Арканы Мерран. Сбитый ритм (СИ), стр. 80

загрузка...

Меня тут же стащили вниз, на уровень общего зала. Вместе со мной спустились и трое сестёр-инквизиторов. Всё верно: зима в этом культе - мужское время, женщинам на алтаре находиться не положено. Разве что коротко, и по разрешению крупного сановника. Хм. Интересно, какой ранг у Паприка?...

Слава всем богам, служба была короткой: сосредоточиться на происходящем я уже не могла, подпевать гимны тем более. Запястья пульсировали и горели, босые ноги на каменном полу превратились в два куска льда. Но вот Паприк умолк, осенил всех кругом Апри, и спустился по правой стороне алтарного возвышения. За ним последовали братья, а за ними – сёстры. Все вместе они вышли из храма через небольшую дверь.

Так, и чего?

Я сунулась следом, но резные створки оказались заперты. Как и ещё одни, и ещё – все семь штук, по числу пределов. Подалась только восьмая – та самая, из которой я и пришла.

За то время, пока длилось посвящение, дорожки основательно подзасыпало. Опрометью одолев расстояние до дома, я начала биться о мембрану: забыла, где конкретно находится вход. Наконец, окно подалось. Заскочив в тепло, я первым делом проверила, на месте ли мои вещи. Облегчённо вздохнув, надела на шею медальон с огнём, засунула Нарну и слиток спрятала в личное подпространство. После этого начала судорожно переодеваться.

Да что за ****! То спадала эта хрень, то не снимешь! Задохнусь сейчас! Ай, запястья-то как больно…

- Да тише, тише ты! Хорош казенное имущество портить! – проворчал голос Халнера, и знакомые руки помогли выпутаться из ткани, - вот, так-то лучше. Вот, вот твоя одежда, не волнуйся. И давай на ковёр становись, замерзла же. Руки аккуратней. Ничего, завтра пройдёт.

- Ага, да, спасибо… а ты чего, давно тут? А чего на церемонии не был?

- Не положено, - резко ответил Халнер.

Потом он криво усмехнулся и протянул мне флягу, судя по весу, сильно ополовиненную.

- Поздравляю, сестра…

Глава 26. Упасть, чтобы подняться

Аркан VI.Влюбленные. Глава 26. Упасть, чтобы подняться

Молочко, отжатое из семян тирелей, не смешивалось ни с чем, превращаясь в подвижные слои в любой жидкости. Это свойство активно использовали при приготовлении смесевых напитков, особенно, на базе эля. Вот и сейчас, в заказанном мной котеро, белые разводы плавно поднимались и опускались. Очертив полукруг по кружке, слои «закуски» поворачивали обратно, чтобы снова наткнуться на стеклянные стенки. А убери эти стенки, что будет? Неказистая лужа, и всё. Старая истина: некоторые вещи имею смысл, только будучи загнаны в рамки. Неужели и я тоже?...

Я глубоко вздохнула, и взяла из круглой вазочки на столе пропитанный маслом и травами сухарик. До рта не донесла – остановила руку на полпути, и стала рассматривать запястье. Странное ощущение. Орр больше нет, вместо них – имитация. Узор, искусно выплетенный под кожей золотой краской. Маскировка такая. Правда, в мясе, в венах, чуть ли не в костях, сидят теперь новые кандалы. Разящий меч справедливости Апри, как же. Пафосу то, пафосу… зато передвижение инквизитора по Империи ограничено лишь Уставом. Это непременно надо использовать. Надо.

Я ещё раз вздохнула, и посмотрела на столбик цифр, которые писала на салфетке. Здесь я без малого местный год. А вот дома сколько времени прошло - неизвестно. И какая ситуация, тем более не ясно. Я, конечно, оставляла сообщникам инструкции на случай своей внезапной гибели… но по писанному никогда не выходит. А как тогда? Добрали войска или распустили? Вернули Сетер, не вернули? Скормили этому ублюдку его собственные потроха, или сами загремели на четвертование? Боги. Нет, лучше не думать. Слишком всё зыбко и далеко. Сейчас главное – вернуться.

Так… Перевалы на Великом Хребте открываются не раньше середины весны. Получается, соваться в Предгорный раньше Правой четверти смысла нет. Долго. С другой стороны – хорошо. Времени на подготовку нужно много. Нужно как-то наработать навыки, добыть снаряжение, которое я даже не знаю пока, где купить. «Перенабить» имя в базе крови, чтобы быстро не розыскали… И только потом скрываться по лесам и горам, пока не найду Переход. Или пока еда не закончится. Да! Вот ещё пункт: еду обязательно брать, и много – не доверяю я природе Мерран. Так не доверяю, что даже попробую найти проводника, если только кто осмелится соваться в те мёртвые края. Храбрец вряд ли доживёт до Тмирран – от лишних глаз надо избавляться. Этот урок я выучила ещё дома… Дома. Что теперь для меня дом?

Я, наконец, съела сухарик. Запив его котеро, посмотрела в широченное, во всю стену, окно. Всё так же через улицу темнели ступени Судебного собрания. Заведение Высоких, где собираются местные Высокие решать свои Высокие вопросы. Интересно, а где у Инквизиции собственный суд? Хотя у них трибунал, вроде. Вот как попаду под него за дезертирство! Хотя, с чего? Я инквизитор самого низкого ранга. Помощник при полевом сотруднике, и только. Собственных дел нет, заданий нет. Боевого поста и того нет. Ну, в постели если только…

Постели! Под ложечкой неприятно заныло. Что я скажу? Как? Или не говорить вообще ничего, а просто в одно прекрасное утро исчезнуть? Да, так лучше всего. Я схватила новый сухарик, и начала его крошить. Идиотка. Сколько раз говорила себе: не привязывайся к людям, не привязывайся, одни неприятности от этого. Потому что любой контракт можно разорвать, из любого плена сбежать. А от себя самого – куда денешься?...

На столик упала тень.

- Вы позволите?

- Нет.

- Он не придёт.

- А ты сейчас отсюда уползёшь, – отрезала я, не поднимая глаз.

- О, да ты остра на язычок, Кетания.

Вздрогнув, я, наконец, взглянула на говорившего. Несколько секунд потребовалось, чтобы понять, кто передо мной. Боги. Надеюсь, он тут недавно.

- З-здравствуйте… - оскалилась я.

Брат Паприк собственной персоной. Магистр инквизиции с весьма размытым кругом обязанностей. А еще - непосредственный начальник Халнера, то бишь, и мой.

- События сегодня развивались немного непредсказуемо, но интересно, - Паприк уселся напротив, и кивнул на здание Собрания, - наши с вами общие друзья сделали два заявления. Одно мы уже ожидали, другое… прямо скажем, поставило в тупик. И не только нас. Так что теперь оно станет предметом тщательного выяснения подлинности.

Пока он говорил, возле здания суда началась суета. Подъехала большая повозка казенного вида. Из неё вверх по ступенькам побежали люди.

- Пока идёт проверка заявления, действующие лица должны быть в комфортных условиях на виду у судей, - продолжил магистр, - так что, свет Аделаида, предлагаю и вам перебраться в более подходящее для ожидания место.

- Например?

- Например, в гостиницу Алебро. Позвольте вас подвезти.

Залпом допив котеро, я положила несколько монет на стол, и встала.

До возка мы шли молча. Задержались проследить, как из дверей суда выходят Халнер и Дарн, каждый - между людьми в форме внутренней гвардии. Все вышедшие сели в большую повозку, которая быстро уехала.

- Их повезут в Центральную башню, - сказал Паприк, пока я устраивалась в полутьме его личного транспорта, - там камеры для Высоких вполне ничего, вот только выходить на улицу нельзя… и посетителей принимать тоже.

- Совсем?

- Совсем, свет мой, совсем. Орешки будете?

- Нет, благодарю вас.

Я отвернулась к окну и начала разглядывать улицу. Там, укутанные в меховые плащи люди неспешно прогуливались, ведя на поводках типсов. Эти мелкие шестиногие твари, похожие на стрекозопсов, как раз сменили золотой летний мех на серебряный зимний, и отрастили дополнительную пару глаз, чтобы лучше видеть в полутьме.

Паприк с хрустом раскусил пару орехов. Положил пакетик с остальными на маленький откидной столик.

- Между прочим, вкусно. Вы зря отказались. Очень помогает прийти в равновесие. А то, знаете ли, наш друг заставил меня задуматься о тщете всего сущего… Ну а теперь скажите, кто знает о его крови?