В предвкушении страсти (ЛП), стр. 5

— Шошанна права. — Однако в интонациях Маршалла ничто не указывало на его пристрастность. — Ознакомьтесь с документами. Встретимся завтра, обсудим график собеседований с обоими кандидатами. Еще предложения есть?

— У нас не такой уж большой выбор. — Звезда Шошанны вспыхнула. — В Совете вот уже два поколения не было М-Пси. Возможно, стоит это исправить. Тогда мы будем в состоянии предотвратить появление среди нас еще одного Энрике.

— Либо стоит позволить М-Пси регулярно проводить осмотры всех Советников. — На этот раз Никита по достоинству оценила идею своей оппонентки.

— Если медик будет одним из нас, это позволит сохранить конфиденциальность. — Генри.

— Но тогда у него будет больше власти, чем у остальных. — Никите не хотелось, чтобы кто-то из коллег-Советников вторгался в ее тело или разум.

— Согласна. — Татьяна Рика-Смайт. — Кандидатуру М-Пси стоит рассмотреть, но только как потенциального Советника, а не нашего сторожа.

— А как же НетСущность? С ней ведь лучше всего справляются ясновидящие и телекинетики, — напомнил Генри.

— Этот аспект мы примем во внимание на завершающем этапе выборов, — сказал Мин, глубже всех, как знала Никита, погрузившийся в Безмолвие. — Еще идеи есть?

Ему ответил Маршалл, но совершенно не по существу вопроса:

— Жаль, что мы потеряли Сиенну Лоурен. Она показывала невероятный потенциал.

— Да, это досадно, — согласился Мин. — Я даже рассматривал возможность сделать ее своей протеже.

А это значит, предположила Никита, что Сиенна родилась с той же комбинацией способностей, что сделала смертоносным самого Мина.

— Учитывая склонность Лоуренов нарушать Безмолвие, реабилитация была самым логичным вариантом. Они остались бы живы, если бы не попытались избежать нашего суда.

— Конечно, — не стал спорить Мин.

— Насчет М-Пси, — продолжила Никита. — Гиа Хан из Индостана не раз оказывалась весьма полезна при решении наших вопросов.

Небольшая пауза, пока все просматривали файлы Хан.

— На первый взгляд она подходит. Включим ее в список вместе с Калебом и Фейт, — решил Маршалл.

— А как насчет наших протеже? Может, стоит обратить внимание на них?

— Нет. Некоторые считают себя достаточно сильными, но будь это так на самом деле, кто-нибудь из нас уже был бы мертв. — Рика-Смайт знала, о чем говорит. Она заняла место в Совете, после того как ее наставник, Майкл Бонно, пал жертвой несчастного случая в своем же доме, где находился наедине с Татьяной, бывшей тогда его старшим ассистентом.

— Значит, решено. Калеб Крайчек, Гиа Хан и Фейт НайтСтар.

Глава 3

Фейт еще никогда не выходила из дома по своей инициативе. Ее поместили сюда двадцать один год назад, объяснив, что во внешнем мире ее разум не уцелеет: если она станет тесно контактировать с другими, видения будут накатывать слишком часто, слишком интенсивно. У нее не было причин сомневаться в этих словах, так что она добровольно приняла заключение, крайне редко покидая свою темницу.

Однако сегодня она собиралась выйти в неизвестность. Она наконец осознала, к чему вот уже несколько месяцев готовило ее подсознание — к поиску ответов. И чтобы получить то, что ей нужно, Фейт придется поговорить с кем-то, кто не имеет отношения ни к НайтСтарам, ни к Советникам. И те, и другие были слишком в ней заинтересованы. Они ни за что не скажут самого главного: неужели эти темные видения — первые симптомы надвигающегося безумия, или же они предвестники чего-то более опасного — мутации дара, выявления способностей, о которых ей не хотелось бы знать.

Хотя Фейт жила в практически полной изоляции, она имела представление обо всем, что ей потребуется для путешествия. Невозможно заблокировать в ПсиНет каналы информации из внешнего мира — сплетни всегда просачиваются даже за самые прочные щиты. Так что до Фейт дошли новости о Пси, выпавшей из Сети.

О Саше Дункан.

Советники заявили, что Саша изначально была дефектным кардиналом, слишком слабым, чтобы поддерживать связь с ПсиНет. Без обратных импульсов от Сети Пси обречены. Но Саша почему-то выжила.

Беглая Пси — единственная, у кого нет причин лгать Фейт, кто ничего не потеряет, рассказав ей всю правду. Остальные связаны с Сетью и поэтому могут предать, неважно, нарочно или случайно. А Саша ни от кого не зависит. Самый логичный выбор.

Фейт предпочитала не вспоминать сон, который видела пару недель назад: леопард, алчно глядящий на нее. Она старалась не думать, что подсказывает ей дар. Потому что иногда знание может стать проклятием.

Выбраться из дома будет непросто, но отнюдь не невозможно. Перед охранниками стояла задача отваживать тех, кто пытается войти. Никому и в голову не приходило, что Фейт решит выйти. Глубоко вздохнув, она надела рюкзак на плечи, спокойно отворила заднюю дверь и шагнула в ночь.

Она точно знала, куда идти. Во внешнем заборе был небольшой участок без датчиков движения, который к тому же не просматривался камерами. Собственно, его даже не считали уязвимым местом — все равно ни один злоумышленник не смог бы вычислить его расположение. К тому же охранники уверили Фейт, что слепая зона находится под их пристальным наблюдением, не говоря уже о том, что они регулярно телепатически сканируют весь район.

Фейт еще много лет назад выяснила, как ускользнуть от сканирования: изоляция и скука — благодатная почва для экспериментов. И, что куда важнее, она не сомневалась, что успеет перебраться через стену в тот крохотный отрезок времени, пока один охранник за углом, а второй находится спиной к ней. Она точно это знала, потому что два месяца назад вдруг стала выходить ночью во двор и незаметно лазить туда-обратно.

Она думала, что делает это исключительно ради тренировки тела и разума. Однако, как выяснилось, с ее ясновидением ничто не оказывалось так просто. Сегодня у нее ушло всего десять минут на то, чтобы добраться до намеченного участка — с внутренним забором проблем никогда не возникало. Она проводила взглядом охранника справа — тот скрылся за углом. До появления второго охранника, учитывая скрупулезную дотошность Пси, оставалось ровно десять секунд. Тихо и осторожно Фейт принялась карабкаться на стену.

* * *

Вон притаился на огромной ветке, нависающей над забором, за который его по-прежнему неудержимо манило. Сегодня он собирался выяснить, кого же так тщательно охраняют Пси. Но в этом уже не было необходимости — добыча сама к нему шла.

Ее длинные красные волосы горели огнем, несмотря на темноту, и Вону хотелось зарычать на нее за такую глупость — надо было прикрыть их чем-нибудь или хотя бы скрутить в узел. Но его слишком очаровало то, как она быстро, практически по-кошачьи, перебирается через стену. Она не мешкала и не оглядывалась. Словно проделывала это сотни раз.

Приземлившись снаружи, она прошла вдоль забора, пока не скрылась за кустарником от глаз охранника, вышедшего из-за угла. Вон последовал за ней по деревьям, остановившись почти над самой ее головой, когда женщина принялась вдруг рыться в своем рюкзаке.

Слабый свет от ее часов упал на лист бумаги — что-то вроде спутникового снимка местности. Впрочем, на примитивной карте не были отмечены ни территории веров, ни их маршруты. Вскоре женщина, сложив ее и засунув обратно в рюкзак, пошла вперед. Будь Вон в человеческом облике, он бы нахмурился. Она направлялась не в Тахо, а прямиком в земли Дарк-Ривер.

Пешком она, конечно, далеко не уйдет, но было в ней что-то такое, от чего шерсть на загривке вставала дыбом. Как страж он привык доверять инстинктам, и те говорили ему, что за ней надо наблюдать. Внимательно. Очень, очень внимательно.

* * *

Фейт не оставляло ощущение, будто ее преследуют. Иррациональная реакция — ведь в этом лесу она одна. Однако если все пойдет как надо, то ненадолго. Она не знала, где живет Саша, но, рассудив здраво, решила, что если зайдет в земли леопардов достаточно далеко, рано или поздно встретится с кем-нибудь из них, и он подскажет ей нужное направление. План не без недостатков, но учитывая все, что она выяснила о хищных верах и том, как тщательно они охраняют границы своей территории, шансы на успех были весьма высоки. Конечно, куда проще съездить в центральный офис их корпорации в Сан-Франциско, но там Фейт могут заметить другие Пси.