Но бывший крестоносец не собирался доверять все случаю. Тем более, что Хэммет велел проследить за сохранностью кузнеца, прекрасно зная, что Гроссе заготовил что-то к их приходу...

Поэтому, схватив сопротивляющего Ангуса за грудки, проявив всю свою недюженную силу, солдат смог выпрыгнуть вместе с ним с борта дирижабля в реку. Тот пролетел совсем немного, прежде чем враг врезался в судно, и все вокруг поглотил огненный вал...

Битву в большом зале замка не прерывал даже взрыв в башне. Разве что Катерина мельком взглянула наверх, чтобы убедиться в его сохранности. Умереть от упавшего сверху камня считала среди убийц наиболее позорной. Еще большей, чем умереть от отравления едой или плохим алкоголем.

Создания Гроссе падали одно за другим, сраженные пулями или электричеством. Катерина метнула ножи в тело старика. И те действительно пронзили плоть. Но сквозь грязную рубашку потекла черная кровь, словно его тело состояло целиком из вен.

Лишь усмешка окрасило губы главы организации.

- Этого слишком мало...

Он даже позволил ей перерезать ему горло. Но самым серьезным последствием оказалась лишь испорченная кровью одежда. Теперь голос Гроссе звучал нечеловечески, словно произносимый неведомым механизмом.

Пока он медленно отъезжал назад, оставляя ничего не понимающую Катерину, Хэммет ринулся ему навстречу. И успел в последний момент оттолкнуть женщину в сторону. На одной из ручек кресла было установлено оружие. Раздался выстрел.

Крупнокалиберная дробь разорвала профессору бедру. Михаил повалился навзничь, и старик воспользовался моментом, чтобы уйти на лифте.

- Оставьте! - Катерина пыталась помочь подняться, но эти попытки встретили лишь сопротивление. - Я сам с ним покончу. Мы добились того, чего хотели...

Его голос слабел, а кожа становилась с каждой секундой все бледнее. Дробь, может, и пощадила артерию, однако выглядела рана сквозь продырявленную штанину страшно. Так можно лишиться и второй ноги. Но, похоже, последнее вряд ли принесет профессору серьезные неудобства.

Франкенштейн, тем временем, покончил с последней из марионеток. Он даже не стал осматривать Хэммета, зная, что тот отмахнется.

Вместо этого он мягко коснулся своей рукой плеча рыжеволосой.

- Идемте, мы победили...

- Раз победили, значит, можно уходить! - возразила женщина. - Мы после доберемся до Гроссе, ведь он потерял своих людей!

- Он слишком опасен, чтобы оставлять его в живых, - прохрипел Хэммет, медленно поднимаясь на ноги и ковыляя в сторону лифта.

Тяжелый рычаг поддался со второго раза. Старик уже был наверху, вскоре платформа прибыла совершенно пустой, лишь со следами черной крови.

- Похоже, мне вас никогда не понять, - сухо заметила напоследок Катерина, стряхнув с себя руку доктора.

Останавливать его было бесполезно.

- Надеюсь, что этого никогда не произойдет, - пространно заметил профессор, вставая в лифт.

Слова можно посчитать за бред, последствия шока. Но в этом случае подобное совершенно невозможно.

Лифт ехал медленно, а потом, кажется, вообще думал остановиться. Но все-таки Хэммет сумел оказаться внутри одной из башен. Гроссе куда-то исчез, но найти человека в инвалидной коляске не так сложно, даже если этот человек невероятно хитер и опасен.

Он и правда стоял на выходе из башни, словно ожидал Михаила.

- Загнал в угол старика... - перерезанное горло врага то и дело булькало кровью, но так и не причиняло никаких неудобств. - Ты счастлив?

- Не люблю оставлять ненадоделанные дела, - хмыкнул в ответ профессор, игнорируя пульсирующую боль в ноге.

Пришлось опереться на один из зубцов замка рукой, в то время как вторая достала тот самый серебряный шар из кармана шинели.

- И что дальше? Считаешь, что не проживешь долго с этой раной? Вот и решил забрать меня с собой?

- Нет... я делаю новый шаг к свободе.

Виктор велел бежать так, как никогда раньше.

- Вы это тоже планировали? - чуть задыхаясь, воистину ощущая пришедшую в тело старость, спросила Катерина.

- Не так, но что-то в общем и целом, - ответил доктор чуть позже, когда они оказались во дворе.

Машина, на которой они прибыли, оказалась как никогда кстати.

Все некроманты стояли в поле, позади них, словно надзиратель, стоял 'герр Гроссе', а рядом, держа в руках большую дымящуюся трубу неизвестного назначения, наблюдал Салим.

- Уильяма... и Ангуса... сбили, - коротко доложил он. - А они даже... не пытаются сбежать...

- А зачем? - Франкенштейн взглянул на каждого из присутстующих. - Мы все стремимся прибиться к победителям. Ибо победители творят историю. Вопрос лишь в масштабе...

- Я пойду искать Уильяма и остальных, - решила Катерина. - Найдете меня, когда Хэммет вернется...

Она верила, что все в порядке. Столько пришлось пережить, двигаясь по лезвию ножа. Разумеется, удача не может длиться вечно, однако...

Но в этот момент в небе появилась ослепительная вспышка. И невероятно ослепительный луч света ударил в землю. Никакого грома, никакой трясущейся земли. Одно мгновение, и от замка остался лишь глубокий раскаленный кратер. Даже приближаться к нему было опасно.

Даже Виктор был удивлен происходящим.

Все присутствующие просто стояли и смотрели, пытаясь осознать происходящее. То же самое произошло с Уильямом и Ангусом, стоило им найти дорогу после потери ориентира в виде замка в этом тумане.

Оба мокрые, дрожавшие от пробирающего до костей холода, они тут же позабыли о досадных неудобствах и шоке после пережитого крушения. Больше никто не выжил на дирижабле, впрочем, не то чтобы поиски были тщательными...

Но теперь это неважно. Все было неважно. Последнее слово сказал гнев с небес.

Глава 13

Ирландия. 3 неделя сентября. 1 день. 1902 год.

Молчание длилось долго. Казалось, что несколько часов. Но ничто не длится вечно. Катерина мрачно посмотрела на Виктора, который вскоре отвернулся, о чем-то задумавшись.

- Это был его план? Убить себя на середине пути? Ответь... ответь хоть что-нибудь, - последние слова она процедила с трудом, даже не глядя на доктора.

- Он часто говорил загадками, некоторые я пытаюсь понять здесь, на месте, до сих пор, - несколько виновато ответил Франкенштейн.

Уильям же будто почувствовал некое облегчение. И просто устало опустился на мокрую от ночной росы траву.

Салим и Ангус же просто не могли поверить в происходящее. По разным причинам. Но сути это не меняло.

Теперь каждый из них был растерян, словно лишился важного связующего звена. Теперь каждый из них мог просто уйти. Только куда?

- Пластинка уничтожена, - с трудом выдохнул цельную фразу орк. - Все кончено. Теперь ангел не... сможет... найти разгадку...

- Есть и другие, - возразил Виктор. - Их больше, чем четыре. Но нужны определенные, что усложняет поиск. По счастью... именно эта не была уничтожена.

К удивлению остальных он достал ту самую пластинку из кармана, что имелась у Гроссе.

- Старик выронил ее, пока бежал к лифту. Сложно было заметить в пылу сражения.

Катерина внимательно смотрела на проклятый предмет. Казалось, что все рухнуло и больше не имело смысла, но теперь... борьба обещала продолжиться. Нет. Они сами обязаны ее продолжить. Потому что хотят так.

- Какой смысл? - возразил Уильям. - Мы что, пойдем сами брать штурмом Букингемский дворец?

Если, разумеется, это был следующий пункт плана Хэммета. Ведь можно было бы попробовать атаковать Гилена. Но даже с новым подкреплением это будет самоубийством.

Некроманты же вокруг думали было расходиться кто куда, не видя большого смысла в дальнейшей борьбе. Каждый мог заниматься своими собственными изысканиями, не отвлекаясь более на единую организацию. Могли, правда, образоваться новые союзы. Но после смерти Гроссе и Хэммета, многие не доверяли Виктору.

загрузка...