Подарок для Ёлки (СИ), стр. 39

Я вяло пролистывала меню, не утруждая себя изображением на лице легкого интереса к собеседнику, как вдруг! Я даже как следует поморгала, Максим Сергеевич, собственной персоной появился в нашем зале и разместился в другом углу, буквально через стол.

Ткнув в него пальцем, я поинтересовалась у Игоря:

- А он что здесь делает?

- Как что? Он не сказал тебе?

- Не сказал, что? - начала я терять терпение.

- Вы под постоянной охраной и милиция попросила, чтобы вы далеко не разбегались, людей не хватает, и всем так проще и спокойней.

- Да что ты говоришь?

А про себя искренне изумилась, какой изворотливый гад!

- Нет, не говорил, наверное, не хотел, чтобы я волновалась. Он так обо мне заботится, это что-то… - слова буквально застряли у меня в горле.

На пороге появилась, очевидно, Викуля! Какая-то девица радостно поцеловала моего Макса и нагло уселась за его стол. Я чуть не взвыла, вспомнился Остап Бендер и его незабвенное: “Таких ударов великий комбинатор не испытывал уже давно!”

Яркая, платиновая блондинка с бронзовым загаром в нежно - голубом платье с синим рисунком, со стразами на туфлях и сумке - Кукла Барби!

- Извини мне надо в туалет, - пискнула я и, схватив сумку с телефоном, убежала звонить подружке.

- Ларка, это конец, - пыхтела я в трубку.

- Что стряслось?

- Макс здесь, с Викулей! И она - блондинка!

- Подумаешь, - не впечатлилась моя собеседница.

- Ты не понимаешь! Это катастрофа! Мама - блондинка с голубыми глазами, секретарша блондинка, Викуля блондинка, я просто не в его вкусе.

- Успокойся, - железным голосом сообщила мне Кейт, - если его ещё не тошнит от всех этих блондинок, то пусть катится ко всем чертям, волосы портить не будем.

- Не будем, - хлюпнула я…

- Так, объясни мне, бестолковой, где вы с Игорем? И почему Макс с Викой, в одном месте с вами?

- Макс наплёл Федосову, что нас полиция охраняет, и нам рассредоточиваться нельзя, а то им, бедным не удобно за нами присматривать, и мы теперь все сидим в одном ресторане!

- Умничка твой Максик, когда разберётесь, а я думаю уже скоро, передай ему, что Лариса в восхищении.

- Ты думаешь, он специально всё подстроил?

- Я-то думаю, а вот ты чем занимаешься, мне вообще непонятно! Значит так, Ёлка, собралась и устроила там такое, чтобы эта Вика уже через двадцать минут надавала Максу по роже и удрала в неизвестном направлении! Тебе всё ясно!

- Но они же блондинки? Все! - привела я последний аргумент.

- Слушай, мужикам тоже иногда требуется разнообразие, не забивай себе голову чепухой. Кто волосы будет рассматривать, когда тут такое платье и ноги…

- И патенты… - хрюкнула я.

- Вот, именно! Успокоилась?

- Да! Мало того, расправила плечи и даже глаза блестят нездоровым блеском.

- Вот и умница, и, Ёлка, не дури там.

- Не буду! Стакан крови, пучок нервов и всё!

- Обещаешь?

- Обещаю! Спасибо тебе! Постараюсь докладывать обстановку по возможности.

- Да, уж будь любезна, а то я, от нетерпения, сейчас весь маникюр съем!

Я чмокнула Ларку в трубке, привела себя в порядок. Практически успокоившись, пошла обратно. И всё бы ничего, но когда я вошла в зал, Макс с Викулей пили красное вино, а эта мочалка крашенная, гладила Дадиани ножкой под столом, ещё хорошо, что он в брюках, а то бы я её точно взглядом испепелила. От расстройства я клацнула зубами и сильно прикусила губу, да так, что слезы из глаз.

- Ксения, что случилась? - заволновался Игорь. Я плюхнулась на свой стул, и, не придумав ничего лучше, выдала:

- В глаз что-то попало, режет, не могу…

- Давай, я посмотрю, - усиленное хлопанье глазами не помогло, деваться было некуда, и я развернулась к нему лицом.

Игорь аккуратно взял меня за щеки и, приблизившись, начал разворачивать меня к свету, заглядывая в глаз.

- Ты знаешь, ничего не видно.

Вдруг раздался резкой хлопок и возглас, и мы дружно вздрогнули и развернулись на шум. У Максима Сергеевича лопнул бокал с вином в руках. Я бы даже позлорадствовала, но эта коза - Викуля, подскочила к Максу, и принялась вытирать ему штаны салфетками. Тут я просто озверела, и очень захотелось высказать всё, что я думаю, по поводу таких вульгарных методов, как прямой массаж ширинки. Но Игорь мне не дал излить душу. Со словами:

- Ксения, какая же ты красивая, - резко притянул меня к себе и поцеловал.

Дальше Викуля, Макс, и его штаны, мгновенно покинули мою голову, так как я решала насущные проблемы! Главное было не разжать зубы, а то этот придурок засунет мне в рот свой язык, и меня сразу вырвет. К гадалке не ходи.

Пока я соображала, отпихивать негаданное счастье или обнять для достоверности, над ухом у меня раздался знакомый рык, и неведанная сила оторвала меня от партнёра и поставила на пол рядом со столом.

Я потихоньку открыла зажмуренные глаза, и очень вовремя, потому что Макс, громко заявив, что с него уже довольно, начал приседать и даже руки ко мне протянул. Сообразив, что он пытается сделать, я вцепилась обоими руками в подол платья и завопила:

- Макс, нет, только не на плечо, платье короткое, я сама!

- Вижу, - сообщил мне злющий Максим Сергеевич, глядя на меня снизу-вверх, затем встал, стянул с себя пиджак и, завернув меня в него как гусеницу, опять присел, перекинул меня через плечо, взял сумку со стола и заявил всем:

- Концерт окончен, - и бодро зашагал к выходу.

“Что мужики умеют лучше всего?” - думала я, болтаясь у Макса за спиной, головой вниз.

Правильно! Испортить женщине настроение! А ведь оно и так было ни к чёрту! Какой конфуз! Всё, в этот ресторан - я больше ни ногой!

Первыми оклемались и рванули за нами официанты:

- Максим Сергеевич, - догнал нас один уже на выходе, - ваше блюдо почти готово, вам завернуть с собой?

- Всё что мне надо, я уже завернул, - последовал рычащий ответ, и тут меня осенила простая, но гениальная мысль, похоже, у меня проблемы! Тигра опять злой, очень злой! Макс выдал еще пару распоряжений по поводу счетов за два стола и такси для обоих: Игоря и Вики, всё на его счёт.

- Благодетель, - зафыркала я в спину Дадиани, - о курице своей перегидроленной беспокоится! Как она до дома доедет!?! Ути - пути! Да кому она нужна!

Но Макс в диалог со мной вступать не собирался. Молча покинул ресторан и резко сгрузил меня на заднее сиденье мерседеса и сам сел рядом. Коротко кивнул водителю: “Домой”. Я начала выпутываться из пиджака и приводить своё абсолютно не рассчитанное на подобный экстрим платье в относительный порядок.

- Ты что, с ума сошёл? - решила я не ждать милостей от природы, а наехать первой, как известно лучшая защита — это нападение.

И тут Макс как заревёт, я даже голову в плечи втянула, от неожиданности:

- Какого хрена ты целовалась с этим козлом?

- Я с ним не целовалась, это он меня целовал! А вот какого хрена ты сидел там, и ухмылялся пока твоя мочалка, тебя ножкой под столом гладила?! - взвыла я, между прочим, тоже орать умею, невелика наука.

- Ёлка, - вдруг обрадовался Дадиани, - да ты ревнуешь!

- Кто? Я? - но высказаться мне опять не дали, этот придурок схватил меня в охапку и начал целовать. Давно бы так, чудовище саблезубое. Все нервы вымотал! И я обняла его покрепче, как же я соскучилась за сегодня.

Глава 10

Пока мы самозабвенно целовались на заднем сиденье, водитель умудрился припарковаться у дома, тихонько покашлял, напоминая о себе, и сказал:

- Максим Сергеевич, приехали.

Макс с трудом оторвался от меня, поблагодарил водителя. Мы поспешно покинули машину, не знаю, куда Максим Сергеевич торопился, а я просто из авто, стыдно было на водителя глаза поднять.

Докатилась… на свидание с одним уехала, вернулась с другим, да ещё через плечо, в машине целуюсь при посторонних, мама была бы в шоке! Про папу я, вообще, молчу.

Тигра саблезубый, на меня подозрительно посмотрел. Я занервничала, поправляя подол. Представляю свой внешний вид после столь жаркой поездки, да ещё в подобном наряде. Дадиани осмотр закончил, хмыкнул, завернул меня обратно в свой и пиджак и поинтересовался.