Прости, любимая, стр. 29

Разумеется, плохую службу ей сослужила ее полная неопытность. Будь Арабелла чуточку мудрее, она бы поняла, что иметь любовницу – это в порядке вещей для джентльменов. И ни у одной жены известие о том, что у ее мужа есть любовница, не вызвало бы такого потрясения. Встречаясь с Джинни, он не стал с меньшим уважением и добротой относиться к жене. Но Арабелла этого не поняла. Она буквально восприняла слова клятвы, произнесенной у алтаря. И теперь решила, что ею пренебрегли.

И виноват в этом только он. Лорд Астор направил жеребца к обочине, чтобы пропустить быстро приближающийся экипаж. Почтовая карета с грохотом пронеслась мимо. Виконт решил, что пора возвращаться в Лондон, и если не ради себя, то хотя бы ради любимого жеребца.

Так что же теперь делать? Оставить Джинни и вымолить у Арабеллы прощение? Но готов ли он позволить жене распоряжаться его жизнью? Готов ли признать, что совершил ужасное преступление? Если разобраться, то что уж такого страшного он натворил?

Вернувшись в Лондон, лорд Астор стал злиться на себя за то, что проявил подобное малодушие. Рано или поздно Арабелле все равно пришлось бы столкнуться с некоторыми неприглядными сторонами жизни. Но было бы лучше, если бы к этому времени она немного повзрослела. Конечно, неприятно, что Арабелла узнала о Джинни, но теперь уж ничего не поделаешь. Ей придется научиться жить, глядя правде в глаза. Как это делают другие жены, и при этом они вполне довольны своим замужеством.

Лорд Астор решил, что следует поговорить с Арабеллой без грубости или каких-то извинений и объяснить ей, каким должен быть их брак. Они могут оставаться хорошими друзьями, и их брак будет протекать благополучно. А у него нет никаких причин для того, чтобы бросать Джинни.

Арабелла так сильно восхищалась им, что чувствовала себя неловко в его присутствии.

Он ей нравился.

Она доверяла ему.

Она им гордилась!

Но теперь она не желает видеть его и разговаривать с ним. Она не желает, чтобы он дотрагивался до нее.

Черт побери! Зачем он взвалил на себя эту ношу, взяв в жены такого ребенка?

Сегодня утром она выглядела мрачной и истощенной.

Как же теперь надлежит держаться с ней, если такой ее вид будет постоянно служить ему упреком?

Как он установит с ней нормальные отношения? Да и смогут ли их отношения быть нормальными?

Как он появится в ее спальне в конце недели, зная, что его прикосновения оскорбляют ее и вызывают отвращение?

Проклятие!

Вечером этого дня лорд Астор снова ужинал в клубе «Уайтс», а потом принял приглашение поехать в клуб «Брукс» играть в карты. Поначалу виконт выиграл, и если еще год назад подобный выигрыш показался бы ему просто небольшой удачей, то сейчас он его очень обрадовал. Но потом он проигрался и решил, что проигрыш больше соответствует его теперешнему настроению. Выпил лорд Астор столько, что в другой ситуации ощутил бы шум в голове и слегка запьянел. Однако сегодня его голова оставалась ясной, а сам он был мрачный, как туча. Мелькнула мысль поехать к Джинни, но желания совсем не было. В эту ночь виконт спал еще меньше, чем в предыдущую. Его одолевали думы о том, что Арабелла тоже не спит и страдает.

Арабелла ужинала дома с Франсис, а затем они с леди Берри отправились в оперу, где Арабелла в антрактах оживленно болтала и шутила с мистером Линкольном и мистером Хаббардом. А посредине первого действия она, осознав, что на ней надето жемчужное ожерелье, потихоньку сняла его и спрятала в сумочку. Уснула Арабелла почти сразу, как только легла в постель, – слишком уж она устала душевно и телесно.

Глава 12

На следующее утро, во время завтрака, лорд Астор с удивлением увидел Арабеллу, входившую в столовую, и поднялся из-за стола. Бросив на жену беглый взгляд, он понял, что она по-прежнему холодна и неприступна, как и вчера. Лицо Арабеллы было бледным, и она явно похудела.

– Вы не пошли сегодня на прогулку с Георгом? – спросил виконт. – Погода довольно ненастная.

– Я уже вернулась с прогулки. Воздух холодный, но бодрящий. Я брала с собой служанку, ваше сиятельство, и вела себя прилично.

Арабелла отошла от буфета, положив себе на тарелку, как обычно, булочку, и кивком велела лакею налить ей кофе. Лорд Астор смотрел на жену, не зная, что сказать, и не будучи уверенным, что вообще надо что-то говорить.

– Не обращайте на меня внимание, можете читать газету, – обронила Арабелла, разрезая булочку. Однако лорд Астор не последовал ее совету.

– Вам понравилась опера? – поинтересовался он.

– Да, понравилась. Благодарю вас, ваше сиятельство.

– А какие у вас планы на сегодня?

– После обеда мы с Франсис поедем к леди Берри, а вечером приглашены в Воксхолл-Гарденз.

– В Воксхолл? Там чудесно вечером, но и опасно. Вам следует быть осторожной.

– Нас пригласил на ужин лорд Фарради, будут еще мистер Хаббард, сэр Джон Чарлтон, Теодор, другие гости. Так что я буду в полной безопасности.

За все время разговора Арабелла ни разу не взглянула на мужа. Тон ее голоса был вежливо-ледяным. Лорд Астор отыскал глазами статью в газете, которую читал до прихода жены, но уже через пару минут поймал себя на том, что плохо помнит, о чем вообще эта статья. Он сложил газету и положил ее рядом с пустой чашкой.

– Арабелла, если вы не заняты в течение ближайшего часа, то я хотел бы поговорить с вами в библиотеке.

– После завтрака я всегда даю указания кухарке и домоправителю, – напомнила Арабелла. – Но ваше желание для меня прежде всего. Вы уже уходите? Дадите мне десять минут?

– Да, не торопитесь. – Виконт встал, поклонился и вышел из столовой.

Арабелла не могла допустить, чтобы лакей, стоявший возле буфета, увидел ее поникшей. Она не оставила, как обычно, на тарелке половину булочки, а съела ее целиком, медленно пережевывая и не ощущая при этом никакого вкуса. Нельзя показать, что она страдает. С сегодняшнего дня у нее начиналась новая жизнь, и ей подобало вести себя с достоинством. Никаких слез и прочих женских штучек.

Однако было что-то совершенно нереальное во всей этой ситуации. Словно вскоре она должна проснуться и обнаружить, что ей снился кошмарный сон. Увы, Арабелла понимала, что никакой это не сон, а неприглядная действительность. Она вышла замуж за мужчину, лишенного чести и порядочности.

Арабелла и представить себе не могла, что муж будет изменять ей. Господи, какой же она была наивной! Она знала, что мужчины содержат любовниц, знала о существовании куртизанок… даже видела некоторых из них на улицах возле театра. Однако никогда не думала, что джентльмены из высшего общества могут связываться с такими женщинами. Возможно, это и пристало никчемным молодым франтам, которые с вожделением поглядывают на распутниц, но никак не подобает респектабельным, женатым мужчинам. И уж конечно, не к лицу ее мужу.

А ведь она так старалась доставить удовольствие мужчине, за которого добровольно вышла замуж. Даже в первую брачную ночь, когда испытывала только боль и страх. Мама говорила, что для мужчин любовный акт – нечто большее, чем просто процедура зачатия детей. И ей хотелось, чтобы мужу было хорошо даже с такой малопривлекательной женщиной, как она. Она стремилась быть примерной супругой.

Наверное, в постели с ней муж вообще не получал никакого удовольствия. Все ночи в последнюю неделю она с нетерпением ждала его прихода, ей стали нравиться его скупые ласки. А для него, оказывается, их близость преследовала одну цель – получить наследника рода. Если бы его сиятельство испытывал удовлетворение от соития с женой, он не содержал бы любовницу. Вот мисс Кок он наверняка щедро дарит те самые ласки, прелесть которых она сама уже начала ощущать.

Арабелла почувствовала тупую ноющую боль в животе и, обхватив чашку ладонями, допила крепкий, но уже остывший кофе. Его сиятельство хочет поговорить с ней. Муж пригласил ее в библиотеку. И она обязана подчиниться.

– Благодарю, – Арабелла сама отодвинула свой стул, хотя слуга пытался помочь ей, – можете убирать.