.

– Я и не знал, что такие существуют, – прошептал Стерлинг.

– Многое становится ясным, – сказала Рэчел. – Демоны оказались андроидами… помехи в звуке, потом в изображении…

– А помнишь… – Я пытался оживить в памяти то, что казалось столь невероятным. – Когда они начали распадаться, то стали полигональными, а затем…

– …превратились в проволочные каркасы, – закончила Рэчел. – О Боже, Преисподняя – это…

– Виртуальная реальность! – Мы выпалили это одновременно и рассмеялись, но не потому, что нам было смешно. Думаю, мы оба оказались не готовы к такому откровению. Мы смеялись смущенно и недоверчиво, словно двое детей, заставшие своих родителей за занятиями любовью или своего священника со спущенными штанами на унитазе. Так не должно быть!

Но так было.

Я резко повернулся к Стерлингу:

– Когда мы надели шлемы, Асмодеус остался здесь, верно?

Он кивнул.

– Что он делал? Ходил, разговаривал?

– Он разговаривал с этими двумя, – ответил Стерлинг, кивком указав на тела Гринды и Руттеркайнда.

– Но он был вместе с нами в Преисподней, – сказал я.

– Мультисерверные устройства? – предположила Рэчел.

– Разумеется. Даже демоны не могут быть в двух местах одновременно. Стерлинг, когда вы вошли сюда, короткое замыкание уже произошло?

– Да. Поэтому я и бросился на выручку. Но Преисподняя… этого не может быть! Виртуальная реальность? Вы утверждаете, что они не существуют на самом деле?

– Существуют, только не там, а здесь. А сама Преисподняя существует только потому, что кто-то создал ее. – Я повернулся к Рэчел с восторгом ребенка, разобравшегося в устройстве новой игрушки. – Кто-то вошел в систему, пока мы находились внутри, и взломал ее.

Рэчел кивнула. Ее лицо тоже осветилось от осознания запретной правды.

– Тот самый человек, который направил нам послание.

– Столько лет нам морочили голову! – Я в изумлении покачал головой. – Виртуальная реальность, черт бы ее побрал! Проклятая Божья Десница и этот ублюдок, Солейн Солюкс.

– Правительство, – пробормотал Стерлинг, глядя на выведенных из строя андроидов и мертвую женщину. – Паршивое правительство… это они виноваты. Моя Дрю… Это их вина…

Рэчел положила руку ему на плечо:

– Если вы сумеете доказать, что все это было нереальным, то, может быть, ей станет лучше?

Его голубые глаза наполнились слезами.

– Это было реальным, – ответил он. – Ее боль была реальной. И Преисподняя – творение Божьей Десницы – тоже была реальной.

– Вы правы, – согласился я. – До тех пор пока страдания реальны, Преисподняя тоже реальна. И так будет продолжаться до тех пор, пока люди не убьют всех демонов. Пока они не сокрушат Преисподнюю.

Где-то в городе завывали сирены: наверное, кто-то услышал выстрелы Стерлинга.

– Пошли отсюда. – Я взял виртуальные модули, которые мы принимали за оккультные психопомпы, и передал один из них Рэчел. – Они нам понадобятся.

– “Код доступа – гараж”, – процитировала она.

Я кивнул и пошел к двери, на ходу приказав Стерлингу следовать за нами. Теперь он тоже был убийцей.

ГЛАВА 22

Мы успели выбраться из здания до прибытия холикопов. Стерлинг назвал нам адрес медицинского центра Армии Спасения, где содержалась его дочь; сам он жил в однокомнатной квартире поблизости.

загрузка...