Арканы Мерран. Сбитый ритм (СИ), стр. 75

- А зачем тебе Мирты, свет Аделаида?

Барни слегка картавил, что делало вариацию Простого языка ещё более странной.

- Бусики хочу сделать, - не оборачиваясь, отрезала я.

- Бусики? Бусики это хорошо.

И добавил совершенно нормальным, деловым тоном, который ничего общего не имел с той выбешивающей вальяжностью, с какой он говорил весь вечер:

- Старый скряга пожидился, а у меня есть пара свободных камешков. Сама понимаешь, отдам не за так. Есть работа для того, кто разбирается в камнях на твоем уровне. Интересно?...

***

Пройти по стенке. Отдышаться. Пройти ещё. Боги. Совсем навык потеряла. Или это всё долбанный отвар, который Хал продолжает регулярно мне подсовывать вместо настоек?

Только не закрывать глаза, не давать миру кружиться. О боги. Всё-таки, те две пинты пива на всё предыдущее - лишние. Ооо… А ещё эта коляска общественная… Ооо, растрясло-то как… и чего потащилась обратно в гостиницу ночевать? Вот ханжа стала! Выспалась бы в трактире, где выход на дело отмечали… Ооо… Так, вот и пришла. Ещё чуть-чуть… Ой! Это что за ересь?

Переулок, по которому я решила срезать путь, перегородил частный крытый возок. Да не просто возок, а самоходный, на крабьих ногах. Цивильный, рыбой не воняет. Я пнула ближайшую конечность. Раскорячился тут, понимаешь! Нога не шелохнулась. Ишь! Ладно, так пройду. Места мало, но есть. Как раз хва…

Бам! Дверь возка распахнулась, я чуть не влетела в створку. Отпрянула, накинула тонкую свёртку – мало ли.

- Подумайте-подумайте, мастер Хайдек. Или, уже вернее, барон Сейван? – донеслось из возка.

- Я уже всё сказал. Не меньше пятнадцати кликов нормальной земли, - ответил голос Дарна, - лучше двадцать.

- Ну, тут уж как получится. Варианты будут в договоре. Прочтёте в суде.

- Благодарю вас, - директор спрыгнул на мостовую, - счастливого вечера.

- И вам.

Дверь захлопнулась. Дарн прижался спиной к стене, пропуская повозку. Та выехала из переулка, свернула налево, устучала по улочке. Директор, не заметив меня, пошел к гостинице, мурлыкая под нос «понижение, продвижение, вызволение» - что-то вроде того. Хм. Надо будет у Хала уточнить…

- Даже и не думай.

Я подпрыгнула и обернулась. В паре шагов стоял невысокий, но крепкий старик. Полупрозрачные голубые глаза, седые волосы. Черный камзол расшит серебряной нитью. Трость с набалдашником в виде тарвола. Пронизывающий взгляд, под которым я моментально начала трезветь.

- В-вы... кто?

- Тарвол в пальто, - устало ответил старик.

Потом шагнул ко мне, и прошептал в ухо:

- Никому ни слова про повозку и услышанное. Никому. Вообще. Поняла меня?

- А… Ээээ… Да, но… всё-таки, вы кто?

- Пить надо меньше.

И исчез.

Я потёрла глаза, помассировала уши. Тряхнула головой. Уф, почудится же. То-то Хал удивится, когда… А, как-нибудь потом расскажу ему. Сейчас не надо. Вообще.

Даже за столь короткое время, что я подслушивала, промозглый воздух успел пробрать до костей, так что расстояние до гостиницы покрыла в рекордные сроки. Едва ввалившись в тёплый и пустой холл, пахнущий цветами-светильниками лаки, окрикнула юношу-регистратора. Тот вздрогнул, начал оглядываться по сторонам. Я подошла к стойке, постучала по ней костяшками пальцев, повторила просьбу. Вместо того, чтобы дать мне ключ, парень осенил себя четырьмя кругами Апри и полез под стол. Да что ты будешь делать! Пока я, рыгая и сквернословя, рыскала по настенной ключнице, пацан в голос читал молитвы. Пф! Нашёлся, понимаешь, местный Феррик!

Ключ не нашла. Потом дошло: его, наверно, забрал Халнер. Ободрённая этой мыслью, побежала наверх... И, не увидев себя в зеркале на лестничном пролёте, поняла, что до сих пор хожу под тонкой свёрткой. Да уж. Бедный пацанчик! Не каждый день голос из пустоты ключи просит…

В номере меня, действительно, ждали. Причём всем скопом, даже фифа Изабель прискакала зачем-то. Я поморщилась, и, молча, вывалила «улов» на стол. Восседая в кресле, словно божок торговли на бочках золота, Дарн тут же обхмыкал камни. В целом остался доволен, но сказал, что материал «сыроват», и надо бы поработать напильником. Углы, там, всякие срезать, да грани отшлифовать.

- Сама попортила – сама и отдувайся, - резюмировал директор, и брякнул на стол толстый кожаный футляр, - скажи спасибо, инструмент тебе купил. Два дня на всё. Чтоб не разгибаясь сидела, ясно?

- О, Дарни, неужели Кети не поедет с нами на бал? – проворковала Изабель, - я ей приглядела такое платье, надо же девочке прививать приличный вкус?

- Ой, дорогая, купи себе лучше брошку, - поморщился Дарн, и снова обратился ко мне, - приступай сейчас же, тогда будет шанс выйти в свет. Может быть.

На этом он встал и пошёл к двери. Фифа сочувственно поглядела на меня, поставила на стол флакончик синего стекла, и вышла из номера.

- Хал! Чего он? Ты понимаешь? – обескуражено спросила я, - ты ведь поможешь, правда?

Тот только усмехнулся, и отрицательно покачал головой.

***

Гора дорогих тканей и меховых рюшей залезла в возок. Пуф, ну наконец-то! Фыркнув, я отвернулась от оконной мембраны. Ещё когда ехали в Столицу, фифа начала разговоры про тряпки, манеры, да светские новости из газет. А уж теперь, когда директор притаранил приглашение на Открытый королевский бал!... Хотя, было бы интересно взглянуть на их двор. Не то, чтобы скучаю по всей этой лицемерной суете, просто сравнить с нашей занимательно. Например, как обращаются с обладателями «пепельных» титулов, а ещё – кому из не-Высоких дозволяется покупать «билет». И много ли будет фифочек, подобных Изабель.

Ну-ну. Помнится, в моём родном Сетере, такие безродные фифы с разработанными дырками, даже имели шанс сколотить нехилое состояние и «заработать» статус. Но здесь? С ихними-то заморочками? Мне, полнокровной Зрячей, она должна койку перестилать и сральник драить, а не нотации читать, как лучше волосы укладывать. Но, увы. У богов очень специфическое чувство юмора, а здешний Великий Апри – вообще извращенец.

Я посмотрела на стол и вздохнула. Камешки лежали и издевательски посверкивали. Привести в нужный вид, понимаете ли. С двух сторон чтоб грани под шестьдесят градусов, пять гряней по тридцать, остальные - по сорок пять. И да, ещё и форму соблюдать: звёздочки – для линейных иллюзий, полусферы – для объёмных, и до кучи – пирамидки, это чтобы переделывать звук. И всё надо успеть до завтрашнего вечера. И сдать в надёжные руки. Под учёт. Потому что заседание послезавтра, а «эксцессы» никому не нужны. Сволочи. Подвесить бы вас за эксцессы эти самые…

Работала долго, ругаясь и царапая пальцы. Наконец, окончательно обалдела от напряжения глаз и запаха духов, которые принесла Изабель, и которыми, оказалось, так здорово обезжиривать камни. Но, только устроилась на перерыв, раздался стук в дверь.

- Ну кто ещё, а… Хал, ты? Что, с бала прискакал, манеры не выветрились?

Стук повторился, уже более настойчиво. Пришлось выскребать себя из нагретого кресла. Ох, и достанется сейчас кому-то! Я рывком открыла дверь и…

- Здравствуйте, - снял небольшую шапочку давешний старик из переулка, - о... Неужели я не вовремя?

- Да. Ночь на дворе! Вам чего?

- Мастер Халнер назначил встречу… Но, как я понимаю, еще не пришёл. Жаль. В прежние годы он был более пунктуален. Не возражаете, если я немного подожду здесь?

Не дав ответить, загадочный посетитель шагнул в номер, немного отстранив меня.

- Какого ****? – промямлила я.

Поздно. Старик уже топтался по белому ковру, не сняв ни сапог, ни уличной коты. Прошелся, оставляя на длинном ворсе капли тающего снега и комки грязи. Вот тарвол!

- Как у вас мило и чисто! И как приятно пахнет! «Буния в цвету», верно? Похоже, старина Хал решил остепениться… да, не то, что раньше. Каждую Гарию новая дама сердца… И никого порядка в обиталище.

- Да кто вы, тарвол раздери?!

- Я не представился? Паприк. Старый приятель мастера Халнера, - с улыбкой ответил незнакомец, и усёлся в кресле.