Мафиози и его мальчик (СИ), стр. 1

Загрузка...

========== Часть 1. Братва –— 1. ==========

Андрей плохо помнил тот день, когда увидел Ярослава впервые.

Помнил, как тусовался с друзьями в клубе «Блек Джек». Как Рика беспрестанно висла у него на плече, а Дэвид обнимал за пояс, и Андрей всё хихикал, убеждая Дэвида, что у Рики задница куда круче и лапать нужно её, а не его собственные худосочные ляжки.

Помнил, как Дэвид подливал ему ещё и ещё и помнил, как затем они оказались в туалете, и Дэвид отсыпал на белоснежном кафеле раковины две дорожки.

Порошок резал глотку, но от этого было почему-то смешно, и они вернулись в бар и продолжили смеяться уже втроём. Помнил, как долбил в грудь бешеный бит, и как Рика прижималась к нему спереди, а Дэвид обнимал сзади, но Андрею было уже всё равно, потому что он сам был душой танцпола, он сливался с музыкой и дышал этим битом. Он бился как сердце в горячих руках, скользящих по телу, а потом…

Потом был провал.

Андрей помнил, как сидел в аэропорту – и снова с одного бока его подпирал Дэвид. Он улыбался своей ослепительной улыбкой, от которой Андрею было смешно и хотелось икать, и всё время ласкал его затылок, но к тому времени Андрея уже так торкнуло, что он мог только сидеть и мурлыкать, но не чувствовал при этом ни возбуждения, ни отвращения.

Дэвид почти что затолкал его в зелёный коридор, и дальше уже Андрей пошёл по рукам таможенников – он по-прежнему не мог перестать хихикать, но никто, почему-то, не разделял его веселья.

- Hey! – услышал он сзади, когда всё уже было кончено, и увидел за ограждением Дэвида, махавшего ему рукой. Дэвид указывал на сумку, которую держал в руках и что-то пытался просигналить, и Андрей кое как понял, что забыл по ту сторону шмотки, и от этого ему снова стало смешно.

Дэвид отозвал его в сторону, туда, где пропускные арки были перекрыты и быстрым движением отправил сумку вперёд, а потом махнул Андрею рукой, показывая, чтобы тот валил.

Андрей, конечно, так и сделал – подхватил сумку и торопливо, не оглядываясь по сторонам, двинулся к выходу на поле.

В самолёте Андрей чуток отоспался. В голове прояснилось, но теперь его стало тошнить и жутко хотелось пить.

Он поймал стюардессу, спешившую куда-то в хвост, и, улыбнувшись, попросил воды.

Улыбка у Андрея всегда была такая, что ему прощали всё – и не выученные уроки, и украденное в магазине мороженное.

Андрей улыбнулся, и девушка улыбнулась в ответ, хотя Андрей не сомневался, что выглядит он хуже некуда.

Закрепляя эффект, он заправил за ухо прядь волос и потупил взгляд, от чего щёки у девушки заалели, и она торопливо сбежала в поисках воды.

Андрей откинулся на спинку кресла, пытаясь сфокусировать взгляд, и стал ждать.

Выпив воды, он снова уснул и проснулся уже от того, что всё та же симпатичная девушка трясла его за плечо.

- Прилетели, - ласково сообщила она.

Андрей мрачно кивнул – после сна ему стало совсем плохо, и на улыбку уже не было сил.

Девушка явно была разочарована, но Андрею было всё равно – свои увлечения он забывал так же быстро, как и увлекался.

Он подхватил сумку с верхней полки и, отодвинув её в сторону, двинулся на выход.

До кордона оставалось двадцать шагов, когда Андрей свернул к заветной комнатке с треугольным значком на двери, не обращая внимания на очередь пробился к кабинке и, едва прикрыв дверь, склонился над унитазом.

Рвало его недолго – желудок оказался почти что пуст – но ощущение грязи на губах осталось, и Андрей залез в карман в поисках носового платка.

Не обнаружив, выругался и рывком раздвинул молнию на сумке.

О платке он забыл в следующую же секунду – когда увидел внутри вместо набитых кое-как футболок и рубашек большие пакеты с зелёной травой.

Андрей протрезвел в один миг.

«Чай?» - подумал он с надеждой и собрался было достать пакет, когда дверь за его спиной открылась.

Андрей торопливо заслонил сумку собой и одарив незваного гостя ненавистным взглядом, спросил:

- Совсем невтерпёж?

Мужчина средних лет и интеллигентного вида явно испугался не меньше его, хоть и не имел в сумке десять кило травы. Он торопливо ретировался, а Андрей защёлкнул шпингалет и перевёл дух.

Он извлёк из сумки первый пакет, надорвал его дрожащими пальцами и принюхался.

Трава отчётливо пахла травой.

Думать долго Андрей не привык. Ясно было, что он всё ещё в пограничной зоне, где тут и там натыканы камеры, а по периметру стоят пограничники.

Андрей быстрым движением вывернул пакет в толчок, а затем один за другим опустошил таким же образом ещё девять пакетов. Защёлкнул молнию и, уже не думая о запахе изо рта, торопливо вышел наружу.

Предъявив девушке в синей форме документы, Андрей привычно улыбнулся, и та улыбнулась в ответ. Точно так же улыбнулся ему и молодой парень, проводивший досмотр – и даже не заглянул в сумку.

Андрей уже было забыл о странном происшествии, решив, что это была тупая шутка Дэвида и вышел на стоянку такси. Поднял руку, и первая же машина остановилась перед ним.

Андрей улыбнулся водителю, забросил сумку на заднее сиденье и опустился рядом с ней.

- Все из Москвы на каникулы, а ты в Москву, - заметил водитель, заводя мотор.

Андрей не обратил внимания на то, что в нём легко узнали студента – наверняка говорили об этом и брендовые шмотки прямиком из Англии, и непривычно длинные для столицы волосы, небрежно собранные в хвост.

- К родителям на Новый Год.

Андрей врал. Он сам толком не знал, зачем приехал сюда. Отец не ждал его уже давно, с тех пор, как женился второй раз. Теперь у него была Вика – маленький пупс с глазками голубыми, как у матери, и светлыми волосами, как у отца.

Андрей только фыркал, когда папаша умилялся своей новой игрушке и представлял, как спустя пятнадцать лет её так же вышвырнут в дорогой колледж, чтобы продолжить забавляться с новой барби.

Когда Андрею был один год, волосы у него тоже были светлыми. Он не знал точно, но думал, что тогда папаша умилялся и ему. А к шести годам волосы у него порыжели, и отец почему-то решил, что это лучшее доказательство того, что Андрей не его сын.

Андрей часто думал, что в другой семье его, наверное, могли бы и просто вышвырнуть на улицу – как вышвырнул отец свою первую жену и его мать. Однако у Журавлёвых дело обстояло иначе, и его попросту отправили учиться на другой конец материка.

За три года Андрей приехал в Москву в первый раз и не потому, что хотел. Он звонил родителям каждый год, но мать снова вышла замуж, и теперь в той семье он тоже стал лишним. Отцу же он не был нужен уже давно.

Он и сейчас, сидя в машине, не мог понять, кому в голову пришла эта идиотская идея поехать на праздники домой – и, главное, зачем. Видимо, они с Дэвидом что-то надумали вечером накануне, но что - он вспомнить не мог в упор.

Задумавшись об этом, Андрей не заметил, как машина остановилась. Из мира собственных мыслей его вырвал свист водителя и холодное, совсем не услужливое:

- Приехали.

Андрей выглянул в окно.

- И что это за хрень? – спросил он. – Я на Воробьёвы просил.

За окнами простирался вдаль какой-то подземный гараж – абсолютно пустой.

- Эй, алё? – он толкнул водителя в плечо, а уже через секунду ближайшая к нему дверь открылась, и чьи-то руки выволокли его наружу и заломили локоть.

Андрей увидел, что оказался в руках двух мужчин: один, лысый, с татуировкой на черепе, стоял напротив. Он взял в руки сумку и, рванув молнию, присвистнул.

- Ярик, дерьмо.

Того, которого звали Яриком, Андрей не видел. Только чувствовал его стальную хватку поверх рукава.

- Уроды, охренели или что? – он дёрнулся, пытаясь вырваться.

Лысый тут же отбросил сумку в сторону и заехал ему по лицу. Потом подцепил подбородок одним пальцем и заставил посмотреть на себя.

- Где наркота? – спросил он.

Андрей похолодел. До него начало доходить.

- Где трава, я спросил?! – рявкнул лысый, а тот, что был за спиной, заломил ему руку сильней.

Загрузка...