Арканы Мерран. Сбитый ритм (СИ), стр. 40

- Опа, Кети! Привет!

- Отто! Тарвол тебя!– я подскочила от неожиданности, - привет! а ты чего тут? Вы же с Лили собирались…

- Собирались, - вздохнул силач, и сразу как-то сгорбился, - но меня перехватили вот… послали за покупками. Заплатить обещали хорошо. А ты ж знаешь, мы с Лили на свадьбу копим нормальную…

- Да уж помню, - фыркнула я, - ну, не буду задерживать.

- Нет-нет, это очень хорошо, что я тебя встретил! Я за лампой, думал и для Лили что чего прихватить, чтоб не дулась… пойдём со мной? Поможешь выбрать, я в этом вообще ни ногой. А ты ж девушка… И со вкусом…

- Чегооо? Кто со вкусом? Я со вкусом? Я тя ща в канал макну, сразу вкус почувствуешь! – захохотала я, - ладно, пошли, страдалец. Мне тоже поглядеть интересно, может, и себе возьму чего.

Снаружи лавка оказалась неприметной – простая деревянная вывеска «Всё для ароматов» и несколько пыльных светильников за мембраной узкого окна. Но стоило войти, как голова закружилась от мешанины благовоний, а глаза разбежались по разноцветью стекла, камня, кости, дерева. Удивительно, но побрякушки и правда выглядели красиво и достояуно, без излишеств вроде трёх видов резьбы с Вот Такими Каменюками Посередине. Пока я блуждала между полок и придирчиво выбирала лампы, Отто протянул продавцу бумажку, а потом ушел вслед за хозяином во внутренние помещения.

Вышли из лавки мы часа через полтора. Силач тащил пухлый пакет белой бумаги, перевязанный цветной лентой, а я – пару тканых кульков поменьше. Вдруг, Отто остановился, словно пришпиленный.

- О Великий Апри… - прошептал силач, чуть не уронив пакет на землю, - полчаса… Через полчаса…

Я проследила за его взглядом и увидела башню ратуши с часами.

- Чего ты там бормочешь? Опаздываешь куда?

- Кети! Кети, мне срочно нужна твоя помощь! – затараторил Отто, не отводя взгляда от часов, - пакет надо отнести в другую лавку. По Цветочному мосту на соседний остров, потом прямо, третий переулок налево, и справа пятый дом! Умоляю! Там деньги дадут, возьмёшь половину… Да хоть всё возьми, только сходи! Прошу тебя! Я… я должен… это для... для свадьбы… это…

- …дело жизни и смерти, - мрачно кивнула я, - разумеется. Давай пакет. Адрес-то скажи конкретный?

- А? Эээ… мастерская Юкарли. Ну, увидишь, или спросишь. Её знают. А! чуть не забыл! Скажешь что от нашего директора с наилучшими пожеланиями! Спасибо! Спасибо, Кети! Я… я в долгу! Спасибо!

Выпалив благодарность, силач сорвался с места и побежал через ярмарочную площадь, чуть ли не расшвыривая толпу. Ну да что с него, влюблённого идиота, взять? Вздохнув, я сплюнула, и неспешно пошла в указанном направлении.

Идти оказалось недалеко, да и мастерскую Юкарли действительно знали хорошо. Каково же было моё удивление, когда за прилавком оказался... тот самый дородный человечек, что приходил в гостиницу, и которому, как оказалось впоследствии, Дарн продал мой медальон с Пламенем. Как ни странно, ювелир меня узнал – должно быть, запомнил ещё в гостинице, когда подходила посмотреть, что дают.

- Ооо, кого я вижу! Прелестное дитя сцены! Вы решили посетить мою скромную обитель? Понравилось что-то из каталога, или…

- Простите, но я не за изделиями. Вам пакет. От нашего директора, с наилучшими пожеланиями.

- О! Пакет? Мне? Мастер Хайдек, должно быть, ошибся…

- Не знаю. Мне просто сказали передать.

- Ну что же… передавайте благодарность, и да хранят его лучи великого светила!

Ювелир с поклоном принял свёрток и, быстро спрятав его под прилавок, снова обернулся ко мне.

- Ну что же, вот вознаграждение за беспокойство, - он протянул небольшой, но увесистый мешочек из расшитого шелка.

- Благодарю. До сви…

- Подождите!

Пухлые пальцы потянулись под стекло витрины.

- Свет мой, к вашей внешности безумно пойдёт вот эта диадема! Вы же истинное Чёрное Солнце! Волосы, как солнечный свет, и глаза, как зимняя ночь! Примерьте, прошу!

- Эээ… да я как-то не того…

Отмахаться от назойливого торговца удалось с превеликим трудом. Всю дорогу до гостиницы я буквально пробежала, не в силах отделаться от дурацкого чувства, что сейчас ювелир выскочит следом, размахивая в воздухе цацками, будто верёвочной петлёй. Так что деньги из мешочка с вознаграждением я всё-таки взяла: немного за услугу, немного за моральный ущерб. Впрочем, основную часть передала вечером Отто, и подтвердила надутой Лилиан, что её жених не по девкам шлялся, а ходил по очень важным театральным делам. Остаток вечера провела в поболтушках с Эвелин. Мы долго сидели в уголке под балюстрадой второго этажа, разглядывая огоньки от свежекупленной лампы и разговаривая ни о чём.

Вскоре после полуночи над нашими головами проскрипели чьи-то шаги. Ровные, мерные, с едва заметной хромотой на левую ногу – а потому что нечего сапоги неразношеные сразу напяливать. Аккуратно свернув беседу, я оставила лекарку размышлять о чём-то своём, а сама отправилась в свою бывшую «лабораторию», на свидание с таусами, огнепёрыми птицами срочной почты.

А наутро в раскрытое окно номера долетел недалёкий взрыв.

Глава 14. Тень подозрений

Аркан III.Хозяйка.Глава 14. Тень подозрений

Люди любят сплетни. Люди ужас, как любят сплетни. Обожают просто. Особенно, про власть предержащих. И, как всё, придуманное человеком, будь то рассказ, байка или религиозный гимн, суть любой сплетни сводится к двум вещам: любовь и кровь.

С первым кумушкам Дельты не светило: лорд-наместник Ириан оказался примерный семьянин. По-настоящему примерный, по всей строгости человеческого и Солнечного закона, исполнения которых он требовал ото всех. Оставалась кровь. И вот тут слухи уже было не остановить. Лорд, и правда, любил суровую справедливость. Одни законы чего стоили. Но, если верить листовкам, то, кроме требований неукоснительно соблюдать закон, он многие тысячи раз дергал рычаг виселицы, фокусировал линзу, сёк, и так далее. Сам, всё сам. Иначе аж кушать не мог.

Теперь же роли поменялись.

На священные дни Левого месяца лорд Ириан уехал вместе со всей семьёй в летний дом. Там – молитва, отдых, посещение сельской ярмарки, время с женой и детьми. Когда же праздники закончились, ранним утром первого рабочего дня, весь кортеж лорда, вместе с семьёй, гостями, и приближенными, взлетел на воздух в центре города, на Цветочном мосту.

То, что это взрыв, я поняла не только по звуку и сбивчивым рассказам очевидцев – достаточно оказалось одного взгляда на место происшествия. Конечно, к тому времени обгорелые остатки кортежа уже убрали, следы крови замыли, мост закрыли… но даже издалека хорошо просматривались чёрные каверны, выеденные Пламенем. Для понимающего человека вполне достаточно.

«По причине временной недееспособности лорда-наместника», руководство провинцией Дельта перешло к главному помощнику лорда Ириана с труднопроизносимым именем Гуран Варкоч. Желчный, но трусоватый, он настойчиво делал вид, что ничего не произошло. По официальной версии, на одном из ибисов загорелась бочка с вином, лорд получил ожоги и скоро поправится. Про семью не говорили ничего.

Зато много говорили про Апри, его волю, заповеди, праздное шатание и… лицедейские выкрутасы. В результате, по нашей гостинице шарилась кентура церковной гвардии: черно-белые одеяния, алебарды с лопастями в виде полусолнц, кадила-кистени – ну сущая Цитадель на выезде. Это вместо того, чтобы помогать внутренним войскам прочёсывать город, да. Всё потому, что его солничество Варкоч занимал не только светскую должность, но церковную, а именно – первосвященника Дельты. Фанатик, он ненавидел любые развлечения, и как-то даже поцапался с Дарном на приёме.

Тогда ссору погасил сам лорд, но теперь, в отсутствие высокого покровителя, театр получил порцию ночных обысков, пристрастных допросов, и сокрушительный пинок под зад. Первым «вылетел» Курт – по внутренней иерархии священников, Варкоч имел право немедленно отстранить своего «проштрафившегося» младшего коллегу и направить того на разбирательство. Так театр окончательно лишился «духовной опоры и защиты».

загрузка...