В предвкушении страсти (ЛП), стр. 24

Он ощутил холодную пустоту чистейшего зла, распавшуюся надвое под его натиском. К Вону оно не смогло присосаться, потому что он — зверь — был совсем другим. Вон еле слышно, но грозно зарычал, выпустив когти сразу же, как только очутился рядом с Фейт. Теперь, когда она была надежно укрыта в его объятиях, мрак, неспособный больше до нее дотянуться, медленно рассеялся.

Дождавшись, когда воздух окончательно очистится от тошнотворного запаха, Вон опустил взгляд на Фейт. Втянув когти, одной рукой он убрал пряди с ее лица. Кожа была холодной, даже слишком. А сердце стучало все медленнее, словно она по-прежнему сопротивлялась из последних сил, не подозревая, что уже в безопасности. Вону захотелось хорошенько ее встряхнуть. Но вместо этого он накрыл ладонью затылок Фейт и поцеловал ее.

Только интимное прикосновение могло вырвать Фейт из убежища ее подсознания. Большинство людей поразились бы звериной жадности его поцелуя. Но Вон не был человеком. И мало что могло его поразить.

* * *

Что-то обожгло ей кожу изнутри — не больно, но настойчиво. Опасаясь, что это какая-то уловка, но не в силах и дальше терпеть покалывание в нервных окончаниях, она медленно выпрямилась. И увидела в своем разуме серебряные искры — яркие, рассыпающиеся фонтаном, пылкие и сжигающие последние отголоски заразной тьмы.

Ее кровь начала закипать. Вокруг разгорались тысячи огней. Фейт стояла в самом центре пламени, в безопасности, но совершенно неукрытая от этого сверкающего безумия. Бесчисленные языки огня так и манили прикоснуться к ним, погладить и приласкать.

Фейт не могла больше устоять перед дикой жаждой разбушевавшегося пожара, и ей пришлось отступить — из мира снов в реальность. Но сон последовал за ней. Ее губы горели, все тело пылало. Повсюду ее окутывала жаркая плоть, куда горячее ее собственной кожи, что-то твердое давило на затылок, под бедрами и щекой ощущались крепкие мускулы.

Она попыталась вдохнуть, но рот оказался занят. Вскинув ресницы, Фейт встретила золотой взгляд — дикий, безжалостный… и сулящий защиту. Мужчина на миг оторвался от ее губ, давая глотнуть воздуха, а потом снова накинулся на нее. Она вдруг поняла, что цепляется за его плечи, обнимает и притягивает еще ближе.

От переизбытка ощущений голова шла кругом, но в противном случае Фейт ждало нечто куда более худшее. В своем полубессознательном состоянии она не была уверена, что тьма не вернется, как только все закончится. Поэтому она льнула к опасному мужчине в своей постели, обхватывала его за шею и прижималась всем телом.

Если уж ее и ждет безумие, лучше она сгорит в этом пожаре, чем утонет в извращенной тьме. Сердцем Фейт знала, что руки, лежащие на ее спине — большие и сильные — никогда не причинят ей вреда. А потом и эта мысль растаяла под приливом ощущений, и Фейт превратилась в существо из одной лишь плоти, неспособное думать и рассуждать. Она закрыла глаза.

Вон ощутил, что Фейт полностью сдалась. Ягуар был готов взять свое, но мужчина знал, что подобная покорность его все равно не удовлетворит — а в будущем это только ранит Фейт. Она не хотела его. Лишь использовала, чтобы укрыться от тьмы. Не то чтобы Вон возражал против этого — просто ему не нравилось, что она не сознает, за кого именно цепляется.

Он прервал поцелуй, с удовольствием почувствовав, как ее ногти вонзились ему в кожу, когда Фейт попыталась его удержать.

— Фейт.

Она приникла к нему, по-прежнему не открывая глаза.

— Фейт — Он добавил голосу рычащих ноток. Это оказалось несложно — из-за возбуждения он едва контролировал зверя. Фейт придется научиться с этим справляться, но не сегодня. Сегодня ее надо защищать. — Открой глаза.

Она покачала головой, но ее руки соскользнули с его шеи и сжались в кулаки у груди.

Он расплылся в улыбке.

— Я не голый.

Он прижал ее руку к своей ноге в джинсах, еле сдержав стон, когда женские пальцы стиснули его бедро, отчего в паху разлился жар.

— Ты настоящий?

Внезапный вопрос показал, как же глубоко она ушла в себя, прежде чем Вон ее вытащил. Подавшись вперед, он прикусил кожу на ее шее. Вздрогнув, Фейт распахнула глаза.

В их ночной глубине танцевали серебряные молнии.

Глава 11

— Что такое? — спросила Фейт, потому что Вон не отрывал от нее глаз.

— Я вижу молнии.

— Как?.. — Фейт потрясла головой, но с колен Вона не встала, и это сказало ему все, что нужно. — Спасибо.

— Не за что.

Она настороженно уставилась на него:

— А с чего это ты такой милый?

Потому что ягуару нравилось ее дразнить.

— Я всегда милый.

Настороженность сменилась абсолютным подозрением.

— Ты что, в кошки-мышки со мной играешь?

Удивленный ее догадливостью, Вон пожал плечами.

— Я же и есть кот.

— Точно.

И тут она сделала нечто такое, что потрясло его до чертиков. Подавшись к нему, она глубоко вдохнула и легонько чмокнула его в губы.

— Спасибо. Сама бы я не справилась.

Игривое настроение вдруг смыло волной внезапного гнева.

— Если уж на то пошло, какого черта ты в одиночку вляпалась в это видение?

— Ты же знаешь, я не могу их контролировать.

Чувствуя, как сквозь кожу рвутся когти, Вон покрепче обхватил Фейт и заглянул в ее сверкающие молниями глаза.

— Значит, учись.

Фейт моргнула, не зная, как вести себя с Воном, когда он в таком настроении. Но учитывая все, что ей удалось выяснить о хищниках, она понимала, что не стоит показывать ему свою неуверенность.

— Нельзя контролировать то, что не поддается никакому контролю. Никто из ясновидящих не может управлять видениями, вызывать или останавливать их по желанию. Да, приложив определенные усилия, я могу их немного сдержать, но совсем ненадолго.

— Кто сказал?

— Мои наставники, Пси-клан, Советники… — Фейт вдруг сообразила, к чему он клонит. — Но почему бы им не научить меня блокировать видения, если есть такой способ?

— А зачем Пси-клану нужно, чтобы ты контролировала видения?

— Это обеспечит им более стабильный доход, — ответила Фейт. — Я стану делать прогнозы, когда это необходимо, а не случайно, во сне, например, когда я могу упустить какие-то важные детали. Так что нет смысла утаивать от меня такую возможность.

— Фейт, почему ты живешь в этом доме в окружении датчиков?

Ей не хотелось отвечать, и это желание настолько противоречило логике, что она просто не могла пойти у него на поводу.

— Иногда видения могут привести к травме — психической или физической. Поэтому я нуждаюсь в постоянном медицинском присмотре.

— А если ты станешь контролировать видения, значит, сможешь блокировать их, пока не окажешься в безопасности. И тогда необходимость держать тебя в клетке отпадет.

Фейт медленно убрала от него руки.

— Хочешь сказать, меня не учат контролировать видения, чтобы я полностью зависела от Пси-клана и находилась в их распоряжении? У меня нет выбора, кроме как делать предсказания.

— Я всего лишь хочу, чтобы ты принялась наконец рассуждать здраво — ты же Пси. Они научили тебя ограничивать свой дар исключительно деловой сферой. Тебе не кажется, что они вполне могли научить тебя и самой определять, хочешь ты получить видение или нет?

Для представителя расы, привыкшей сперва действовать, а потом уже думать, Вон оказался чересчур рассудителен.

— Как бы то ни было, — сказала Фейт, не пытаясь больше с ним спорить, — видения я контролировать не умею, а уж такие — тем более. К тому же я не могу рисковать и просить о дополнительных занятиях: это выдаст, что мое Безмолвие нарушено.

— Ты же кардинал. — Вон приподнял ее подбородок, так что Фейт больше не могла избегать его взгляда. — Тебе не нужны чужие уроки.

— Но мне нужна помощь, чтобы сдерживать тьму. — Даже если видения и в самом деле поддаются контролю, нет никаких шансов, что Фейт успеет набраться опыта достаточно быстро, чтобы справиться самой. — Я не могу сопротивляться, когда она вцепляется в меня.