Арканы Мерран. Сбитый ритм (СИ), стр. 20

Он допил воду и теперь смотрел с полуулыбкой, наклонив голову.

- Что, привыкла к еде по расписанию?

- Угу. А что?

- Да ничего. Просто очень интересно стало, чему в монастырях теперь учат, - Халнер многозначительно повёл рукой.

- Ничему новому, – фыркнула я и, сладко потянувшись, передвинулась ещё ближе к краю, – это я так… вдохновение словила. А кстати, что было? С выступлением, в смысле?

- Не помнишь?

- Не-а, обрывки какие-то. Там всё успешно прошло?

- Более чем. На сцену, правда, тебя пришлось пинками гнать, но иллюзии ты сделала на ура. Так что буянила ты с радости, я так понимаю.

- Конечно… - я вздохнула и посмотрела на узоры Орр на запястьях, - конечно, с радости. С чего же ещё... Когда, кстати, следующее представление? И где моя оде…

- Представление сегодня вечером, - Халнер передвинулся вслед за мной, - и я очень надеюсь, что ты уже сможешь справиться с волнением. И ночью тоже будет… потише, скажем так.

- Ах, ну извините за беспокойство! – огрызнулась я и начала вставать с кровати.

- Всегда пожалуйста, - засмеялся Халнер, и мягко повалил меня обратно, - просто завтра я хочу выспаться… а вот топать сейчас на дневное собрание не хочу совсем. А ты?

- А я не хочу, чтобы Дарн опять наказал меня Оррами!

Я оттолкнула Халнера и снова села на край кровати. Но вставать не спешила. Идти-то все равно некуда. Тут хотя бы удовольствие получу. Только вот потом…

- Не выкрутит, - тихо сказал Халнер, - я договорился.

Он не завлекал. Не предлагал. Не хвастался. Не удерживал, даже не прикасался ко мне. Просто озвучил факт.

И я осталась.

Глава 7. Черные крылья

Аркан I.МАГ Глава 7. Черные крылья

Атум уже начал обратное движение к давно открытому диску Апри, а театр всё оставался в Речном. Зрители шли и шли, кое-кто так и вообще по четвёртому разу. Так что последние представления становились самыми последними, те – действительно последними, и так далее.

Вторая причина, по которой отъезд откладывался - Дарн решил двигаться только по столицам округов. Но сделать это оказалось не так-то просто. В Империи строго следили за перемещениями своих граждан, поэтому такой большой группе людей, да ещё со всяким скарбом, требовалось специальное разрешение. Сама по себе небыстрая, процедура затягивалась ещё и бесконечными спорами внутри руководства. Но вот на утреннем сборе Дарн объявил, что следующий пункт – Озёрный. Едва директор умолк, как сияющий, словно начищенный доспех, священник Курт, настоятельно пригласил всех на службу «во славу Великого Апри, что восходит в небесах в полном блеске своём», а также посоветовал соблюдать Солнечный пост, «ибо ступить на землю священного города Озёрного должно, только подготовившись духовно и телесно». На этой фразе Халнер тяжело вздохнул и закатил глаза, а Трен усмехнулся в кулак.

Распростившись, наконец, с Речным, театр двинулся дальше, теперь уже по реке Озёрной, что впадала в Ледяную чуть ниже по течению. Она брала начало в Туманном озере, которое лежало дальше к востоку, на Полуденном плато, и пробивала себе путь по рифлёным скалам. Тащиться караваном по каменным «бутербродам» - безумие, так что пришлось нанять два рыбопарома.

Путь занял несколько дней. Мощный угольно-чёрный хвост ударял по воде, подбрасывая упругую тушу вперёд, и окатывая холодными брызгами выращенный в рыбьей спине деревянный настил. Полупрозрачный купол-плавник на длинных хрящах гасил ветер и отметал воду, но всё равно, находиться наверху отваживались немногие. Я, например. Потому что мысль спускаться в тесный рыбий… желудок? Лёгкое? Задницу? Мне категорически не нравилась.

Глядеть на отвесные стены бесконечных порогов и шлюзов - не слишком интересно. Почти всё время я сидела в закутке между хрящиками, уткнувшись в книгу - двести с чем-то страниц мелким шрифтом про войны с еретиками-Духопоклонниками. Правда, про сами сражения - только половина глав, в остальных же подробно описывалась участь оппонентов культа Великого Апри. Например, как людей жарили под огромной линзой, будто насекомых, или вялили на солнце, подвесив на крючьях за гениталии. Отец бы оценил, да… И Халнер, похоже, тоже. Хотя с него станется. Тот ещё суслик.

Например, после той первой нашей ночи меня внезапно одолела стыдливость, и я усиленно избегала оставаться с ним наедине. Потом внезапно обнаружила, что стою на коленях в кладовке, зажимая зубами какой-то реквизит, а Халнер ритмично пыхтит мне в ухо что-то про расстановку кристаллов-проекторов. После этого происшествия я быстро смекнула, что лучше не отвергать приглашения поподробней обсудить номер. Впрочем, «разговоры» эти мне нравились. Как и возможность почитать хоть что-то, кроме Книги Великого Апри и Всеимперской газеты: законы Мерран запрещали держать книги для частного пользования, а официальная библиотека театра ездила именно с Халнером.

Но вот дорога подошла к концу. Преодолев последний перекат, рыбопаром вальяжно вплыл в искусственный залив и стал в очередь на заставу. Плавник опустился, открывая взгляду отвесные скалы. Ничего себе природная защита! Идиотов штурмовать не отыщется. Подкоп не сделать – слишком крепкая порода. Перелететь – только в паре мест, а ветра тут наверняка не слабенькие. Никаких стен не надо!

Их и не было. Зато была дотошная и внимательная проверка личности и здоровья, да не на громоздких ящиках, а на компактных стеклянных «комарах». Параллельно с проверкой крови снова проверяли реквизит. Приземистые животные, похожие на степных шакалов, внимательно обнюхивали театральный скарб и личные вещи артистов. Один раз они начали громко и жалобно скулить, подзывая хозяев. Но подзаработать проверяющим не удалось: это оказались всего лишь лазаретные травы. Эвелин ещё долго бурчала под нос, сортируя раскуроченные мешочки по правильным местам.

После всех проверок, вещи перегрузили на несколько самых больших повозок, и выпустили в туннель под скалами. Длинный-длинный такой туннель, в котором не видно ни входа, ни выхода. Только матовый белый свет от стен. И тишина: ни скрипа повозок, ни храпа животных, ни человеческого бубнёжа.

Масса камня давила на психику сильнее и сильнее. О боги, о Великий Апри, да когда же закончится этот переход!

- Кет, ты чего там бормочешь? – ткнул меня в бок Маро.

- Слышь, полегче, а то обед продемонстрирую!

- Ты чего? Опять стены падают? Вот вечно нанюхаешься с Эвелин трав, потом… аааййййй! Монторп тебя! Больно же!

- Эй! Перерыв-перерыв! Всё! Давай-ка лучше пешком пойдём, - предложил Отто, спрыгивая с козел, - давай-давай, Кет, слазь. Отвлечёшься немного.

Я с недоверием покосилась на странный пол, но с повозки слезла, пока не сняли. Отто гнул металл в красивые загогулины, помогал Дарну укрощать животных и с недавних пор «убивал» моего иллюзорного монторпа. И всегда знал, что, кому, и как следует делать.

- Интересно, как нас тут примут, - сказала я, лишь бы нарушить отвратительную тишину.

- Хм. Думаю, гораздо холоднее, чем в Речном. Мор ведь сюда не докатился, отсиделись в своём священном застенке. Только паломников и пускали, да всё из Зрячих. А им-то вообще по барабану, зараза не липнет. Да и сейчас, сама же видишь, сплошь паломники прутся. Кровь-то, может, и пожиже, да в кошелях погуще. Зато правоверного гонору – ууу…

- Ну… паломники ладно… а народу-то интересно на театр посмотреть!

- Кому? Местным-то? Да щас прям! Вообще не понимаю, почему Дарн сюда двинул. Здесь же зануды все. Апри, Апри, Цитадель, Цитадель… Уж лет сто как город в крови утопили, фрески древние раздолбали, а всё сидят, святош из себя строят, грехи Империи отмаливают. Только такое не отмолишь, будь ты хоть святой, хоть Видящий…

- Великий Апри видит всё. Сейчас дни Открытого Солнца, и он смотрит особенно внимательно, - раздался над ухом голос Курта, театрального священника.

Отто вздрогнул от неожиданности и, судя по гримасе, прикусил язык. Курт - единственный, кого Отто не мог одолеть физически. И, соответственно, с кем Отто не спорил. Никогда.

загрузка...