В предвкушении страсти (ЛП), стр. 7

— Лучше, чем у кошки. — Для Вона это было высочайшей похвалой. — Словно она не раз это проделывала.

— Странно. И она сказала, что хочет видеть меня?

— Да. — Вообще-то, Вон и не думал ее туда везти — да и Лукас бы этого не позволил. Нельзя доверять Пси. Даже миленьким и рыжим, с гладкой кожей цвета сливок.

Сашины звездные глаза на миг потемнели.

— Как она выглядит?

— Рыжие волосы. — Он еще никогда таких не видел: сочно красные, густые и пышные. Коту хотелось с ними поиграть, а мужчине — заняться чем-нибудь не менее интимным. — Глаза кардинала.

Саша застыла.

— Невозможно. Быть такого не может.

Она принялась расхаживать по комнате.

Вон остро, будто на физическом уровне, чувствовал, как разгорается в Лукасе собственнический инстинкт, и впервые смутно осознал, откуда он вообще берется.

— Саша, что такое? — Лукас обхватил ее за талию, когда она в очередной раз проходила мимо.

Она прижалась к нему.

— Я, конечно, могу ошибаться, но рыжие волосы — отличительная черта одной конкретной семейной группы в данном районе. У НайтСтаров довольно часто проявляется этот рецессивный ген. — Саша говорила совсем как Пси. Что, впрочем, было ожидаемо. Она прожила с кошками всего-то пару месяцев. Чтобы привыкнуть, нужно время.

— НайтСтары? — Лукас игрался с ее волосами.

— Несколько семей, образующих в совокупности Пси-клан НайтСтар.

— Ты упоминала, что Пси-клан блюдет интересы Я-Пси.

Вон скрестил на груди руки. Пальцы покалывало от желания узнать, каково это — перебирать огненно-красную гриву женщины, лазающей по заборам не хуже любой знакомой ему кошки.

Саша кивнула:

— У НайтСтаров долголетний опыт взаимодействия с Я-Пси. Хотя те рождаются редко, у НайтСтаров в каждом поколении есть как минимум один ясновидящий. Когда слабый, когда сильный. Единственный кардинал в этом регионе, о котором я знаю, — это Фейт НайтСтар.

Фейт.

Вон покатал имя на языке, и вкус ему понравился.

— Та же фамилия, что у Пси-клана?

— Да. Не знаю почему, но в их случае всегда так. Они становятся частью Пси-клана в целом и больше не принадлежат какой-то одной семье. — Саша закусила губу. — Глаза кардинала и рыжие волосы, а еще жизнь в изоляции — должно быть, это именно Фейт. Но я не знаю всех Пси в этом районе.

— Ты никогда ее не видела? — спросил Лукас.

— Нет. Ясновидящие — они как тени. Их редко видят. Даже самые слабые считаются слишком ценными, чтобы оставлять их без присмотра.

— И зачем же Я-Пси искать с тобой встречи? — Лукас перевел взгляд на Вона. — Она еще что-нибудь говорила?

— Нет. Но она ждет уже больше полутора часов. — И почему-то Вон из-за этого нервничал. — Пора что-то делать.

— Я хочу с ней поговорить, — заявила Саша.

— Ни в коем случае.

— Нет.

Мужчины произнесли это одновременно. Лукасом руководил инстинкт защищать свою пару, Вон выступал как страж. Закатив глаза, Саша покачала головой.

— Вы двое так до сих пор и не поняли? Я не собираюсь сидеть на привязи.

Лукас нахмурился.

— Вы не знаете, как с ней общаться, как задавать нужные вопросы. Вон, наверное, ее до полусмерти перепугал. — Звездные глаза уставились на него.

— Пси не испытывают страха. — Но ее запястье под его зубами казалось таким тонким. — Хотя она меньше тебя.

А Саша, несмотря на свой рост, по сравнению с верами выглядела очень хрупкой.

— Так и должно быть, если она Я-Пси, — кивнула Саша. — Идемте же. И не вздумайте даже спорить.

Лукас хрипло зарычал, и Вон благоразумно покинул комнату. Выйдя на платформу, он воспользовался возникшей заминкой, чтобы скинуть джинсы — предусмотрительно спрятав часы поглубже в карман, — и сменить облик. Вскоре Саша и Лукас присоединились к нему.

— Иди разведай обстановку. А мы с Сашей поедем на машине. — Лукас выглядел не очень-то довольным, и Вон не мог его за это винить. — Если учуешь что-то лишнее, дай Саше знать.

Он кивнул. Саша теперь была связана со стражами через Звездную Паутину, своеобразную ментальную сеть Стаи. И хотя Вона это не слишком-то устраивало, он находил в ней и свои преимущества. Пусть веры не умели общаться телепатически, они могли передавать друг другу эмоции, чувства. И это в корне отличало Звездную Паутину от ПсиНет, что Вона несколько успокаивало.

Кивнув, он прыгнул с платформы. Ночной воздух прохладной лаской взъерошил шерсть, лапы мягко и пружинисто встретились с землей. Вон помчался в темноту.

Глава 4

Фейт не представляла, сколько времени прошло с тех пор, как хищник забрал ее часы. Ей казалось, не меньше двух часов, а может, и все три. Что же делать, если он не вернется? Глубоко вздохнув, она попыталась взять себя в руки. Если он не вернется, она сядет в машину и отправится дальше. И только теперь она сообразила, что если зверю хватило ума остановить автомобиль на полном ходу, он с тем же успехом мог вывести двигатель из строя.

Справа что-то зашуршало, и Фейт съежилась, но когда ничего так и не случилось, позволила себе расслабиться. Как ни странно, в незнакомом лесу ей было куда уютнее, чем окажись она в городе. Те считанные разы, что она бывала в Тахо и Сан-Франциско, Фейт чувствовала себя изнуренной — словно ее постоянно атаковали на ментальном уровне. Поэтому свое жилище она расценивала скорее как убежище, нежели как тюрьму.

Она повернула голову, чтобы еще раз осмотреться, и каждая мышца в ее теле тревожно задрожала. На Фейт уставились дикие глаза. Будь она человеком, возможно, упала бы в обморок. В любом случае ей потребовались все силы, чтобы сдержаться.

— Вы очень тихий, — сказала она, остро сознавая смертельную опасность, от которой ее отделяла лишь пара дюймов. — Наверное, это одно из преимуществ леопардов.

Тихое низкое рычание.

— Не понимаю. — Что такого она сказала, чтобы спровоцировать агрессию?

Сорвавшись с места, леопард вдруг исчез в темноте, снова оставляя ее одну.

— Постойте!

Но он уже ушел. Логика подсказывала Фейт, что надо вставать и двигаться дальше. Рано или поздно она встретится с другими членами Стаи. Оставив рюкзак на траве, Фейт поднялась и сделала несколько шагов в ту же сторону, куда направился кот, надеясь разглядеть дорогу.

На ее горле сомкнулась ладонь, а к спине прижалось горячее твердое мужское тело. Фейт застыла. Сейчас он мог быть человеком, но она знала, что каждой клеточкой он оставался все тем же хищником, что только что рычал на нее. Рука на шее не причиняла боли, но Фейт чувствовала сокрытую в ней силу и понимала, что он без малейших усилий способен раздавить ей трахею.

— Я не леопард, — сказал он ей на ухо. Голос был таким хриплым, будто в человеке говорил зверь.

— О. — Ее ошибка неудивительна — Фейт знала о верах крайне мало. Их миры никогда не пересекались. — Прошу прощения, если я вас оскорбила.

— И вам неинтересно, кто я?

— Интересно. — Впрочем, не меньшее любопытство вызывало и его человеческое лицо. — Можно я повернусь?

Тихий смешок отозвался во всем ее теле.

— Здесь не так уж и темно, Рыжик, а у меня нет с собой одежды.

Потребовалось некоторое время, чтобы мозг обработал эту информацию. И как только это случилось, Фейт острее ощутила жар прижимающегося к ней тела. Ей захотелось обернуться — отчасти из жажды новых ощущений, — но она понимала, что это будет вопиющей глупостью. Вряд ли мужчина охотно удовлетворит ее любопытство относительно своей анатомии. Он и так чуть не откусил ей голову лишь за то, что она неправильно его идентифицировала.

— Пожалуйста, отпустите.

— Нет.

Скупой ответ поразил Фейт. Ей еще никто не отказывал — по крайней мере, так. Окружающие всегда пытались облечь свой отказ в как можно более вежливую форму. Благодаря их обходительности Фейт охотно с ними сотрудничала, но так она оказалась не готова к суровой реальности, в которой люди не всегда следуют этическим стандартам поведения.

— Но почему?