Волшебная книга Эндимиона, стр. 47

загрузка...

— Дак! — прервала мать. — Не надоедай ему!

— Еще успеешь это сделать дома, — сказал отец.

Дак хотела это сделать раньше.

— Хочу тебе сообщить, — торопясь, пока ее опять не прервали, выпалила она, — что миссис Диана Бентли арестована!

— Дак! — в один голос воскликнули мать и отец.

Блейк шевельнул головой, которая болезненно отозвалась на его движение, и попытался приподняться в постели, но опустился обратно.

— Как? — пробормотал он. — Как это было?.. А как Дак? Кто ее спас?

— Ты! — крикнула сестра. — Ты меня спасал все время! Я слышала из-за двери, как ты…

— Он нам все расскажет сам, — сказала мать. — Когда ему станет немного лучше.

Но остановить Дак было невозможно.

— А еще собака! — воскликнула она. — Нам помогла собака. Ее зовут Алиса. Она лаяла и лаяла все время и собирала людей.

— Да, собака тоже, — согласилась мать. — Собака просто бросалась на ворота библиотеки, а ее хозяин… очень странный человек… указывал на крышу и бормотал что-то непонятное. Но тоже привлек внимание прохожих. И сирена, долгое время работала сирена, и тогда…

— И тогда прибыла полиция, — продолжала Дак. — Они полезли на крышу и сняли оттуда Блейка…

— И освободили тебя, Дак. Но был момент… — У матери дрогнул голос. — Был момент, когда я думала, что эта женщина скинет Блейка с крыши.

— Она хотела это сделать, — припомнил Блейк, и ему снова сделалось страшно. Он взглянул на отца. — А как ты оказался здесь?

— Я собрался ехать к вам, — ответил тот, — еще до того, как все это случилось. Соскучился… мне вас всех не хватало. — Он погладил Дак по голове, с улыбкой взглянул на жену. — И еще я подумал, что, если тут появился наш давний приятель Проспер Маршан, вашей маме нужна серьезная защита. Он слишком много говорит и всегда полон довольно опасными идеями…

— Не говори глупостей при детях, — сказала миссис Уинтерс, улыбаясь.

— Если хотите немного отдохнуть от разговоров, леди и джентльмены, — послышался голос от двери, — то разрешите мне сменить вас.

В дверях стоял высокий седоволосый человек — профессор Джолион Фолл.

— Рад видеть вас снова, мистер Фолл, — сказал отец Блейка.

— И я, мой дружок, и я тоже, — отвечал тот.

— Освобождаем вам место, профессор, — сказала миссис Уинтерс, и родители Блейка ушли, уводя с собой слабо упирающуюся Дак.

— Знаю, о чем ты хотел спросить меня, — проговорил Джолион после нескольких вопросов по поводу самочувствия Блейка. — И отвечу сразу… Да, я тоже был среди охотников за этой редкостной Книгой. И так же, как Диана Бентли, горел желанием заполучить ее в свои руки.

— Она говорила… — припомнил Блейк, — что вы сломали застежку Книги.

— Да, — выдохнул профессор и невольно взглянул на большой палец своей правой руки. — Это правда. И вот…

— Уходи отсюда! — крикнул вдруг Блейк и сам удивился, откуда у него взялись силы для такого громкого возгласа, который был обращен отнюдь не к профессору, а к появившейся в дверях Дак.

Но профессор вступился за нее.

— Не кричи. Твоя сестра имеет полное право присутствовать. Она ведь тоже была участницей всей этой истории.

Дак подошла ближе.

— Расскажите, мистер Фолл, — попросила она. — Все, что вы хотели.

— Да, я очень завидовал тогда Джорджу Салманасару, — сказал профессор виноватым тоном. — Тому, что он первым нашел Книгу с пустыми страницами. Мы были добрыми друзьями с Джорджем, но я решил на собственный страх и риск открыть ее и все испортил. Хотел раньше других узнать, что в ней скрыто, получить силу и мудрость, которую она вроде бы может дать человеку… — Он помолчал и грустным, виноватым голосом добавил: — Я даже вознамерился украсть ее у Джорджа. Вот до чего докатился. Стыжусь до сих пор. А Книга… Она отвергла меня, а мой друг Салманасар вскоре куда-то скрылся и не давал о себе знать до самого последнего времени.

— Миссис Бентли добивалась этой книжки еще больше, чем вы, — сказала Дак.

— Так-то оно так, — ответил профессор, не глядя на нее, — но это не слишком утешает меня.

— Но где она сейчас, профессор? — взволнованно спросил Блейк. — Вы не знаете? После того, как упала с крыши библиотеки.

— Не беспокойся, мальчик, — сказал тот и похлопал его по плечу. — Она ждет тебя, уверен в этом. И если будет нужно, сама даст о себе знать.

— Но где? — повторил Блейк. — И как?

— Доверься ей. Ведь ты теперь ее хранитель. Современный Эндимион. Она избрала тебя.

Блейк с сомнением покачал головой.

— Не знаю… Но почему я?..

И в этот момент в палату вошла медицинская сестра и сказала, что время для посещения больных окончилось.

На прощание профессор Джолион успел сказать Блейку:

— Задай тот же самый вопрос своему отцу. Возможно, он сумеет ответить на него более убедительно.

С этими загадочными словами он удалился, уводя с собою Дак.

Волшебная книга Эндимиона - dragon.png

Глава 26

Снова Блейк находился в стенах библиотеки колледжа Святого Иеремии, ожидая мать.

— Она задерживается уже на целый час, — недовольно сказал его отец, мистер Кристофер Уинтерс.

— Я привык к этому, — заверил его Блейк. — Давай походим здесь, посмотрим книжки.

— Дорогой мой, — ответил отец, — в прошлые годы я столько уже ходил здесь и так нагляделся на все эти книги…

— А это ты тоже видел, папа? — спросил Блейк, когда они подошли к выходу из библиотечного зала на галерею. Там, под старинными часами, в застекленном и специально освещенном шкафчике находилась одна из главных реликвий библиотеки — манускрипт, переписанный более пятисот лет назад обитавшими в этом здании монахами и украшенный тщательно выполненными рисунками, сохранившими былую яркость красок.

Задавая вопрос отцу, Блейк показывал на большую темно-красную букву «О», с которой начиналась левая страница раскрытой рукописи. Внутри самой буквы был изображен монах в темной рясе, на коленях у которого — крошечная фигурка в желтом, немного вздутом на спине одеянии.

Кристофер Уинтерс улыбнулся.

— Да, — сказал он, — с монахом Теодориком мы старые знакомые. А книгу, в которой он изображен, я не один раз держал в руках, вчитываясь в ее содержание. Что было, поверь мне, совсем нелегко.

— Ты не шутишь? — воскликнул Блейк.

— Какие шутки? Мне она была нужна для работы. Для статьи, которую я собирался писать.

— Расскажи мне, пожалуйста!

— Ну, это довольно сложно…

— А ты расскажи как можно проще, папа!

— Тебе интересно? — с недоверием спросил отец. — Что ж, попробую… Видишь ли, эта фигура в желтом, что на рисунке, почти в точности напоминает такую же на гербе одного немца, жившего в то же время, то есть в середине XV века.

— Какого немца?

— Ты, наверное, не знаешь: его звали Иоганн Гутенберг. Он первым начал печатать книги. И ученые уже много лет удивляются и никак не могут понять, каким образом английский монах мог знать о гербе этого немца, совсем неизвестного тогда никому в Европе. Я тоже пытался внести хоть какую-то ясность в этот вопрос, однако больше всего меня поразило — это было уже немного позднее — другое. Это существо, сидящее на коленях у монаха… оно…

— Оно похоже на меня! — сказал Блейк. — Верно?

— Да… — с удивлением и каким-то страхом произнес отец. — Очень похоже. Такой же мальчишка, как ты, только на спине что-то вроде горба. Но мне кажется: скорее всего, у него что-то привязано там, и он не хочет, чтобы об этом знали другие…

— Ох, не начинай, пожалуйста, опять обременять нас своими догадками, — послышался от двери голос миссис Уинтерс. — Ты однажды уже писал об этом, Кристофер, и никто из ученых мужей тебя не поддержал.

— И все-таки я прав, — сказал он. — Вам еще придется согласиться со мной. Только что именно этот мальчик прячет за спиной, этого мы, боюсь, никогда не узнаем.

Джульет Уинтерс утомленно пожала плечами, Дак хихикнула — у нее были свои соображения насчет поклажи за спиной у мальчика, одетого в почти такой же, как у нее, желтый плащ… Кстати, где он? Кто его подобрал там, куда он упал?..