В предвкушении страсти (ЛП), стр. 62

У Вона не было слов, чтобы унять эту боль. Поэтому он просто обнял её крепче и сказал, что для него она бесценна. Через какое-то время она уснула. Надежно укрытый в доме, куда, благодаря сотне хитрых ловушек, не смог бы проникнуть ни один Пси, Вон тоже задремал.

* * *

Фейт проснулась в девять. Несмотря на короткий отдых, она не могла больше спать. Кот, однако, заворчал, когда она шевельнулась, и сказал лежать тихо. Этим утром она уже могла улыбаться, пусть и немного вымученно, поэтому она снова прижалась к Вону, вслушиваясь в шум водопада и разглядывая лучи солнца, которые проникали в вентиляционные отверстия.

Свет падал на пол разноцветными пятнами, преломляясь в тщательно составленных витражах. Пси в ней они показались очень красивыми. Симметричный узор, который менялся каждую минуту, вместе с движением солнца. Фейт любовалась им, лёжа на кровати, когда консоль на стене вдруг запиликала. Зная, что Вон ни за что не встанет, она выбралась из-под его руки и пошла отвечать. «Надо будет обязательно повесить еще одну у кровати», — подумала она, включая аудиосвязь.

Голос, который послышался в ответ на её приветствие, Фейт совсем не ожидала услышать. Целых десять секунд она молчала. За эти десять секунд Вон проснулся и встал рядом с ней. Остальное она оставила решать ему. Потому что для неё человек на другом конце был привидением.

Глава 26

Спустя почти четыре часа Фейт с Воном вошли в зал заседаний офиса Дарк-Ривер. Расположенное около шумного Китайского квартала здание защищали не только веры, но и люди — последние, пользуясь способностью растворяться в толпе, собирали секреты Пси. Взамен они получали защиту Дарк-Ривер от здешних банд.

Но Фейт думала совсем не об этом. Она вообще не могла связно мыслить.

— Здравствуй, отец, — автоматически вырвалось у неё — сказалась многолетняя практика.

Энтони НайтСтар поднялся с места, но к ней не подошёл.

— Здравствуй, Фейт.

Она не знала, как реагировать. Она настроилась на то, что её полностью изолируют от Пси, а общение с ней запретят распоряжением Совета.

Энтони перевел взгляд на хранящего молчание Вона.

— Лучше поговорим наедине.

Она почувствовала, что Вон внутренне ощетинился, но вмешиваться он не стал.

— Вон — моя пара. Я с радостью поделюсь с ним своими секретами.

Энтони не стал настаивать, впрочем, неудивительно. Её отец был очень неглуп и мгновенно понял, что вопрос не обсуждается.

— Тогда начнём.

Она заняла место напротив него и потянула Вона за руку в молчаливой просьбе. Он послушно сел рядом с ней, вместо того чтобы охранять её стоя, словно зверь, только и ожидающий повода наброситься.

— Твоё бегство не могло не коснуться Пси-клана.

— Знаю. — Она сделала правильный выбор, но далеко идущие последствия никто не отменял. — И каковы потери?

Сколько людей лишились рабочих мест? Сколько жизней затронуло её решение?

— Меньше, чем если бы мы заранее не приняли меры.

Она нахмурилась и поняла, что Энтони заметил красноречивое выражение её лица.

— Мне казалось, прогнозы Джунипер ещё недостаточно точны.

Он кивнул.

— Это так. Ей только восемь, но ей далеко до тебя в этом возрасте.

— Почему не дать ей побыть ребёнком? — впервые подал голос Вон.

— Мы живем в разных мирах, мистер Д’Анжело, — ответил Энтони, хотя никто не представил ему Вона. — Если мы, как вы предлагаете, позволим Джунипер «побыть ребёнком», её способности не получат развития, она не сумеет защитить себя, и кто-нибудь этим воспользуется. — Он поднял руку, предвосхищая ответ. — Да, Пси-клан будет использовать её дар, как было с Фейт, но мы также позаботимся о её благополучии. В прошлом, до возникновения кланов, представители других рас держали некоторых Я-Пси в плену ради личной выгоды.

— Отец, — перебила Фейт. — Если не Джунипер, то кто?

— Ты.

Вон рядом с ней затаился, как ягуар перед прыжком. Она обрадовалась. Она знала, как сильна её семья, и как далеко они готовы зайти, лишь бы добиться своего.

— Фейт больше вам не принадлежит.

Голос был человеческий, но на самом деле это зверь угрожал Энтони.

— Согласен. Но её способности при ней, независимо оттого, использует она ПсиНет или нет. — Её отец даже не дрогнул. — Клан НайтСтар может заключить с ней договор.

Фейт едва не открыла рот от удивления.

— Но ведь Совет… они наверняка запретили все контакты со мной.

— Они пытались. — Энтони перевел взгляд с Вона на нее. — Но НайтСтар — не марионетки Совета.

Вон подался вперед.

— Вы посоветовали им засунуть свой запрет куда подальше.

В его голосе слышалось что-то похожее на уважение.

— Грубо, но верно. Они — наш Совет, а не всемогущие правители. А бизнес неприкосновенен. Изгнание Фейт повредит тысячам компаний, и их главы не станут сидеть сложа руки.

У Фейт голова пошла кругом.

— Ты хочешь, чтобы я делала прогнозы для клиентов НайтСтар, а ты выступал посредником?

— Да. Мы можем позволить себе открыто сотрудничать с тобой. За нами бизнес, который, в сочетании с мощной семейной группой защищает нас от Совета.

Разумно. В клане НайтСтар часто рождались Я-Пси, и многие пользовались их услугами. Клану были известны многочисленные секреты. Которые не разглашались. Кто бы о них ни спрашивал.

— Совет уже один раз пытался меня похитить.

Нет, она не станет задавать вопрос, который её мучает. «Знал ли об этом отец?»

— Этого можно больше не опасаться. Сомневаюсь, что их агенты вообще когда-нибудь доберутся до тебя… — Он глянул на Вона, потом снова посмотрел на неё, — но если с тобой что-то произойдёт, все компании, не получившие прогнозы, прекратят выплату налогов.

— И сколько их? — спросил Вон, потому что она молчала.

— В листе ожидания Фейт в настоящее время больше тысячи. У Совета длинные руки, но даже они не могут заткнуть такое количество недовольных, особенно учитывая, что это наши самые крупные корпорации. Как я уже говорил, бизнес — это святое.

— Вы так в этом уверены? — сощурился Вон.

— Если Совет навредит Фейт — что непременно произойдёт при любой попытке захватить её, — то нарушит основной закон нашей расы: не вмешиваться в дела семейных групп и в их предприятия. Этого никто не потерпит. Все члены Совета были оповещены об этом компаниями, связанными с их семейными группами советников.

— Вы не мешаете Совету направлять свой народ на «реабилитацию», но требуете соблюдать границы, когда дело касается бизнеса? — покачал головой Вон. — Умеете вы расставлять приоритеты!

— Для Фейт это к лучшему.

— У меня сейчас другие видения, — тихо сказала она.

Энтони кивнул:

— Это понятно. Мы просим делать и обычные бизнес-прогнозы, если ты ещё можешь использовать свои способности.

— Чтобы богатые разбогатели ещё больше? — спросил Вон, но в его голосе не слышалось прежнего пыла. Скорее казалось, что он прощупывает её отца, как зверя-чужака.

— Вы — хищник, мистер Д’Анжело, вершина пищевой цепочки. В деловом мире действуют те же законы.

— Выживает сильнейший. — Вон повернулся и провёл рукой по волосам Фейт, одновременно нежно и по-хозяйски. — Так что, Рыжик, каков вердикт?

— Подобные прогнозы — не проблема, но мне нужно немного подумать, — ответила она, сглатывая ком в горле. Как отец смеет так поступать с ней, даже не попытавшись? — Одно я знаю наверняка, если я возьмусь за это, то рассчитываю получать гораздо больше, чем раньше. — Она с радостью поможет укрепить финансовое положение своей новой семьи. Власть денег Пси понимают хорошо.

Хотя они понадобятся ей и для гораздо более долгосрочного плана. Пока это была лишь смутная идея, но в будущем она может в корне изменить Пси. Может спасти её двоюродную сестру Сахару и всех тех, кто загадочным образом пропал в сети, но, возможно, до сих пор жив. Заперт. Тех, кого используют ради их способностей.

— Ты — моя дочь. Меньшего я и не ждал.