Однако вопрос, который он задал новому знакомцу, казался ему более важным.

— Скажите, мистер Салманасар, эти стихи… ну, предупреждение, оно появилось в тот день, когда мы увиделись около книжного магазина?

Старик кивнул.

— Значит, — продолжил Блейк, — оно скорей всего было для нас. Что нам… мне… грозит какая-то тень? Да?

— И что же теперь делать? — воскликнула Дак.

Не получив ответа, она принялась гладить собаку, положившую к ней на колени ушастую морду. Хорошо, хоть собака понимает ее состояние!

Блейк взглянул на часы у себя на руке.

— Что ж, — произнес он безнадежным тоном, — если ни вы, мистер Салманасар, ни книга не могут нам ответить, мы пойдем. А то мама беспокоиться будет.

Он сказал так про книгу, но тут же почувствовал какую-то неловкость перед ней: напрасно он все-таки предъявляет к ней претензии, чуть ли не обвиняет в нежелании оказать помощь. Она и так уж, наверное, немало чего предсказала, сделала, наговорила: познакомила Блейка с собою, свела его с этим странным стариком и его собакой, с профессором Джолионом… А сколько людей, если он правильно понимает, за ней и за ее волшебной бумагой охотились и охотятся!.. Только все равно он, к сожалению, мало чего понимает. У него столько вопросов! Но кто на них ответит?..

И все же задам еще один, последний вопрос… Нет, лучше два последних вопроса, решил он и, набравшись духу, проговорил:

— Мистер Салманасар, могу я узнать, где же та книга, которую я нашел позавчера на полке в библиотеке?

Старик молчал, как и раньше, только так сжал книгу в руке, что суставы пальцев побелели. Глаза его смотрели в одну точку, и Блейк последовал своим взглядом за ними.

— Ничего не вижу, — пробормотал он. — Ох, нет… Что-то начинает проявляться. Как в поляроиде.

— Читай же! — потребовала Дак.

И он прочел, запинаясь:

То, что сегодня — было,
То, что вчера — уже сплыло,
То, что завтра — придет,
Если Книга Книгу найдет…

Он в отчаянии застонал.

— Чушь несусветная! Почище, чем те, первые, стихи! Ничего не могу усечь!

— Почему же? — опять возразила Дак, правда, не сразу. — Я, кажется, понимаю. Ну, не до конца, но все-таки… Сказать? В общем, все дело в книгах. Вчера пропала одна, так? А сегодня у нас на глазах почти рассыпается вторая. Но завтра, так говорится в стихотворении, все будет о’кей, если эти две книги найдут друг друга… То есть, если мы им поможем…

— Легко сказать! А как? Ты знаешь?

— А вдруг сумеем, — уклончиво ответила Дак.

— Не пори чушь! — рассердился Блейк. — Ничего мы не сумеем! Поэтому сейчас я задам последний вопрос, и потом быстро уходим, не то мама там закипит. — Он набрал побольше воздуха и, обратившись к хозяину собаки, костра и странной книги с волшебными страницами, попросил, указывая пальцем на книгу: — А можете вы нам показать эту самую Тень, которую нужно бояться?

Сказал и оробел, даже прикрыл глаза, страшась ее увидеть, но тут же открыл их снова, пока никто не заметил его слабости.

И он увидел, как пустая белая страница начала темнеть — ее словно заволокли грозовые тучи, в которых не было просвета. А потом из этой тьмы стали проступать контуры чьего-то лица, только оно продолжало скрываться за какой-то завесой или под какой-то маской.

Блейк чувствовал: это и есть лик Зла, но не знал, кому он принадлежит и как выглядит. Только ощущал в нем что-то дурное. Ему стало холодно и страшно, однако он не мог отвести глаз от книжной страницы.

И вдруг собака громко залаяла, и старик Салманасар уронил книгу на землю. Как раз в тот момент, когда Блейку показалось, что еще немного, и он узнает, кому принадлежит лицо Зла.

— Что случилось? — хрипло произнес Блейк.

Чары рассеялись — на земле валялась старая потрепанная книжка, казавшаяся еще более ветхой. Собака перестала лаять, теперь она просто рычала: словно шарик перекатывался у нее в горле. Неподалеку были видны работники шлюза, кто-то выгуливал своих собак. Продолжалась обычная жизнь.

— Тебе нехорошо? — испуганно спросила Дак у Блейка. — Ты стал вдруг такой бледный. Живот заболел? Чего ты там увидел?

— Живот у меня в полном порядке, — ответил он. — А увидел я… Даже не пойму что, но такое страшное… Хорошо, ты ничего этого не можешь видеть.

Он посмотрел на Салманасара в надежде хотя бы теперь что-то узнать у него, но старик упорно не желал встречаться с ним взглядом.

— Пошли домой! — решительно сказала Дак. — Хватит.

Блейк наклонил голову, соглашаясь с ней. Наклонил — и увидел на влажной земле растерзанную книгу: корешок порван, многие страницы рассыпались и уже не сверкают белизной. Волшебная сила покинула их.

— Ох, мистер Салманасар, — проговорил он в отчаянии. — Это я во всем виноват. Если бы не просил вас… не приставал…

Он поднял голову и осекся. В поредевшей листве одного из деревьев он увидел застрявший там, подобно воздушному змею, большой лист чистой бумаги. Не раздумывая, он бросился туда и схватил его: это ведь сам Эндимион Спринг подавал ему знак! Они уже, кажется, начали лучше понимать друг друга…

Вернувшись к костру, он протянул лист Салманасару. Но это был уже не просто лист! В считанные мгновения прямо в руках Блейка он превратился в небольшую книжечку, уместившуюся в ладони. Эту книжку Блейк и протягивал теперь старику.

Но Салманасар отказался взять ее. Вместо этого он осторожно сжал руку Блейка, в которой находилась книга, давая понять, что теперь тот — ее хозяин.

— Спасибо, — оторопело произнес Блейк.

У него голова шла кругом от всего, что происходило. Дак с полуоткрытым от удивления ртом наблюдала за всем этим.

Не зная, что сказать еще, Блейк вдруг проговорил (и сам удивился своему вопросу):

— А как зовут вашу собаку?

И каково же было его изумление, когда слабый, дрожащий голос ответил ему:

— Ее имя Алиса.

Дак радостно вскрикнула. Салманасар смотрел на них обоих с растерянной, извиняющейся улыбкой, словно совершил что-то непозволительное. Он, возможно, сам пришел в смятение, услышав свой голос. И, чтобы проверить, не случайность ли то, что произошло, он продолжил:

— Я нашел ее возле кроличьей норы. В которую, если помните, попала девочка с таким же именем. Вы читали, конечно, книгу «Алиса в стране чудес»?

— Я читала, — поторопилась ответить Дак.

Блейк не сказал ничего.

Всю дорогу обратно они хранили молчание — как Салманасар до восьми с чем-то утра сегодняшнего дня. Его долгое молчание, видимо, заразило их.

Волшебная книга Эндимиона - dragon.png

Глава 16

Блейк предполагал, что улица города Оксфорда, на которой они живут, вся запружена сейчас полицейскими машинами с мигалками и сиренами, а у дверей их дома толпятся телевизионщики с юпитерами и камерами. И все стараются выяснить у их соседей по дому и друг у друга, что же случилось с двумя заграничными детьми (ах, какие это были прекрасные мальчик и девочка!), куда они подевались с самого раннего утра (или еще с ночи?)…

Но все было тихо. Ни громогласных мегафонов, ни строгих стражей порядка, ни крикливых и назойливых репортеров — никого. Улица почти пустынна. Жители разъехались на работу, машин у домов осталось совсем мало, бутылки с молоком перед дверями разобраны. Как будто ничего не случилось.

А между тем — Блейк посмотрел на свои часы — они с Дак отсутствовали больше двух часов. Что должна была подумать их бедная мать? Какие только мысли ни приходили ей в голову! И самая ужасная из этих мыслей: ее детей похитили! Взяли в заложники! А если не взяли, то почему эти самые дети не могли оставить ей записку с объяснением, куда ушли и когда вернутся. Они ведь довольно грамотные и не вполне идиоты, эти противные дети! Не так ли?.. Подобным образом, несомненно, рассуждала их мать, и была совершенно права.