Читайте без рекламы
ВСЕГО ЗА 50 Руб./месяц

Волшебная книга Эндимиона, стр. 26

Незнакомец обрисовал пальцами в воздухе что-то непонятное и пояснил:

— Башни и островерхие крыши. На север отсюда. На том же острове, что и Лондон. Там большой университет. — Он произнес это слово по складам. — Где учатся.

— Я знаю, что это такое, — с обидой сказал Петер. — Я бывал в Париже. Там тоже…

— Но такой библиотеки, ручаюсь, больше нигде нет! Никогда бы не покинул Оксфорд, если бы не она…

— Кто — она? — спросил Петер.

— Хочешь знать, юноша, возьми мне кружку вина. Возьми, и я поведаю все, что хочешь знать. Мое имя Уильям.

Петер вытащил остаток монет из кармана, окинул их взглядом. Немного, но на одну кружку наберется. Даже на две. А для меня яблочный напиток.

Он принес все это, поставил на стол, и Уильям сразу же опорожнил свою кружку, отер губы рукавом и заговорил.

Да, он был студентом в Оксфорде, изучал богословие, вел достойную полунищенскую жизнь и отличался весьма добропорядочным поведением. А потом влюбился в красотку по имени Молл, и любовь так поразила его сердце, а красотка Молл так мучила своими капризами, что он, как говорится, слетел с катушек — начал пить, гулять по ночам, затевал ссоры и драки. Все это, разумеется, не понравилось прокторам, иначе говоря, инспекторам университета, и его выгнали оттуда. К тому же братья красотки Молл, посчитав, что своим поведением он бросил тень на репутацию их сестры, пригрозили, что, если он не покинет город, они просто зарежут его. Пришлось выполнить их наказ и убраться оттуда. С тех пор он бродит по университетам и библиотекам, зарабатывая на пропитание перепиской рукописей и унося в карманах скудное вознаграждение, а в голове — содержание прочитанных и переписанных манускриптов.

— …И могу сказать вам в заключение, — произнес он заплетающимся языком, — ничего в мире нет интересней и верней написанного и прочитанного слова.

Но Петера, кто тоже был неплохо знаком с книгами, интересовало сейчас другое, о чем он и поспешил узнать у Уильяма, пока того окончательно не развезло.

— Значит, говоришь, в этом Оксфорде большая библиотека?

— Не сравнить ни с какой другой! Клянусь! — Он не без труда осенил себя крестом. — Прямо как в городе Александрии, пока она не сгорела.

— Ну, это ты завираешь! — сказал Петер.

И я был согласен с ним: ведь я тоже знал про Александрийскую библиотеку, которую построили греки в Египте еще за три века до Рождества Христова и собрали в ней все свитки и манускрипты, какие были в мире. Кажется, семьсот тысяч! Но потом все это погибло при пожаре, когда на Египет напали войска Юлия Цезаря.

Петер задал еще один вопрос про библиотеку, и тут уж я сразу понял, к чему он клонит.

— А как добраться до этой библиотеки, чтобы хоть поглядеть на нее?

— Проще простого, друг. Сперва доберись до города Лондона в Британии, а потом иди себе и иди вдоль берега реки Темзы, и попадешь прямехонько в Оксфорд.

После этих слов он совсем сник, свалился на устланный соломой пол и захрапел.

А мы с Петером поспешили в городские палаты, где нас ждали и, верно, вовсю ругали уже наши хозяева.

Волшебная книга Эндимиона - subtitle.png

В этот же вечер, когда мы лежали с Петером в общей спальне на постоялом дворе, он прямо в ухо прошептал мне:

— Вот куда тебе нужно отправиться, Эндимион. В город, о котором говорил Уильям.

От этих слов, хотя я и ожидал их, слезы вновь навернулись мне на глаза. Ведь я знал, что Петер не отправится со мной и я буду совершенно один, беспомощный, немой. И хотя до того, как попасть к герру Гутенбергу, я немало побродил в одиночестве по улицам и дорогам, побирался и воровал, необходимость покинуть город Майнц и моего доброго хозяина все равно пугала меня. Особенно теперь, когда я неплохо овладел ремеслом печатника и у меня появились крыша над головой и кусок хлеба.

Но я также знал, вернее, чувствовал, что должен это сделать: подталкивал меня пергаментный свиток, похищенный из таинственного сундука Фуста и превратившийся, неизвестно по чьему повелению, в небольшую книжку с напечатанным на ней моим именем.

— …Библиотека Святого Виктора в Париже, — продолжал шептать Петер, — она слишком близко, и Фуст знает ее, как свои пять пальцев. А Оксфорд, ручаюсь, ему неизвестен. Там он никогда не найдет ни тебя, ни этот манускрипт… Тебе надо бежать. Надо спрятать книгу. Есть такая старая, как мир, поговорка, я где-то прочитал: «Лучшее место, в котором можно спрятать лист от дерева, — в его же листве». Согласен с этим? Книгу тоже лучше всего спрятать среди книг.

Он дружески сжал мое плечо. Я понимал: Петер прав — я должен бежать отсюда. Должен пожертвовать своим благополучием, а возможно, жизнью ради спасения волшебной книги…

Волшебная книга Эндимиона - dragon.png

Оксфорд

Глава 14

Его разбудил звук, похожий на царапанье могучих когтей. Кто-то пытается пробраться в комнату?

Блейк открыл глаза и в страхе откинул одеяло, готовясь бежать. Но куда?.. Он вспомнил, что совсем недавно видел через окно огромного дракона, который прятался в густой листве платана.

Он высвободил ноги, запутавшиеся в одеяле, и откинулся к стене, защищая себя подушкой, как щитом.

Однако дверь не ломилась от напора, в окне тоже никого не видно. Он протер глаза. Вчера еще на этом дереве было полно листьев. За ночь добрая их половина опала, и дракону, если тот и прятался там, пришлось улететь. (Они ведь летают?)

Блейк продолжал прислушиваться, но, похоже, это стучала кровь в ушах. Или висках?

И потом опять раздалось царапанье. На этот раз определенно за окном.

Блейк подскочил к нему: у садовой калитки стояла курчавая серая собака. Стояла и толкала лапой калитку, не то проявляя намерение зайти, не то приглашая Блейка выйти к ней.

Пока он раздумывал, что делать, кто-то уже решил этот вопрос: Блейк увидел, как невысокая фигура в желтом выскочила из дверей их дома и бросилась к калитке.

Дак! Чего она не спит в такую рань? Еще больше удивился он, увидев как собака радостно бросилась навстречу его сестре и, когда та наклонилась к ней, лизнула в лицо.

И тут он вспомнил: эта собака принадлежала бездомному старику, которого они видели возле книжной лавки. Зачем она пришла? Может, хозяин умер, и она ищет пристанище? Что же делать? Позвать в дом и накормить? Но еще очень рано, мать не проснулась, они могут ее разбудить возней с собакой.

Но тут он увидел, что напрасно беспокоился, потому что Дак уже разрешила вопрос, что делать с собакой, — они вместе направились от дома в сторону главной улицы. Словно заранее договорились об утренней прогулке. Что она придумала, эта девчонка?

Времени терять было нельзя — нужно их догнать! Он начал быстро одеваться, но разве с этой дурацкой одеждой и обувью такое возможно? Он не сразу нашел дырку для головы в свитере, а шнурок на правой кедине, конечно, завязался узлом.

Посмотрев в окно, он увидел, что Дак и курчавая собака уже заворачивают за угол. Скорей!

Он слетел по лестнице, схватил с крючка у двери ключ и выскочил из дома.

На улице было морозно и туманно. Если бы не желтый плащ, Блейк вообще потерял бы сестру из вида.

— Дак! — закричал он, но сестра не обратила никакого внимания на его призыв, словно ее окликнул посторонний человек, а не собственный родной брат. Да еще старший к тому же.

Она пересекла главную улицу и двинулась вниз, к реке. Он вынужден был переждать, пока проедет поток машин, затем откуда-то взялся красный двухэтажный автобус, разбрызгивающий во все стороны лужи, и только потом он помчался за желтой удаляющейся точкой, готовой вот-вот раствориться в белесом мареве.

— Что ты выкаблучиваешь? — сердито выдохнул он, догнав ее уже на берегу быстрого Чёрвелла. — Не могла остановиться? Оглохла, что ли?