Арканы Мерран. Сбитый ритм (СИ), стр. 37

Знакомой такой кампании. Из которой все видели, что мне плохо, но никому даже в голову не пришло пойти следом. А если бы я не умела драться?!

Я сжала кулаки и пошла вперёд.

- …со старыми знакомыми… ой!

Равор поперхнулся остатком фразы и отступил на полшага.

- О, Кети! – вскричали Маро и Отто, заметив меня, - а м-мыы тут это.. совет держим, ты где… р-решили, ты развлекаешься, только утром появишшься, и… О Апри, что с тобой?!

- Со мной? А сам как думаешь?

Маро поморщился и потупил взгляд. Отто страдальчески заломил брови. Эвелин и Лили хором охнули и прикрыли рты ладошками. Я растолкала ребят, встала в центре круга.

- П-привет! А я… я как раз опять рассказывал, как ты куда-то делась… и я… эээ… не смог тебя догнать, - начал лепетать Равор, заикаясь и завышая голос на ударных слогах, - я это… потом.. а что, новый знакомый грубоват оказался?

На миг я обмерла. Потом до меня дошло, что со стороны всё выглядит, как изнасилование. И он ещё ржёт?! Со всей силы пнула по яйцам. Согнулся – схватила за грудки и вмазала лбом в лицо. Раздался хруст. Равор с воем упал на спину, цепляясь за перила лестницы.

- Эйэйэй! Кети! Стоп! – Маро начал оттаскивать меня прочь, за что тоже получил пару ударов.

- Равор, …..! Мразь, ….! На куски порву, …..! Живьём ….!

Я вырвалась от Маро, но меня перехватил Отто. И без того сильный, он и захват взял так, что даже повернуться невозможно. Тем более, с раненым плечом.

- Тварь! – сдавлено крикнул Равор, щупая сломанный нос, - да я тебя….!

Его схватили двое огнеходцев. Поднялся гвалт. Мы с Равором орали друг на друга, другие – на нас, чтобы перестали рыпаться, Эвелин и Лилиан голосили, чтобы все успокоились, где-то на заднем плане надрывался колокольчик дежурного.

- Кет перепилась, на людей кидается! – заголосил Равор, показывая на своё лицо, - делась из кабака не пойми куда, встряла, а теперь на меня всё валит и…

- Это ты в штаны навалил! Бросил меня одну против четырёх, мразь трусливая! Я её не знаю, я ничё не видел! Ублюдок!

- Шлюха! Сама с ними пош…

- Харэ орать! – снова рявкнул Дарн, - Равор, а ну иди сюда! Эвелин, тоже пошли, осмотришь его. Отто, отведи Кет к Коре. Остальные по койкам. Молча! И быстро!

Огнеходцы отпустили Равора. Тот поплёлся следом за директором, одёргивая залитую кровью рубашку и старательно расставляя ноги при ходьбе. Отто отпустил меня. Кровоток возобновился, вместе с ним усилилась боль.

- Ууу, – Маро аккуратно поддержал меня за талию, - идти сможешь?

- Ффффхх… Конечно. Гррр, не трогай! Выпить есть? Нет? Жалко…

- Тебе и правда лучше к Коре, - вдруг вставила Лилиан, всплёскивая руками, - она живёт на тре… тьем… этже… здрасьте.

Девушка покрылась румянцем и нервно сглотнула. Мы обернулись и увидели Халнера - за нашими спинами, совсем рядом. От него пахло курительными травами и тем самым хорошим алкоголем, что я почуяла с порога гостиницы. откуда он тут?! На диванах-то сидели совсем другие люди!

- Ребят, идите-ка к себе. Кети я сам отведу, а то Кора с недосыпу страшна. Потом вас всем гуртом лечить придётся.

Не дожидаясь ответа, Халнер взял меня за локоть и повёл в дальний угол холла, к запасной лестнице.

- Ты чё сюда-то? Темно же! Пошли по нормальной лестнице?

- Мда? Чтобы ты снова затеяла драку? Иди давай! За перила держись.

Больше мы не произнесли ни слова, пока не вошли в его номер. Я не удивилась. Действительно, зачем будить пожилую женщину, когда ранение лёгкое и есть собственная аптеччччч-кааа!

- Тихо, тихо. Всё, - болт звякнул о железную кювету.

Странная штука, никогда не видела таких. Без древка, без дополнительных стабилизаторов, лишь короткое, с палец, трехпёрое лезвие с обратными заточками по внутренним частям и на головке.

Халнер нахмурился и повертел штуковину пинцетом.

- Имена, звания, часть, хоть что-то назвать сможешь?

- Чего?

- О Великий Апри… - он принялся обрабатывать рану, - кто напал? Ты разглядела хоть какие-то знаки различия? Как они называли друг друга? Сколько солнышек на воротниках?

- Эээ…. Никак не называли. Солнышек у одного четыре, у другого, кажется, три, и ещё айййй! у двоих по паре. А ты откуда знаешь?

- Это болт от ручного скоростела, их выдают только армейцам. Мда… Жаль, здесь выпуск старый, без штампа части. Ладно, монторп с ним. Ты убила кого-нибудь, кстати?

- Нет, к сожалению, не убила, только - пффррр, аккуратней, больно же!

- Да всё уже почти. Ну сиди ты спокойно, а!

На самом деле, Хал действовал аккуратно, но отчего-то хотелось поёрничать.

- Вот сам и сиди! А меня тут, между прочим, убивали! Еретеки хреновы… Как почему? Это же они и сожгли Тмирран. А теперь, видишь ли, свидетель объявился. Хотя какой из меня свидетель? Всё равно никто слушать не будет. Всем всё по барабану…

Халнер хмыкнул, но ничего не сказал. После того, как обработал рану, ещё раз выспросил детали сегодняшнего нападения и зимних событий в Тмирран, а потом категорически отказался отпускать меня куда-либо из гостиницы вообще и из своего номера в частности.

- Всё, хватит болтаться без присмотра. Сейчас поспишь здесь, а утром начнёшь заниматься кристаллами. Как раз инвентаризацию проводить пора.

Глава 13. Семейные штучки

Аркан III.Хозяйка. Глава 13. Семейные штучки

Сложно сказать, какое наказание за бузу выбрал бы Дарн, но, с легкой руки Халнера, это оказался домашний арест. Гостиница-шапито-гостиница, ни шагу в сторону, прыжок – попытка улететь. Для меня, разумеется, ещё и с выкрученными на короткий поводок Оррами. Равор под присмотром своей мамаши Изабель скорбел по сломанному носу и заправлял огненные шары, а я корпела над учётными тетрадями и ненавидела всех и вся. Мало того, что за рабыню, считай, держат, так теперь ещё и кабаки отняли!

Потом случилось неожиданное: Халнер подкинул несколько очень интересных книг по исследованиям Цветного пламени - должно быть, хотел меня подбодрить. Откуда ему знать, что я уже давно думаю над тем, как приспособиться к стабильному пространству Мерран и вычленить Зелёную, самую разрушительную цепь Пламени? Застукав меня за выковыриванием светляков из коридорных ламп, Хал долго фырчал про пожар, безопасность, и так далее. Сговорились на том, что подобные эксперименты можно проводить только «под присмотром». Сказано-сделано: гостиная двухкомнатного номера Хал тут же превратилась в лабораторию.

Не смотря на нестабильность пространства, в моём мире цветное Пламя создавало чёткие цепочки пламя-пепел-пламя, для которых важнее всего - правильно подобрать катализатор. В стабильном Мерран огонь, напротив, будто оживал, стремясь не просто переработать топливо, а стать его частью - именно так горели, не сгорая, таусы, огненные птицы срочной почты. Экспериментируя, я постепенно поняла, куда и как надо подсворачивать пространство, чтобы лепестки, с одной стороны, оставались стабильными, а с другой, не «прилипали» к чему-либо.

Однако сбои, конечно, случались. После трёх глубоких подпален на стене, подожженной шторы, и разговора на повышенных тонах, Халнер наконец-то вернул мой фамильный медальон – его, как и мой родовой кинжал, «конфисковали», когда я только попала в театр и валялась в лазарете после горной реки. С одной стороны, не драгоценность и не оружие, какого монторпа не отдать раньше? С другой, он и правда оказался гораздо опаснее, чем я считала. Да, Пламя чистое, да, большую часть времени его источник лежит в металлической коробочке, да, у стен всегда стоят емкости с водой, песком, и щепками триба. И да, я никому не открывала дверь, когда экспериментировала в одиночестве.

Но всего этого оказалось мало.

Вечером шли представления, поэтому работала я днём, плотно занавешивая шторы и включая воздуховод. Его винт работал довольно громко, так что прошляпить звук открывшейся двери оказало очень легко.

- Хални-иии… Ой, привет! А… а где Хални? – прозвенел певучий голос.

загрузка...