В предвкушении страсти (ЛП), стр. 51

Даже если придется самой разобраться с этим.

Видение изменилось. Поначалу вокруг нее закручивались туманом смутные ощущения, затем завеса тьмы будто приподнялась, чтобы в очередной раз показать ей лицо женщины, которую вот-вот убьет. Картинки были очень четкими, Фейт видела слежку за жертвой, а не само убийство, и потому смогла сосредоточиться на деталях, позволяющих опознать жертву, вместо того чтобы бороться с собственным страхом. Когда видение потускнело, Фейт решила, что у нее есть вся нужная информация. Она почти очнулась, когда ощутила толчок и поняла, что сейчас за этим последует что-то еще.

Успокоенная тем, что вначале не было никаких жестокостей, погрузилась в оставшиеся образы. Кровь стекала каплями по светло-зеленым стенам, впитывалась в ковер чуть более темного оттенка, брызги попали на коммуникатор. Пахло смертью — тонко, тошнотворно, как в склепе, этот запах перебивал другой — тяжелый, отдающий железом. Она противилась, но ничего не могла поделать, когда убийца двинулся дальше в комнату. Его ноги ступали по темно-красной крови, которая раньше текла по венам живого человека. В ванной кровь собралась на полу лужей. Мужчина остановился в ней.

Разум Фейт содрогнулся от перегрузки. Картина страшного убийства, запахи налетели на нее, будто несущийся на огромной скорости грузовик, в ушах звучали внезапные вскрики, полные такого ужаса, что ее пробрало холодом. Она внезапно поняла что секс с Воном все же стал последней каплей.

Пережитое тогда потрясение повредило ее рассудок на глубинном уровне. И она не могла выстоять перед этим кровавым видением. Фейт ощутила, что начинается новый ментальный каскад, но теперь ей не выбраться. «Спираль Кассандры». Из ее души вырвался беззвучный крик. Такой тип каскада был самым тяжелым, настолько, что Пси превращались после него в растения без воли и разума.

Со «Спиралью» не справиться без вмешательства М-Пси. Но рядом с Фейт не было медиков, и она тонула, погружалась с такой быстротой, что скоро будет нечем дышать. Крови становилось все больше, она поднималась по ее телу, скрывая ступни, щиколотки…

Глава 22

«Нет!» — раздался крик откуда-то из глубин подсознания.

Какая-то неуправляемая и упрямая часть Фейт привела ее в чувство и потребовала прервать видение. Немедленно! Иначе Совет, М-Пси, Пси-клан — все они победят.

Толчок помог. От эмоциональной затрещины будто слезы навернулись на глаза, Фейт поборола панику и снова начала мыслить связно. Она не даст им одолеть её, не позволит Вону думать, что он полюбил слабую женщину, которую придётся вечно спасать.

Подкрепляя свою решимость с рождения сдерживаемой яростью, Фейт выставила перед мысленным каскадом прочный психический блок. Хотя «Спираль Кассандры» так просто не остановить. Она налетела с такой силой, что стена прогнулась, но выдержала, и у Фейт появилось малюсенькое окно до обрушения лавины. Не позволяя себе задумываться над этим, она принялась заделывать те трещины, которые запустили каскад.

Это было тяжело.

Очень, очень тяжело.

Разум будто зажало в тиски. Она держалась только на неуправляемых, искренних чувствах: злости, которую вызывала в ней тьма, жажде мести. И ещё потому что хотела, чтобы Вон гордился ею, хотела быть женщиной, достойной ягуара. Если бы не жаркое пламя эмоций, Фейт так и осталась бы калекой, как все эти годы, и дальше бы зависела от чужой помощи.

Но раньше каскады — вызванные сильными бизнес-прогнозами — никогда не бывали такими тяжелыми. Она и близко не подступала к «Спирали Кассандры». Испытание огнём грозило уничтожить её, но Фейт не собиралась сгорать.

С этой мыслью она продолжила работу, и с каждой заделанной трещиной стена выравнивалась все больше. Странным образом, в самый важный момент, когда психические мышцы заныли от усталости, и она едва не совершила роковую ошибку, ей помог именно опыт в деловых прогнозах. Она, как раньше, замкнула нервные клетки в повторяющуюся последовательность, используя несложные механические действия, не требующие раздумий.

Таким способом она чинила «простые» проломы, пока остальная часть ее разума занималась почти незаметными повреждениями на самом глубинном уровне. Фейт смогла осмотреться снова, только когда успешно восстановила подсознание. На поверхности разум её был спокоен, она обуздала каскад и сдержала тьму. Усталая, но гордая собой, она вернулась в реальность и открыла глаза. Оказалось, что Вон крепко прижимает её к себе мускулистыми руками.

— С тобой было что-то не так, — прохрипел он. — Я почуял это.

Фейт запрокинула голову и взглянула на него.

— Я справилась.

Глаза Вона были кошачьими, но он ещё владел собой.

— Я так и знал.

Он улегся на спину и обхватил её одной рукой за ягодицы, она подвинулась и легла ему на грудь.

— Почему ты не вмешался?

— Ты знала, что делаешь.

Фейт поняла, что Вон никогда не заставит ее скрывать свой дар. Он хочет, чтобы она была собой всегда, даже если это усложнит ему жизнь. Разительное отличие от тех, кого она долгое время считала семьей.

Ощущая непонятную боль в сердце, она провела рукой по его заросшему щетиной подбородку.

— Вон, под конец, когда мысли успокоились, я кое-что увидела.

Кое-что настолько странное, что Фейт никак не могла до конца в это поверить. Хотя…

— Что?

Рука погладила её вдоль позвоночника, и удовольствие запузырилось в крови, искрами рассыпавшись в мозгу.

— Ещё одну связь. — Она опустила руку ему на плечо. — Технически очень похожую на ПсиНет, но в то же время совсем другую. Она беспорядочная, дикая. Как ты. — Она не могла ощущать запахи, как вер, но связь несла ментальный след Вона, так же хорошо ей знакомого, как её собственный, хотя она не могла припомнить, чтобы проникала в его голову. — Что это было такое?

— То, что связывает меня и тебя. Навсегда, — сказал он тоном, не допускающим возражений. — Ты — моя пара.

— Пара, — прошептала она, припоминая то немногое, что знала об общественном устройстве веров. — Как Саша и Лукас?

— Да.

У Фейт перехватило дыхание.

— Серьезно?

— Да. Дело сделано. Назад пути нет. — Пальцы крепче сжали её бедро.

— Назад? — Она бы рассмеялась, но ей не хватало воздуха. — Вон, я боялась, что всё придумываю, так сильно мне этого хотелось.

Его рука расслабилась.

— Это хорошо.

— И как эта связь действует?

— Не знаю. У меня тоже такое впервые.

— О. — Сердце заныло сильнее.

— Но я знаю, что связь не даст тебе умереть, когда ты покинешь ПсиНет.

— Сознание одного вера не может обеспечить мозг Пси нужным количеством ответных импульсов. Это давно доказано опытным путем. — Фейт покачала головой, вонзая ногти в его кожу. — Я не стану убивать тебя, чтобы сохранить себе жизнь.

— Ты мне веришь?

Она верила, целиком и полностью.

— Конечно.

— Тогда не беспокойся об этом.

— Мне не хватит силы твоих биоимпульсов, — упёрлась она. — Это физически невозможно.

Вон поцеловал её.

— Доверие, Рыжик. Доверие не зависит от логики или доводов рассудка.

— Я доверяю тебе свою жизнь. — Фейт поцеловала его в щеку и заглянула в глаза. — Но сомневаюсь, можно ли доверить тебе твою.

Потому что она знала, какой кот собственник, как он стремится её защитить.

Губы Вона медленно изогнулись в улыбке.

— О нет, Рыжик. Теперь, когда у меня есть пара, которая даст мне все что нужно, я намерен жить долго-долго.

Его пальцы помедлили на её ягодицах, лукавая улыбка и яркие образы…

— На колени — ни за что, — отрезала она, больше чтобы подразнить.

— А если я заставлю тебя слушаться поцелуями? — Пальцы двинулись дальше, погладили ниже, где было горячо. — Тогда встанешь на колени?

— Может быть. — Она ощутила, что дыхание сбивается. — Ты пытаешься меня отвлечь.

— Нет, Рыжик. Я хочу, чтобы ты поняла. — Он перестал дразнить её пальцами. — Если резонанс меня убьёт, ты тоже погибнешь. Я этого не допущу.