Читайте без рекламы
ВСЕГО ЗА 50 Руб./месяц

Арканы Мерран. Сбитый ритм (СИ), стр. 96

- Дааа? А почему бы это? – с притворным удивлением протянул священник.

- Повстанцы увидят в алтарной надстройке дверь, начнут ломиться...

- Ах вот как. Действительно... Стоп! Давайте обратно. А ты, - звук удара, - кажется, мы общались по душам?...

Меня начали разворачивать обратно. В момент поворота, я уперлась каблуком сапога в пол. Присела, утянула стражника за собой в резкий вираж. В тот же миг с той стороны, где стоял Халнер, донеслись характерные утробные звуки.

- Да монторпы тебя ***! – закричал священник.

Мы со стражником начали падать. Я запустила пальцы в подпространство. Вынула Нарну лезвием вперёд. Вернее, назад. Стражник охнул. По рукам потекло что-то теплое. Хватка на моих локтях ослабла. Пол ударил в бок. Перекатилась. Вскочила.

Священник стоял ко мне боком. Ругаясь неподобающими сану словами, мужчина отряхивал рясу от блевотины. Её источник в лице Халнера кашлял и плевался, повиснув на руках стражников – лица брезгливо перекошены, хватка явно ослабела. Хал приподнял голову, подмигнул. Дернулся. Вырвался от одного. Со вторым завязалась борьба.

Священник оторвался от гигиенических процедур. «Убийство лиц в сане – тягчайшее преступление», всплыло в мозгу. Ну что ж. Я схватила святошу за шею сзади, слегка кольнула Нарной ребра.

- Отпускай его, - прошипела в ухо.

В ответ хрип. Взмах руки, и Халнера отпустили. Прихрамывая, он сделал три шага вперёд. Я тоже отпустила священника, сильно толкнув в спину. Схватила Хала за руку. Он кивнул, и накрыл второй ладонью ту мою руку, в которой я сжимала Нарну. Двигаясь, как единое целое, мы вспороли пространство.

Мир замелькал. Перерезанные нити разлетелись в стороны. Ну, а теперь? Что делать, куда править? Я крепче вцепилась в Хала.

- Я направляю. Отслеживай точки, не давай нам вылететь, - прошелестел он.

В этом пространстве, точнее, подпространстве, голос звучал приглушенно, словно издалека. Я кивнула. Сосредоточилась на том, чтобы двигаться четко по линиям «сети», непроваливаясь в её дыры. Повороты задавал Халнер. Мелькали туманные очертания предметов, построек, природы, существ…

Наконец, из серого «нигде» появились башни Большого замка. Нити накренились, расщепились, сплелись. Что-то холодное, похожее на незримые щупальца, заскользило по нам, сдавило грудь. Халнер крепче прижал меня к себе одной рукой, второй отпустил рукоять Нарны.

Мы вывалились на твердое. Темнота. Запах мокрых камней, затхлости, немного – крови. Кое-где белели горки снежной крупы. Морозец щипал кончик носа. Не смотря на то, что Халнер всё ещё обнимал меня, холод моментально просочился под разодранную одежду.

- Стоять! Руки!

Из темноты появились два нестерпимо ярких фонаря. Халнер поднял руки ладонями вверх, сжал кулаки. Я почувствовала, как запульсировали клейма Инквизиции на запястьях.

- Да не погаснет священное Пламя, - сказал Хал.

- Пока океан Мерран не поглотит звезд, - ответили из темноты.

Фонари, слепившие глаза, потускнели. Кто-то что-то сказал, кто-то что-то ответил. Я не слышала: в ушах звенело, с каждым вдохом все сильнее. Хал слегка подтолкнул меня вперед. Я сделала шаг…

В пояснице что-то взорвалось, нашпиговало тело раскаленными осколками. Словно личинки хищного цветка, они извивались и двигались, прокладывая норы сквозь плоть.

Безмолвно корчась, я рухнула лицом в снежную крупу.

Глава 31. Где брат твой?

Аркан VII Колесница. Глава 31. Где брат твой?

На золотых песчаных волнах качается рыбокорабль. На деревянном настиле стоит отец - в парадных доспехах, статный. Завитки иссиня-черных волос рассыпаны по плечам. Громогласно смеётся. Заплетенная в косы длинная борода подрагивает. Висящее на поясе оружие весело звенит.

Рядом с отцом - высокий человек в расшитом камзоле. Он очень похож на Халнера, только гораздо старше. Человек опирается на трость, отводит с лица пепельные пряди, растрёпанные ветром. Завидев меня, кивает. Кривит губы в улыбке, но в холодных голубых глазах только цепкое любопытство.

- ..ания Селия Кад… …вом рождения чистокров…

Голос звучит глухо, далеко, едва слышно.

Чуть позади отца стоит моя мать. Она в своей любимой тоге золотой парчи, но, вопреки традициям Сетера, волосы беспрепятственно падают на спину. Мне хочется подойти, но невозможно сделать и шаг: ноги будто вросли в деревянный настил.

Мать улыбается и подходит сама. Я обнимаю её, как в детстве. Слышу знакомый запах пороха и огня, который не выветривался даже из самых парадных её одеяний. Мать отстраняется, поправляет мои вечно непослушные кудряшки.

В следующий момент мои руки хватают воздух. Мать снова в стороне. Улыбаясь, смотрит куда-то вбок.

- …щенным Пламенем, кровью Великого Ап…

Я слежу за её взглядом, и вижу другую женщину. Та неловко сплела пальцы рук, и застенчиво улыбается, будто смущаясь своей молодости и ослепительной красоты. Потом, она оказывается рядом и тоже обнимает меня. Тёмные волосы щекочут нос, я с трудом сдерживаюсь, чтобы не чихнуть. Женщина улыбается шире, и её мягкие зелёные глаза смеются – совсем как у Хала, когда он в хорошем настроении. Потом она удаляется.

-...зяйку Хейдар и наре...

Мужчины завершают разговор и разворачиваются. Берут меня за руки. Корабль растворяется вместе с золотым светом. Мы оказывается в черном пространстве. Страшно. Я поворачиваюсь к отцу, будто маленькая. Он серьёзен и кивает куда-то вперёд. Там ничего нет, только черная пустота. Я смотрю на второго мужчину. Тот криво усмехается, и тоже показывает в чёрноту впереди. Затем оба отпускают мои руки и слегка толкают в спину.

- …право – сила и богат… ность – жизнь Императ... мени и продолж…

Падение. Во тьме появляется белоснежная точка. Точка начинает стягивать к себе всё пространство. Над ней - два золотых глаза без зрачков. Глаза, которые суть мириады звезд, что смотрят, вечно смотрят со звёздного неба, из тьмы космоса…

- …дет так, пока океан Мерран не поглотит звезд.

Звезд…

Звезд…

ЗВЕЗД…

…Я открыла глаза. Камень. Низко. Кружится. Сейчас раздавит. Натурально же раздавит! А я ни рукой, ни ногой… Не согнуть. Не подвигать. Ничего. Боги…

Потолок кружился все медленнее. Паника потихоньку отступала. Начали появляться звуки: скрип пера и кресла, дыхание, движение огня. И запахи: пот. Кожа. Сладковатый дымок смолы бунии

Кашель. Поверхностное дыхание. Усилие, нормальный вдох. И выдох. И вдох…

Проморгалась. Потолок-то, оказывается, не такой низкий. Хотя все равно каменный. Значит, подземелье. Или гробница?

С трудом повернув голову, увидела доску. Ошкуренную, но не слишком давно – дерево еще сохранило свежий запах. Перевела взгляд выше. Стол. На нем – бумаги. За столом – человек. Юноша, совсем молодой, почти мальчишка. Застиранная до серости рубаха навыпуск, черные форменные штаны. Одна рука – на перевязи, бинты в темных пятнах.

Я захрипела. Юноша вздрогнул, посмотрел на меня удивленно. Потом по сторонам, словно вспоминая, где он и что вообще здесь делает.

- Доброе утро, хозя… эээ.. сестра Кетания, – неловко ухмыльнулся он, - хорошо, что вы уже. А я тут это… я брат Кевин.

Он протянул ладонь для приветствия. Я хотела ответить на жест, но не смогла пошевелиться, пальцы лишь дрогнули.

- О, ничего страшного, - Кевин погладил меня по руке, слегка надавил на кожу, - вам надо восстановиться, командир сказал, это займет какое-то время… вы чувствуете прикосновение? Следите мысленно...

Он начал разминать мои ладони и пальцы. Постепенно я смогла шевелить руками, потом - корпусом. Неловко подтянулась, села. Зажмурилась, попав на прямой свет от круглой лампы, что висела на противоположной стене – до этого я лежала в тени стола. С наслаждением почесала шею – что-то страшно зудело у основания волос. Я с удивлением нащупала прикрепленный бинт.

- Ой, нет-нет-нет, не расчесывайте! Моя матушка в свое время расчесала, до сих пор мучается, хоть маскируй, говорит, да нельзя же, позор от семьи отка…