Волшебная книга Эндимиона, стр. 35

загрузка...

В отчаянии я озирался, чтобы увидеть человека, к которому привык, кто спас меня от темницы или голодной смерти и научил работать, читать, думать… Где он? Где герр Гутенберг? Неужели я не увижу его перед тем, как навеки покину этот город? Или до того, как со мной расправится Фуст?

Мы были уже недалеко от Северных ворот, когда Фуст прорвался наконец сквозь толпу и оказался совсем близко от нас. Почуяв что-то серьезное, люди вокруг умолкли, с интересом ожидая, что последует.

И вот что они увидели: навстречу разъяренному «римскому папе» смело выступили двое молодых — «Адам» и «Ева» — и преградили ему дорогу.

— Вы!.. — взревел «папа», указывая на них пальцем, на котором сверкал большой перстень. — Это все ваши проделки! Вы с ним заодно! Негодяи! Глупцы!..

И все-таки большинство людей считало, что перед ними разыгрывается какое-то представление, и гневные возгласы «папы» они встречали смехом и улюлюканием. Симпатии явно были на стороне молодой пары — первочеловека Адама и его спутницы Евы.

А уж когда они запели, все одобрительно захлопали в ладоши и подхватили песню, а музыканты с парапета сопроводили ее звуками своих инструментов.

Королева, царь, царица,
Римский Папа или рыцарь —
Все едины перед Богом,
Спросит Он их всех о многом…
Не забудь, честной народ:
Судный день для всех грядет!
И придется — хочешь, нет? —
Нам за все держать ответ!..

— А сейчас, люди, — указывая на Фуста, звонко закричал Петер, как только умолкла песня, — просите папу римского, чтобы он повел всех нас на Бугово гумно, то есть на кладбище, к могилам предков! Танцуйте перед ним, пойте и не отпускайте, пока он не встанет во главе процессии! Слышите? Это говорю вам я, Адам, первый человек, которого создал Господь из праха земного и в кого вложил дыхание жизни…

Фуста окружили еще плотнее, перед ним плясали, пели, кривлялись, не отпуская ни на шаг, несмотря на его сопротивление. И в конце концов не он их, а они повели его в сторону кладбища.

Петер и Кристина подзадоривали публику, следя за тем, чтобы у Фуста не появилось никакой возможности вырваться. И, похоже, участники шествия поняли, что от них требуется, включились в игру и стояли стеной, никуда не отпуская «папу римского», хотя тот предпринимал неимоверные усилия, чтобы избавиться от них: кричал, просил, ругался, — ничего не помогало. И тогда он попробовал применить силу, но это лишь подзуживало окружающих, они стали отвечать тем же. Один из разгулявшихся «скелетов» так толкнул его в спину, что Фуст упал, но тут же поднялся на четвереньки и пополз, рассчитывая хотя бы таким способом вырваться из крута.

Это почему-то особенно раззадорило окружающих: «дьяволы», «черти» и прочая нечисть схватили его за руки, за ноги и под одобрительные крики «рыцарей», «королей» и «шутов» потащили куда-то.

Больше я его не видел.

Петер и Кристина теперь были далеко от меня. Я слышал их голоса, но пробраться к ним не пробовал: это заняло бы слишком много времени. Я понял: пока не поздно, мне нужно уходить. Другого удобного случая может не представиться.

И я вышел из городских ворот — незаметный и никому не интересный нищий с мешком на горбатой спине — и пошел навстречу моей новой, неизвестной судьбе.

Какое-то время я слышал еще песню и, кажется, даже различал в общем хоре звонкий голос Петера:

…Пускай наш друг ушел от нас —
Мы встретимся еще не раз!
Здесь или там… Там или тут —
Пока не кончен бег минут…

Не оборачиваясь, я уходил все дальше и дальше от города Майнца.

Волшебная книга Эндимиона - dragon.png

Оксфорд

Глава 19

Блейк шел по улицам вечернего Оксфорда. Чувствовал он себя неуютно: дул резкий ветер, сметая уже немногие оставшиеся на деревьях листья, двери большинства колледжей были плотно заперты, силуэты ученых мужей, горгулий, даже ангелов казались особенно зловещими в эту пору суток.

Блейк торопился в колледж Всех Святых Душ, куда его пригласил профессор Джолион Фолл. Дак едва поспевала за ним.

— Ты не забыл захватить с собой Эндимиона? — спросила она. — Его книгу?

— Нет. Только никому не говори, ладно? Мы же не знаем: вдруг на этой лекции будет тот, кого называют Страшной Тенью?

— Или его помощники, да? — И после молчания Дак добавила: — А может, эта Тень совсем не тот, а та? Женщина?

— Еще чего скажешь? Воображение у тебя на уровне!..

Они были уже рядом с большим куполообразным зданием Библиотеки Радклиффа, оно напоминало остров посреди просторной площади, замощенной булыжником. Чуть поодаль светился огнями верхний этаж Бодлианской библиотеки, где сейчас сидела в одном из многочисленных читальных залов их мать, не подозревая, какая огромная ответственность свалилась на плечи ее сына — самостоятельно, без чьей-либо помощи раскрыть тайну Эндимиона, найти Последнюю Книгу и попутно разоблачить (поймать? наказать?) кого-то опасного и злого (для кого опасного? И в чем?). А помочь Блейку никто не хочет (или не может). Ни профессор Джолион, ни этот чудак Салманасар! Говорят что-то малопонятное или вообще молчат. Вот и разбирайся в этих загадках сам, как хочешь. Но он ведь не семи пядей во лбу, он, в конце концов, всего-навсего подросток. И он бросил бы это опасное дело, если бы не одно «но»! Это «но» — сам таинственный Эндимион, который избрал его, Блейка, своим доверенным лицом и даже разговаривает с ним иногда на волшебных страницах своей Книги. Только загадок от этого меньше не становится.

К тому же сегодня, как нарочно, Эндимион весь день молчал: ни одной строчки не появилось на его страницах, сколько Блейк ни пялился на них. Все они пусты, за исключением одной, зловеще черной, с грозным предупреждением: «Я наблюдаю»… А вдруг, пришло ему в голову, профессор Джолион пригласил меня сегодня как раз потому, что там я смогу увидеть того, кто Тень, и понаблюдать за ним? Иначе для чего было профессору тащить меня на это сборище?

Они уже подходили к колледжу Всех Святых Душ. Слева возвышалась внушительная стена колледжа, за ней виднелись башни главного здания, рядом с которым, в доме, напоминающем часовню, была еще одна библиотека, где и состоится собрание. Ох, сколько в этом городе библиотек! Сколько книжных полок, одна над другой! И сколько книг — наверху, внизу, и еще ниже — под землей, в подвалах, соединенных туннелями! Попробуй найти тут эту неизвестно где и неизвестно кем запрятанную Последнюю Книгу!..

В рюкзаке за спиной Блейк ощутил движение лежащего там «Эндимиона».

— Подожди, Дак, — сказал он, беря ее за локоть. — Мне нужно посмотреть.

Он подтащил сестру к большому, укрепленному на стене фонарю, как раз напротив церкви Святой Девы Марии, поспешно вытащил из мешка книгу, раскрыл. Ветер сразу же принялся листать пустые страницы, а потом и вовсе попытался вырвать книгу из рук. Неужели она стала такой легкой? Он успел прижать ее к себе, как птицу, стремящуюся вылететь из клетки. Нет уж, лучше положить обратно в рюкзак — все равно страницы остаются пустыми.

— Что случилось? — спросила Дак.

— Не знаю. Как будто она испугалась чего-то.

— Блейк, я тоже боюсь.

— И я, — признался он.

— Может, не нужно было брать ее с собой? И нам тоже нечего там делать.

— Не знаю, — повторил он. — Только я теперь опасаюсь оставлять ее без присмотра. А что касается этого собрания, то, наверное, мы должны использовать все возможности, если хотим разгадать тайну. Ведь мы хотим?

— Да, — твердо ответила Дак.