Когда он прожевал последний кусок и поднял голову, рядом с ними стоял кудрявый профессор Маршан в кожаной куртке, словно только что слез с мотоцикла.

— Питаетесь? — произнес он таким тоном, будто они делают что-то необычное, и погладил Дак по волосам, а она не слишком вежливо отдернула голову.

Потом он подмигнул Блейку, но тот не ответил.

— Ваш сын просто копия отца, — сказал неунывающий профессор, обращаясь к миссис Уинтерс. — Кстати, как поживает ваш муж Кристофер?

— Нормально, — ответила она тоже не слишком любезно. — Как обычно.

Без приглашения он бухнулся на скамейку рядом с ней и что-то сказал, наклонившись к ее уху. Она поправила выбившуюся прядь волос, и это движение, показавшееся Блейку неподходящим для матери, а слишком девчоночьим, вызвало у него раздражение, и он возмущенно фыркнул.

— Не волнуйтесь, молодой человек, — произнес профессор, — я всего-навсего пригласил вашу мать на чашку кофе. И вас тоже, если желаете.

Говоря это, он пристально, с легкой насмешкой смотрел на Блейка, и тот хотел переглядеть его, но ему не удалось, и он первым отвел глаза.

— Так как же? — спросил настырный профессор. — Договорились? В три, где всегда?

Блейк открыл рот, чтобы ответить решительным отказом, но Дак его опередила и светским тоном произнесла:

— Хорошо, я согласна.

— О, я в восторге! — галантно изрек профессор и удалился.

Блейк недобрым взглядом пронзил его спину: чего он пристает к ним и к их маме?

— Думаю, профессор Джолион Фолл не задержит тебя надолго, — сказала мама. — Если задержит, встретимся в библиотеке колледжа. Приглядывай за Дак. Она все-таки твоя сестра…

Волшебная книга Эндимиона - dragon.png

Глава 11

Блейк и Дак нетерпеливо прохаживались у дверей Старой библиотеки: может, этот Джолион пошутил над ними? Почему его так долго нет?

Но вот из-за угла выскочил запыхавшийся профессор в такой же неряшливой куртке, как вчера на званом вечере, и с таким же галстуком со следами не то супа, не то сока.

— Извините, ребята, — сказал он, — меня задержала миссис Ричардс. Просила помочь ей оценить ущерб, нанесенный вчерашним преступником в библиотеке.

— Преступником? — с беспокойством повторил Блейк.

— А как еще назвать негодяя, который изничтожает книги? Или вырывает из них ценные карты и рисунки и продает их? — Он перевел дух. — Это уже не первый случай в этом году в нашем колледже, да и в других тоже не лучше.

Блейк отвернул лицо, ему казалось, профессор по его выражению может догадаться: он знает о происшествии, потому что был чуть ли не свидетелем всего этого.

Однако профессор, если и догадывался о чем-то, то не подал вида, а сказал более спокойным тоном:

— Ладно, оставим это. Обсудим с вами другие вещи, не менее серьезные… Рядом с тобой, мой мальчик, если не ошибаюсь, твоя сестра?

— Дак, — коротко представил ее Блейк и посчитал нужным объяснить: — Это не настоящее имя. Так ее стали называть, потому что она почти никогда не снимает свой желтый плащ[5].

— О! — восторженно произнес профессор. — Как мило! Приятно познакомиться с тобой, желтая уточка.

Дак застенчиво улыбнулась: она еще не разобралась, можно ли доверять этому восторженному и не очень опрятному человеку.

— Я хотел прийти один, — посчитал нужным объяснить Блейк, — но мама велела присмотреть за ней. А куда ж я ее дену?

— Действительно, совершенно некуда, — согласился профессор, кладя руку ему на плечо. — Но ничего: девочка пригодится нам в попытке решить одну таинственную проблему. Судя по всему, у нее подходящий характер для этого.

Блейку сначала понравилось, что профессор заговорил с ним почти как со своим ровесником, но восхваление характера сестры, которую тот знать не знает, вызвало у него некоторое недовольство: ведь Дак еще ни единого слова не произнесла!

Однако для споров и препирательств времени не было, потому что профессор вытащил из кармана большой старинного вида ключ и вставил в дверь, возле которой они стояли.

— Прошу вас, — сказал он.

Тяжелая дверь со скрипом открылась. Перед глазами Блейка был узкий короткий коридор, в конце которого высился старый обшарпанный шкаф, а по его бокам, словно стражи, стояли помойные ведра и швабра.

— Что? — сказал профессор, почуяв разочарование Блейка. — Не очень похоже на библиотеку или кабинет ученого? Зато здесь спокойно и тихо. И полно всяких неожиданностей. Вот неожиданность номер один. — Он ткнул рукой в потертый гобелен на стене, и там открылась небольшая дверь, за которой оказалась крутая лестница наверх, ведущая в квадратную башенку, в чем они вскоре убедились, когда последовали за профессором.

— Ну, что скажете? — отдышавшись после подъема, вопросил тот. — Когда-то здесь был монастырь. А в этой башне собирался капитул, совет из духовных лиц, на свои совещания. Сегодня совещаться будем мы… Как вам здесь нравится?

— Вау! — в один голос воскликнули Блейк и Дак, потому что помещение вполне заслуживало этого возгласа, означающего удивление, одобрение и многое еще в том же роде.

В центре возвышалась колонна, поддерживающая куполообразный потолок, и вместе они были похожи на каменный зонтик. Из маленьких круглых окошек открывался вид на территорию колледжа — черепичные крыши, каменные стены и арки, ощетинившиеся пиками и другим «оружием», зеленые лужайки с нависшими над ними дождевыми тучами.

Помещение выглядело не слишком опрятным, как и его хозяин. И помогали создавать эту картину книги. Они были везде: не только на полках, но и на полу, стульях, столе, на тумбочках и этажерках. Сесть было негде, ходить затруднительно, стоять тоже. Неужели один человек может все это прочитать?

Блейк напрасно оглядывал стены — куда бы повесить куртку. В конце концов сложил ее и пристроил на свой рюкзак, который снял с плеч и осторожно поставил на книги. Кстати, дракон, все еще пребывающий в мешке, вел себя спокойно.

Профессор предложил Дак тоже снять верхнюю одежду, но она отказалась.

— Разве что не спит в нем, — ворчливо сказал Блейк. — Совсем сдвинулась!

Дак посмотрела на него почти как их мама, когда хотела выразить не словами, а взглядом что-нибудь вроде: ну что с тебя взять, ты же неуправляемый…

И тогда Блейк решил перейти побыстрее к делу и произнес:

— Вы обещали рассказать об Эндимионе, мистер Джолион. Мы слушаем вас.

Профессор уселся на диван, подвинув лежащие там книги, пыль с которых взлетела и кружилась, пока не осела снова на них же. Блейк и Дак устроились на краешках стульев и приготовились к рассказу. Однако профессор не торопился.

— Прежде всего, — сказал он, — я хочу узнать, Блейк, каким образом тебе стало известно имя Эндимион? Предполагаю, твоя мать сообщила что-то?

Блейк покачал головой.

— Совсем нет.

— Вот как? А тогда откуда?

Блейк задумался. Стоит ли сразу выдавать себя? Признаваться, что рылся в редких книгах, и одна из них потом исчезла у него из-под носа?

— Может, на вчерашнем ужине кто-нибудь рассказал о нем? — попытался помочь с ответом профессор.

Но Блейк уже решился — в самом деле, чего тянуть резину?

— Я нашел здесь… в библиотеке колледжа, — сказал он. — Случайно… Книжка была с его именем.

— Ты говоришь правду? С именем?

Дрожь, чуть ли не страх в голосе профессора смутили Блейка.

— Да, — повторил он. — Я совсем нечаянно взял ее с полки, открыл, а там ничего нет. Ни единого слова. Только имя на обложке. А что, сэр, она такая… такая особенная, эта книга?

Профессор некоторое время внимательно смотрел на него, словно изучал лицо, и наконец сказал очень серьезным тоном:

— Да, мой мальчик, это чрезвычайно важная книга… Для науки, для людей. Единственная в своем роде.

— Она волшебная? — подала голос Дак. — А такие бывают?

— Никакая не волшебная, — поторопился ответить Блейк просто для того, чтобы последнее слово не осталось за сестрой, хотя сам, после всего, что случилось совсем недавно, склонялся именно к этому.

загрузка...