Арканы Мерран. Сбитый ритм (СИ), стр. 23

Загрузка...
загрузка...

- Кто мешает? Я мешаю? – удивился Халнер, - да я вообще так, мимо проходил. Кстати, вот тебе два камня на замену, в краевых уже трещина пошла. И в зале седьмой и третий оказались сбиты с оси. Может, поэтому иллюзии барахлили… Я поправил, теперь должно быть легче. Только поворот на пять-двенадцать не забывай, как вчера. Самой же проще будет.

- Да? А, ну да. Спасибо…

Делать иллюзию на этот раз, и правда, стало легче. Однако эта лёгкость обернулась неожиданной стороной. Если последние дни казалось, что наваждение пытается вырваться из-под контроля, то сейчас его действия опережали мои мысли. А потом сотканный из света и направленных фантазий, монторп сделал несколько движений в зал. Резкий прыжок, замах лапой, рык...

В рёбра словно вбили копьё. В глазах потемнело. Я изо всех сил вцепилась в камни. Только бы удержать иллюзию, только бы не…

Немыслимо - наблюдать за собой сверху. Видеть одновременно и своими глазами, и чьими-то ещё. Парить, пожирая пульсирующий поток страха. Слышать крики зрителей и шепот теней, наполнивших воздух. Чувствовать Халнера, что склонился ко мне в тесном закутке над ареной.

- Кети, ну Кети же… Дай! Дай быстро сюда!

Кристаллы выскользнули из пальцев. Поблекнувший монторп вновь обрёл «плоть», взревев от боли. Потом «укротитель» хорошенько покоцал монстра и загнал его в клеть, как полагалось по сценарию. С последним аккордом музыки Халнер подхватил меня на руки и свернул пространство. Боль прошла.

- Сиди, не двигайся, - строго сказал он, опуская меня на какие-то тюки, - Отто, ты как? Да, видел, франтоватый пацан в третьем ряду. Курт, ну-ка покажи, чем… ах ты, ****!

Остаток фразы прозвучал на Простом языке и в весьма крепких выражениях. Что там такое, интересно?

- Так, куд-да встала? А ну сидеть, сказал!

- Бпфффрр-ртттбрррр-пфффя! Прррффя!

Горло село. Ладно. Потом всё ему выскажу.

Я прислонилась затылком к матерчатой стене. Ломота во всём теле усилилась. Пока Халнер отгонял любопытствующих, осматривал Отто, что-то говорил лекаркам, вокруг него плясала тень, похожая на птицеящера. Огромного, черно-серебряного, в броне с гербом: в солнечном круге летит ящер и плывёт по воде меч. А вот и ещё одна тень, с той же эмблемой. Вот только не черная, а… Ой!

- Странный способ отлынивать, - сухо сказал Дарн, загораживая обзор и глядя на меня сверху вниз, - в Отто какой-то придурок болт засветил, а ты чего расселась?

- Ннрр-йййнрррто-усст...

- Чего-чего бормочешь? Никаких отговорок! Твой номер по расписанию!

Я лишь посмотрела в зелёные глаза с белыми горизонтальными зрачками. Дарн схватил меня за грудки и рывком поднял на ноги.

- Всё! Хватит симулировать! А ну быстро переодеваться!

- Пффф… ррррр!

Я попробовала сопротивляться. Тело слушалось плохо. Сознание снова разделилось. Перед глазами промелькнуло закулисье, будто часть меня засела под потолком. Я одновременно видела искаженное злобой лицо Дарна, как Отто накладывают повязки, Курт судорожно что-то пишет, директор встряхивает меня как тряпичную куклу, Халнер оборачивается к нам…

- А ну прекратить! Прекратить, сказал!

Не удержавшись на ногах, я рухнула обратно на тюки. Дарн отлетел на несколько шагов, едва не потеряв равновесие.

- Ты что, спятил?! - он отступил ещё, обалдело глядя на брата.

- Это ты спятил! Она никуда не пойдёт! Это Чёрный дротик, она серьёзно ранена!

- Что?! Серьёзно? Что серьёзно-то? – Дарн пришёл в себя и шагнул вперёд, сжимая кулаки, - у нас семья лорда на представлении, и вот ЭТО серьёзно! Дротик в Отто воткнулся, а не в Кет! Кет дышит? Дышит. Разговаривает? Разговаривает. Руки двигаются? Да! И всё! Последнее представление перед праздниками! Лечи её потом чем хочешь, хоть в Цитадели, хоть в посте-ааа!

Договорить он не успел: смачная затрещина чуть не сбила его с ног. Халнер шагнул вперёд. Каблуки директорских ботинок защелкали по полу.

- Даже. Не. Вздумай. Её. Трогать. Ясно?

На каждом слове рубашка на груди Дарна жалобно трещала. Нелепые застёжки сценического костюма жалобно звякали, как готовая лопнуть струна.

Наступила тишина, будто в воздухе выжгли абсолютно все звуки. Ни вздоха, ни движения. Лишь черно-серебристый птицеящер в углу разминал крылья.

Ещё пара секунд. Кто-то что-то уронил. Халнер вздрогнул, моргнул, и медленно отпустил Дарна.

- Точно свихнулся… - пробормотал тот и попятился, поправляя камзол.

- Успокойся ты уже! Я сам этот номер сделаю! Всё!

Пара мгновений тишины, и:

- Так, а вы чего пялитесь? Работы нет?

Замершие артисты вмиг судорожно заспешили по срочным делам. Дарн вытер кровь с рассечённой губы и ретировался, бормоча ругательства. Халнер ещё раз тряхнул головой, и продолжил уже более ровным голосом:

- Курт, связь с Цитаделью, Селестина мне должна. Элви, парализатор! Но не позволяй спать, и ни в коем слу…

Кажется, он сказал что-то ещё, но я не слушала. По углам сплелась склизкая паутина и поползла по стенам в комнату. О боги. Нет, не хочу это видеть. Зажмурюсь и спрячусь. И усну. И всё пройдёт…

- Кети! Кети, посмотри на меня! Кети!

- Мммм?

Я с трудом разлепила веки. Надо же, зелёные глаза. Вообще зеленые. Ни зрачков. Ни белков. Такое бывает?

Что-то тёплое легло на щеку. Вид «из-под купола» скукожился. Паутина по углам начала таять.

- Кети, сейчас пойдёшь в лазарет, молись, ни на что не обращай внимания, слышишь? Ни на что! И ничего не бойся! Главное – не бойся. Всё хорошо. Всё будет хорошо. Я скоро.

Сказав это на одном дыхании, Халнер буквально испарился в направлении гримёрок. Ну вот, и птицеящер за ним ускользнул...

Тут с потолка упал огромный паук и откусил Эвелин голову.

Интерлюдиия II. Архив Инквизиции. Озёрный

Магистру Инквизиции

по Озерному округу,

Брату Лайонелу

Всесолнечный брат,

Не ставя под сомнение искренность ваших побуждений относительно безопасности граждан от ужасов равно реальных и мнимых, вынуждена настойчиво донести до Вас, что присутствие Ваших сотрудников является нежелательным на ВСЕЙ территории вверенного мне монастыря, включая приход в городе Озёрный. Особенно настаиваю на этом сейчас, ибо священные дни Полносолнция необходимо посвящать посту и молитве, а не выявлению и вычищению посторонних.

Да восславится Великий Апри,

Пресветлая Селестина,

Мать-настоятельница храма Цитадель

Пресветлой Селестине,

Матери-настоятельнице храма Цитадель

Всесолнечная сестра,

Всем сердцем разделяя Ваше желание предаваться посту и молитве, особенно в священное время великого праздника Полносолнция, произвожу замену сотрудников, дабы не смущать Вас и Ваших сестёр.

Кроме того, к письму прилагаю счет за услуги лекарей, к которым были вынуждены обратиться уже известные вам мои сотрудники.

Да не омрачится лик Великого Апри,

Магистр Инквизиции

по Озерному округу,

Брат Лайонель

Глава 8. Белые перья

Аркан II.Жрица. Глава 8. Белые перья

Коридоры, галереи, колоннады, внутренние дворики чем-то напоминали родной Сетер. Хотя на наши особняки с неба лилось тёплое, тёплое солнце, а не хмарь. Цитадель, конечно, принадлежала своему миру: своды древней обители стремились к иссиня-серым облакам. Великолепно. Монументально. Холодно.

Отвратительно холодно. Я шла по отполированным до блеска плитам, кутаясь в одеяло. Точнее, тонкую шерстяную простыню. Где бы достать ещё парочку? Раньше озаботиться не могла: сначала валялась в беспамятстве, потом отходняк. Теперь вот замерзла, как варан, хоть светильник со стены снимай и грейся. Нет, не спорю, в остальном условия роскошные: большая келья с довольно широкой - и мягкой! - кроватью, столом, и даже умывальником, в котором вода течет сама по себе. Нужник, правда, один на несколько келий, но это ладно. Одеяла, одеяла-то могли нормальные выдать?! Про еду вообще молчу.

Загрузка...