- Кофе мне сделаешь? Пойду к себе, голова раскалывается.

Марина только хмыкнула, а я, судорожно сжав сумку онемевшими пальцами пошла кабинет. Зашла внутрь и прислонилась к двери.

Никогда еще Макс не отключал телефон, звук - да, но аппарат полностью, ни разу. Может что-нибудь случилось? Я подошла к столу. Порядок. Ноут, стильная чёрная подставка под бумаги и документы, еженедельник на пружинках, а сверху приклеен жёлтый листок: “Мариотт 406”.

Я тупо уставилась на листок. Макс говорил, что встречался с женщинами в гостиницах, когда был жив Солнце. Что, опять? Зачем всё это? Мне достаточно только намекнуть, я соберусь и исчезну, искать будете, не найдёте.

Колебалась я не долго. Чтобы не включать компьютер Дадиани, набрала в телефоне Мариотт отель, нашла номер телефона и нажала вызов.

- Отель Мариотт, Александр, чем могу быть полезен?

- Добрый день, я секретарь Дадиани Максима Сергеевича, у него забронирован четыреста шестой номер на сегодня, подскажите, пожалуйста, он уже заселился? Просто у него телефон отключен, мы все немного волнуемся.

- Всё что я могу вам сказать, что в номер въехали и ключ выдан на руки, если хотите, могу вас соединить по внутреннему телефону.

- Нет, спасибо не стоит, мой шеф не любит самодеятельность. Спасибо, очень выручили.

Я повесила трубку, опустила голову на руки. Вот и всё! Идти или не стоит? Вот в чём вопрос! На деле оказалось гораздо проще и прозаичнее. Первая же ссора и всё вернулось на круги своя!

Раздался стук в дверь, вошла Марина с кофе.

- Можно?

- Да заходи.

Марина аккуратно сгрузила чашку с подноса и заметила жёлтый листок на еженедельнике.

- Что опять по гостиницам пошёл? Ксения Анатольевна, честное слово, это не я бронировала, я бы сказала!

- Он всё время в этой гостинице… - я замялась.

- Да, практически, она рядом с домом, а ещё у Максима Сергеевича скидка там тридцать процентов.

- Ух ты! - восхитилась я. - Постоянный клиент.

- Умная женщина ни за что бы, не пошла! - сообщила мне секретарь, прижимая поднос и взглядом взывая к разуму.

- А где ты тут умную женщину увидела?

Решение пришло быстро. Лучше сразу, больно, зато эффективно. Я выпила кофе в два глотка, поблагодарила Марину и поспешила на стоянку, пока запас моей храбрости не иссяк. Припарковалась на стоянке отеля и с наглой физиономией пошла внутрь. Немного заробела. Да уж, Ксения Анатольевна, месяц назад ты бы сюда и не сунулась. Я и сейчас немного растерялась от обилия золота, мрамора, дорогих ковров, стеклянных лифтов и швейцара у входа. На стойку к администратору не пошла, решив, что в этом нет необходимости. Четыреста шестой номер я и без них найду и, скорее всего, на четвёртом этаже.

Плавной походкой от бедра я отправилась мимо администратора к лифту, ещё раз оглядела входную группу, шикарно, что тут скажешь. Сжав сумку для храбрости, шагнула в открывшийся лифт. Негромкий сигнал известил о прибытии и вот я на четвёртом этаже. Изумрудный ковер под ногами заглушает шаги, картины на бежевых стенах слегка подсвечиваются. Я нашла указатель и пошла на право. А вот и дверь. Сердце, кажется, вообще биться перестало. Я зажмурилась и громко постучала.

Раздался женский смех, дверь распахнулась, а на пороге в легком неглиже возникла Виктория Малевская собственной персоной. С победной улыбкой на лице встряхнула рыжей гривой, прислонилась к двери, скрестив руки на груди.

- Кто тебя сюда звал?

Как же глупо и нелепо я себя чувствую, зачем я здесь?

- Макс здесь?

- Он притомился немного, прилёг отдохнуть!

Малевская толкнула рукой входную дверь и моему взору предстала огромная кровать, а спиной ко мне, заботливо укрытый одеялом снизу до пояса, абсолютно голый спал Дадиани.

От двусмысленности сказанного стало трудно дышать. Главное, не плакать, сжала зубы, загнала слёзы обратно. Не дождётесь!

- Мне нужно с ним поговорить!

- Не о чём вам разговаривать больше! Шлюха, пошла вон! - и она захлопнула перед моим носом дверь.

Я на деревянных ногах, с трудом соображая пошла к лифту. Нет, нельзя в таком виде вниз, там полно народу, надо успокоиться. Я развернулась и, придерживаясь за стены, пошла в обратную сторону. Из номера вышла пожилая женщина, я шарахнулась от неё и увидела вход на пожарную лестницу. Тихонько выскользнула за дверь и сползла на ступеньки. Слёзы застилают глаза. Зачем так подло? Решил, что у меня роман с Аркадием? Что со мной много проблем? За что?

Мокрыми от слёз глазами изучила помещение: чистые ступеньки, светлые крашенные стены и противопожарный щит. Шланг, топор и огнетушитель! Я вытерла слёзы.

Хватит ныть! За что? Почему? Бабник и урод моральный, вот почему! Кажется, я слово давала, без скандала не уходить? Будет вам сейчас скандал. Я дернула стеклянную крышку ящика. Пломба легко отскочила. Я пробежала глазами рисованную инструкцию по использованию огнетушителя. Всё просто, сдёрнуть пломбу, поднять рычаг, направить ствол - насадку на очаг пожара и нажать на курок. Я достала из сумки пудреницу, слегка привела красный нос в порядок. Нормально, сойдёт, кое-кому, сейчас будет не до моего внешнего вида. Прижав огнетушитель к сердцу, я полетела обратно в коридор, к заветной двери номер четыреста шесть. Уверено постучала.

- Горничная.

Сорвала пломбу, заслышав лёгкие шаги Виктории, подняла рычаг до отказа. Малевская распахнула дверь, а я, направив ствол насадку ей в физиономию, нажала на курок.

Викуля под струёй как-то сдулась и сразу проход освободила, я выпустила еще немного пены ей под ноги, наблюдая, как она растянулась на полу, растеряв весь лоск и самоуверенность. Отпустила курок и вошла в номер. Главный скандал впереди. Дадиани в кровати не оказалась, зато распахнулась дверь в ванную, и навстречу мне шагнул, поправляя манжет на рубашке, не Макс, а Аркадий! Причём коротко стриженный.

Ошибку я свою оценила сразу, а вот руку с огнетушителем убрать не успела. И бывший заведующий лабораторией получил хорошую струю пены направленную прямо в физиономию.

А дальше у меня началась истерика, и я бросила огнетушитель. Я вдруг осознала, что ворвалась к посторонним, в общем-то людям, в дорогом отеле, где оберегают покой постояльцев и свою репутацию. Скорее всего, я сегодня опять попаду в милицию, а возможно даже в прессу. И мои фото с красным носом, всклоченными волосами и ошмётками белой субстанции, украсит завтрашний выпуск газет. Может, сделать пару снимков Малевской и загнать желтой прессе, чтобы не одной там красоваться? Я просто рыдала от смеха, любуясь на разгромленный номер, Аркадия, выплёвывающего остатки пены, огнетушитель, крутящийся на полу и забрызгивая чудом оставшиеся чистыми участки стен и ковра. Как жаль, что Ларка не увидит этот шедевр!

Долго повеселиться мне не удалось, затылок взорвался сотней искр, и я потеряла сознание.

Глава 15

Приходила в себя медленно, от жуткой боли в голове и голосов, медленно врывающихся в сознание.

- Не смей её трогать! Ты с ума сошла, здесь сейчас будет и охрана, и обслуживающий персонал!

- Ненавижу! Ненавижу её! - орала Малевская.

Я приоткрыла один глаз, похоже, единственным сдерживающим фактором для этой сумасшедшей был Аркадий. Он встал стеной между мной и Викой.

- Ты что, тоже запал на эту овцу? Или тебе хочется отрастить Дадиани двойные рога? Ты так самоутверждаешься за то, что в жизни бегаешь у него на побегушках? И со мной ты спал, чтобы Максу насолить?

- Ты несёшь чушь! Виктория, сейчас прибежит полиция и всё, что тебе можно инкриминировать, это заказ номера на чужое имя, скажешь, хотела воспользоваться скидкой! А ты что хочешь, чтобы они нашли её труп?

- Скажу, что защищалась, эта сумасшедшая напала на нас, в нашем номере.

- Не в нашем номере, а в номере на имя Дадиани, а она тоже Дадиани, подумай, стоит ли…