Дак, уткнувшись в подушку, видела во сне курчавую собаку Алису; Блейка, свернувшегося калачиком, мучил очередной ночной кошмар: кто-то гнался за ним по огромному залу, уставленному книжными полками; их мать, Джульет Уинтерс, раскинувшись на широкой кровати, вроде бы слышала телефонный звонок и тянула руку к трубке, но это было во сне, а наяву телефон еще немного позвонил, и умолк.

А на расстоянии нескольких тысяч миль от Оксфорда мистер Кристофер Уинтерс с беспокойством опустил трубку на рычаг и после недолгого раздумья снова набрал номер. Но совсем другой.

— Служба такси, Нью-Йорк, — ответили ему.

— Примите заказ, — сказал он. — В аэропорт.

Волшебная книга Эндимиона - dragon.png

Глава 22

Блейк проснулся рано и долго лежал, раздумывая, что делать дальше, как найти ответы на вопросы, которые его так мучат последние дни.

Когда он встал и вышел на кухню, Дак была уже там, готовая к завтраку и к выходу на улицу вместе с матерью, которая сегодня опять собиралась идти в Бодлианскую библиотеку.

По дороге туда дети почти бежали, что вызвало удивление миссис Уинтерс.

— Что с вами сегодня? — спросила она, но Дак и Блейк ничего не ответили, а только обменялись загадочными понимающими улыбками.

Они в самом деле понимали сегодня друг друга почти без слов и знали, что им делать. И Книга, которая ворочалась в рюкзаке у Блейка, казалось, разделяла их решимость.

Все вместе они прошли через ворота в мощеный двор, обнесенный крепостным валом, и подошли к зданию, в котором ровно четыреста восемь лет назад начала свою жизнь библиотека, основанная Томасом Бодли. Здесь уже толпились туристы, сгоравшие от желания сфотографироваться на фоне статуи одного из завоевателей Ирландии, графа Ричарда Пемброка, стоящей на мраморном постаменте.

Миссис Уинтерс провела детей в огромный вестибюль, узорный потолок которого поддерживали стройные колонны медового цвета. Справа был сувенирный киоск, слева — гардероб для посетителей. Но посетителями считались студенты и преподаватели, а никак не туристы и тем более такие желторотые и неоперившиеся существа, как Блейк и Дак. Через два входа на лестницу вахтеры пускали исключительно по пропускам, постоянным или временным, как у миссис Уинтерс.

Но именно эти неоперившиеся решили сегодня утром, когда еще находились дома, что им совершенно необходимо проникнуть в святая святых для всех, кто любит книги и хочет учиться уму-разуму, — в эту грандиозную библиотеку, и даже не на ее этажи, не в читальные залы, а в подземные хранилища, о которых по дороге сюда Блейк успел расспросить мать, и та рассказала то, что знала. Знала она, к сожалению, совсем немного. Во всяком случае, о том, как туда пробраться: через какие железные двери и по каким коридорам, туннелям и лестницам — она не могла сказать. Да они и не спрашивали, полагаясь исключительно на собственную сметку.

— Встретимся здесь же через два часа, — повторила она перед тем, как пройти в одну из охраняемых дверей. — И тогда придумаем, куда сходить… Что-нибудь интересное. А пока будьте умницами и ведите себя соответственно…

Что означало последнее слово, возможно, сама она знала, но ее дети были не в состоянии его расшифровать, а потому поступили по-своему и первым делом принялись искать, как бы пробраться в глубь здания.

Сначала они подошли к прилавку с подарками, всем своим видом и поведением показывая, что мечтают что-нибудь купить. Но ни посудные полотенца с рисунками на книжные темы, ни такие же шарфы и галстуки, ни сами книги они не купили. У них и денег не было. Зато успели заметить, что один из вахтеров сидит прямо у двери, которую охраняет, а второй — на другой стороне вестибюля — находится за столиком, поодаль от двери на лестницу. И освещение там не такое яркое. Эту дверь они и выбрали для прорыва.

Просматривая на прилавке книги и диски, они не сводили глаз с вахтера, сидящего у заветной двери. Блейк уже увидел, что там есть лифт — нужно будет сразу же воспользоваться им, чтобы спуститься вниз, в хранилище.

Время, между тем, не стояло на месте. Интересующий их вахтер, позевывая, поглядывал на часы — видимо, не мог дождаться обеденного перерыва. Мимо него, к зависти Блейка, то и дело проходили молодые и не очень молодые люди, небрежно показывающие свои пропуска и так же небрежно предъявляющие свои сумки, папки и портфели для проверки. Особенно проверяли тех, кто выходил. И он подумал, что если они все-таки войдут туда, то на выходе им — с Эндимионом в рюкзаке — будет совсем не сладко…

Минут через двадцать ожидания Дак прошептала:

— Этот дяденька сидит как пришпиленный. Что будем делать?

— Может, у него скоро смена, — ответил Блейк. — Попробуем тогда просочиться.

— А больше ничего придумать не можешь, голова?

— А ты можешь?

— Ой, кажется, могу! Попрошусь помыть руки.

— Ты что, сюда закусывать пришла? Так он тебя и пустит!

— Тогда попрошусь в туалет!

— А тебе надо?

— Какая разница? Имею я право сходить туда?

— Вполне. Шикарная мысль! Пошли к нему! Делай вид, что тебе невмоготу. Сможешь?

— Попробую…

Они подошли к вахтеру, который только что, с отвращением дочитав что-то в газете, свернул ее и бросил на столик.

— Можно ей, сэр, — сказал Блейк, показывая на Дак, — сходить кой-куда? Ей очень приспичило.

Вахтер сделал вид, что не то не услышал, не то не понял вопроса, и тогда Дак сказала «ой!», а Блейк повторил свои слова.

— Ближайший общественный туалет, — ответил тот, не глядя на них, — на другой стороне улицы, за углом, там, где крытый рынок.

Дак еще раз ойкнула, а Блейк возмущенно произнес:

— Но как же!..

— А так же… У нас удобства только для читателей.

— Послушайте, мистер… — Дак перешла от междометий «ох» и «ой» к членораздельным фразам. — Мне жутко нужно! Я не могу… Вы хотите, чтобы я сделала это около вашего стола?

Вид у нее при этом был такой, что Блейк почти поверил ей, но вахтер не был так доверчив.

— На другой стороне улицы, — монотонно, как диктор, читающий объявление, повторил он.

— Не около стола, — взвизгнула Дак, — а прямо под вашим стулом! Вы этого хотите?

Вахтер выронил журнал, который уже взял взамен газеты, и с испугом воззрился на них.

— Послушайте, — примирительно проговорил Блейк, — наша мать там, в библиотеке. Она велела нам ждать ее тут и никуда не уходить. Пустите нас, это ведь всего несколько минут. Не мучьте девочку.

Дак зажмурилась и постаралась сделать вид, что она сейчас взорвется. Это ей удалось.

Вахтер взглянул на часы и пробурчал:

— Ладно уж. Как вы меня достали! Пять минут, не больше!

— Я пойду с ней, — сказал Блейк, — и прослежу, чтобы она не задерживалась.

— Ох, идите с моих глаз!

Он провел их к лестнице и показал направо.

— Для женщин туда и наверх. Для мужчин налево и вниз. Никуда больше не заходите. Я скоро сменяюсь. Без меня вас не выпустят, будете здесь куковать. А потом отправят в полицию.

Волшебная книга Эндимиона - subtitle.png

Ожидая Дак, Блейк ходил взад и вперед по коридору, приглядываясь к дверям и лестницам, ведущим неизвестно куда. Одна из дверей его заинтересовала: она была небольшая, железная и на ней висела полустершаяся дощечка с надписью: «Входа нет».

Какой мальчишка не захочет после этого войти — это во-первых, а во-вторых, в заплечном рюкзаке ему почудилось движение Книги. Нет, не почудилось, а точно: Эндимион вновь взялся служить его поводырем!

Блейк решил посмотреть, что там, за дверью, и повернул железную ручку. Дверь с легкостью открылась, и ничего не произошло: во всяком случае, не сработала охранная сигнализация, если и была установлена. Словно его ожидали там и создали все условия для беспрепятственного проникновения. За дверью был проход со свежеокрашенными белыми стенами.

загрузка...