— Скорее, в ней не волшебство, а загадка, тайна… — сказал профессор.

— А почему вы так решили? — спросил Блейк, надеясь, что профессор в конце концов расскажет все, что сам знает. А знает, наверняка, немало.

Однако тот ожидал, видимо, того же самого от Блейка, и потому повторил просьбу подробно описать все, что с ним вчера случилось.

Пришлось Блейку признаться, что он рылся-таки в старинных книгах, что вообще-то ему запрещает мать, и случайно наткнулся на такую — пустую внутри.

— Это я уже слышал, — нетерпеливо перебил профессор, совсем не поддержав мнение матери Блейка насчет того, что ее сыну нужно держаться подальше от полок с редкими книгами. — А все-таки, что ты увидел в самой книге, под переплетом?

Без особой охоты Блейк сообщил, что в середине книги на одной из страниц были буквы… Да, были, он точно помнит. Стих какой-то…

Он без охоты говорил об этом, потому что, к стыду своему, не помнил ни одного слова из того стишка. Так что, если профессор Джолион не поверит ему, то будет вполне прав.

А профессор, как назло, очень хотел, чтобы Блейк рассказал ему, о чем было стихотворение. Пусть не в рифму, но хотя бы про что… Однако Блейк, хоть убей, не мог вспомнить. Он вообще стихи не слишком любил и не запоминал.

— Они какие-то… — начал он. — Ничего не поймешь. О ком, о чем…

— А я их не видела, — вмешалась Дак. — Я бы обязательно запомнила. В школе я все стихи запоминаю… Даже арии, если кто-то поет. Например, из оперы «Фауст».

Профессор растерянным взглядом посмотрел на нее, но ничего не сказал. Снова обратившись к Блейку, он спросил:

— А эти стихи… эти слова исчезли потом? Не помнишь?

— Помню, — в отчаянии ответил Блейк. — Исчезла вся книга! Но я не виноват, честное слово, я никуда ее не задевал! Она просто пропала. Я не брал ее.

— О господи, — чуть слышно произнес профессор и поник головой, отчего Блейк почувствовал себя так, словно действительно стащил книгу и потом уничтожил.

— Я очень хотел ее найти, — продолжил он, — и потому пошел искать. После того как поговорил с вами. На вечере. Мне показалось… я подумал, она очень важная для вас… и для других.

Профессор поднял голову.

— Ну и?.. — спросил он с надеждой.

Блейк виновато потупился.

— Я пробрался в библиотеку, — признался он, — и начал искать на той самой полке. Но ее там не было. Кто-то взял… Кто это мог, мистер Фолл?

Он не ожидал ответа и не удивился, когда тот промолчал. После довольно длительной паузы профессор наконец произнес:

— Ты совершенно уверен, Блейк, что ее не было вчера вечером, когда ты пришел вторично? Ты хорошо искал? Подумай, это очень важно.

Блейку не понравилась его настойчивость. Ну чего пристал? Ему же ясно говорят: книга исчезла… Но все-таки он попытался восстановить в памяти вчерашний вечер в библиотеке. Свет фонарика, прорезающий безмолвную темень. Полка со старинными книгами… Вот здесь, между этими двумя томами, утром стояла она — книга без слов. Отсюда он ее вынул. Сюда потом поставил. А теперь… Две книги, что были по бокам, наклонились друг к другу, между ними темнеет отверстие… брешь. А той книги нет как нет…

— Я все вспомнил, мистер Фолл, — ответил Блейк. — Той книги не было.

И тут профессор задал вопрос, от которого у Блейка опять холодок пробежал по коже:

— А кто-нибудь шел за тобой, когда ты направился к библиотеке?

Блейк почти забыл об этом своем ощущении, но оно ведь было вчера вечером: когда он шагал по галереям и под арками, и когда находился уже в библиотеке… Он должен сказать про это.

— Да, — произнес он. — Вы правы. Точно не знаю, но почти уверен: кто-то следил за мной.

Сказал и сам испугался: значит, признается, что его преследовали? Верит в это?

— Кто это мог быть?

Вопрос задала Дак, однако у профессора Фолла рот был полуоткрыт и вид такой, как если бы этот же самый вопрос готов был сорваться и с его губ.

— Не знаю, — в отчаянии ответил Блейк. — Было так темно. И по дороге, и в библиотеке… Если я кого-то и видел, — вспомнил он, — то Мефистофеля… Ну, кота. Тогда это и случилось…

Он умолк.

— Что случилось? — подсказал профессор. — Свалились книги с полок? Да?

Блейк кивнул. Картина стояла у него перед глазами.

— Когда я спустился с лестницы, — сказал он, — они были разбросаны по полу. Страницы вырваны. Жуть!.. — Он замолчал и потом добавил: — Особенно много было смятых и порванных страниц около той полки, где утром стояла книга с названием «Эндимион»… Вроде кто-то ее искал, не нашел, разозлился и начал рвать и крушить все вокруг… Это я сейчас так думаю. А тогда просто испугался и убежал. Туда, где вы ужинали.

— Ты кому-нибудь рассказал о том, что случилось? Например, миссис Ричардс?

— Нет, — сокрушенно признался Блейк. — Я не хотел, чтобы меня полоскали за все это. Мама и так разозлилась, что я смылся с вечера.

— Понимаю, — сказал профессор, глядя на него с сожалением и беспокойством, которые растрогали Блейка.

Наверное, поэтому он решил повиниться во всех грехах и жалобно произнес:

— Я понимаю, что очень виноват, сэр. В том, что влез без спросу в библиотеку и что потом никому ничего не сказал. Что боялся… струсил… Не побежал искать того… кто… — Голос у него предательски прервался. — Но я ведь не знал, что так получится. Я хотел только одного: найти эту пустую книгу. Больше ничего, честное слово. Меня просто заело с этой загадкой. Вы понимаете, профессор?

Тот улыбнулся.

— Еще как понимаю, мой друг. И совсем не осуждаю тебя. Кроме того, уверен, ты не из тех людей, кто может причинить ущерб книгам. Но зато… — Его лицо стало очень серьезным, даже торжественным. — Зато, наверное, ты из тех, на ком Эндимион Спринг остановил свой выбор… — Он помолчал, как бы в поисках более подходящего и понятного слова. — Кого он облюбовал, — продолжил профессор, — по причине, известной лишь ему одному.

— Кому? — не выдержав многословия профессора, возбужденно воскликнула Дак. — Кто он такой, этот Эндимион? Просто книга?

— Нет, девочка, — с каким-то отчаянием в голосе произнес профессор. — Не просто книга. А одна из тех — легендарных, разыскиваемых повсюду книг, которые могут стать весьма опасными, если попадут не в те руки.

— А какие те?

— Почему опасные?

Вопросы были заданы одновременно, и на один из них профессор сразу же ответил:

— Опасные потому, что обладают огромной внутренней силой. Конечно, далеко не каждая книга такая, а только та, в слова которой эта сила заложена.

— Но в ней не было никаких слов, провалиться мне на этом месте! — воскликнула Дак, и Блейк с испугом посмотрел на нее: вдруг она и вправду провалится? Она не провалилась и продолжала: — Я стояла рядом с Блейком, мистер Фолл, и ничего там не видела. Ни единой строчечки! Он выдумал всю эту чепуху про какие-то слова и про название! Высосал из пальца!

— Не слушайте ее, профессор, — возмущенно сказал Блейк. — Она глупая девчонка и завидует мне.

— Она совсем не глупая, — защитил ее профессор. — Но тем не менее я верю тебе, мой юный друг. И если то, что ты говоришь, правда, то, боюсь, надвигается нечто зловещее. Ибо не зря же она решила появиться снова.

— Кто — она?

— Кто — снова?

— Да, Блейк, — с горечью произнес профессор, — ты не первый, кого она избрала своим Вергилием[6], то есть проводником. До тебя были и другие. Но еще больше было тех, кто искал ее… Однако тщетно.

— Кого искал? — в отчаянии возопила Дак. — Я не понимаю! Книгу? Да? И вы тоже?.. И нашли?

Профессор печально улыбнулся.

— Нет, не нашел. Хотя временами бывал поблизости от нее. Или она от меня. К счастью, я не был избран в проводники. — И, увидев, что собеседники опять его не понимают, добавил: — Она может сокрушить того, кого избирает. Я знал одного такого человека… Мы даже были друзьями…

Волшебная книга Эндимиона - dragon.png

Глава 12

Значит, это и мне грозит? — со страхом подумал Блейк, и ему вдруг стало так неуютно, что расхотелось говорить с профессором, и он был рад, когда Дак завладела инициативой и начала расспрашивать о человеке, про которого заговорил профессор: кем тот был и что с ним приключилось?