Прости, любимая, стр. 16

Франсис успела потанцевать с пятью джентльменами, прежде чем подошла очередь ее зятя, записавшегося в ее карточке на кадриль. Двое из ее кавалеров были титулованными особами, и щеки Франсис пылали румянцем от сознания собственного триумфа. Разумеется, ей в течение многих лет говорили, что она красива, и она сама поверила в это, хотя и не была слишком тщеславной. Но никто из ее обожателей дома – даже Теодор – не делал ей таких изысканных комплиментов как джентльмены, с которыми она танцевала. Как же правильно она поступила, приехав в Лондон!

Виконт Шемли сказал, что с лучшей партнершей ему танцевать не приходилось, а мистер Кершо заявил, что имеет счастье лицезреть самую красивую из женщин.

Но больше всех Франсис потряс ее третий партнер – сэр Джон Чарлтон. Вот если бы Теодора можно было довести до совершенства, он был бы похож на сэра Джона Чарлтона – высокого и стройного франта, с густыми белокурыми волосами и орлиным профилем.

– Вы сестра леди Астор? – спросил он, когда они начали танцевать. – Какое счастье, что лорд Астор женился именно на ней. Иначе вы могли бы и не приехать в Лондон, и мне не выпала бы честь познакомиться с вами и танцевать на этом балу.

Франсис покраснела.

– Белле повезло, у нее прекрасный муж. Но она заслужила это счастье. В нашей семье ее все очень любят.

– А еще ей повезло с тем, что у нее такая любящая и красивая сестра.

Франсис снова покраснела.

– Благодарю вас, сэр.

– Не надо благодарить меня, мисс Уилсон. Это не я сделал вас красавицей.

Франсис отметила про себя, что сэр Джон Чарлтон держится с большим достоинством и даже не улыбается.

– Я тоже совсем недавно вернулся в Лондон, – поведал он. – Гостил у своего дядюшки, графа Хейга. Вы знаете, я его наследник. Он очень любит меня и не хотел отпускать. Однако в данный момент я несказанно рад, что уехал. – Сэр Джон Чарлтон внимательно посмотрел на Франсис.

Франсис смутилась и с сожалением поняла, что танец подходит к концу. А следующий ей предстояло танцевать с зятем, который был, несомненно, самым красивым джентльменом в зале, если, конечно, не считать сэра Джона. Франсис до сих пор завидовала Белле, но тщательно скрывала это.

– Может, вы окажете мне честь и позволите как-нибудь нанести вам визит? – спросил сэр Джон, провожая Франсис с танцевальной площадки.

В ответ Франсис улыбнулась.

Арабелла тоже осталась очень довольна своими кавалерами. Особенно ей понравился первый танец. Еще бы, ведь это был ее самый первый танец на самом первом балу! И танцевала она его с самым красивым из присутствующих джентльменов, ловя восхищенные женские взгляды, устремленные на него. Этим джентльменом был ее муж. Арабелла даже забыла о том, что она некрасива. На ней было одно из новых платьев, служанка прекрасно завила ей волосы, и Арабелла была уверена, что похудела как минимум на три фунта. Но больше всего ее порадовало то, что она была избавлена от необходимости разговаривать с его сиятельством во время танца, а стало быть, ей не пришлось тщательно и осторожно подбирать фразы.

Танцевала Арабелла и с лордом Фарради, выслушивая его забавные истории о сестрах и чувствуя себя при этом очень раскованно. Она рассмеялась, когда лорд Фарради рассказал ей, как сегодня утром снова потерял мать и бабушку на Бонд-стрит. Потом она танцевала с сэром Джоном Чарлтоном. И это был, пожалуй, единственный танец, от которого Арабелла не испытала никакого удовольствия. Она чувствовала себя неловко с таким бесспорно красивым партнером, но не его красота была тому причиной. К тому же сэр Джон не мог сравниться в привлекательности с ее мужем.

– Вы недавно замужем, мадам? – поинтересовался сэр Джон. – Значит ли это, что именно вашему замужеству мы обязаны удовольствием видеть вас в Лондоне?

– Мой муж привез меня в Лондон, сэр. Но я, разумеется, последовала бы за ним хоть на край света.

– Стало быть, лорда Астора следует благодарить за то, что он привез в столицу такую красивую леди прямо к началу светского сезона.

Арабеллу насторожило то, что сэр Джон ни словом не упомянул о Франсис, а сосредоточил все свое внимание исключительно на ней.

– Я тоже рад, что приехал в Лондон, – продолжил сэр Джон, – поскольку только что вырвался из дома моего старого дядюшки, графа Хейга. Вы знаете, я его наследник. Он очень любит меня и не хотел отпускать. Однако в данный момент я несказанно рад, что уехал.

– Надеюсь, вы оставили его в добром здравии? – вежливо заметила Арабелла.

Когда этот танец закончился, она ужасно обрадовалась.

Глава 7

После кадрили лорд Астор проводил Франсис к тетушке, несколько минут поболтал со знакомыми, а теперь стоял и смотрел на танцующих. Некоторое время перед этим он провел в комнате для игры в карты, но только в роли стороннего наблюдателя. Сегодня виконт практически не танцевал, не считая первого танца с женой и кадрили с ее сестрой. Лорд Астор скучал.

Нет, скорее не скучал, а чувствовал себя как-то неуютно. Сейчас он уже не испытывал особого удовлетворения от своего брака, поскольку ждал от него совсем иного. Виконт надеялся, что как только он уладит все проблемы со свадьбой и поселит жену в своем доме, то сразу вернется к той жизни, которую вел последние шесть лет. Единственное различие, по его мнению, заключалось бы в том, что иногда пришлось бы обедать вместе с женой и посещать ее спальню, ну и со временем появились бы дети.

Однако его брак протекал совсем не так, как он планировал. Лорд Астор с унылым видом наблюдал за Арабеллой, которая танцевала «Роджер де Каверли» <Старинный английский танец.> с неуклюжим молодым человеком, который, кажется, никогда в жизни не брал уроков танцев. Арабелла ослепительно улыбалась, глядя на его вытянутое, бледное лицо, и танцевала с большим изяществом, несмотря на неумелость партнера.

Похоже, на этом балу его жена пользовалась большим успехом. После первого танца он попросил жену оставить для него еще один танец, но выяснилось, что ее карточка заполнена, за исключением двух вальсов. Но Арабелла не умела танцевать вальс.

Что ж, отсутствие свободных танцев могло бы послужить прекрасным поводом для того, чтобы удалиться играть в карты до конца бала. Можно было бы несколько часов спокойно развлекаться, не волнуясь о жене и не вспоминая о том, что он женат.

Однако виконт поймал себя на том, что не может так поступить. А что, если один из кавалеров, записавшихся в карточке Арабеллы, неожиданно передумает? Она останется без партнера, и это на первом-то балу! Он не мог допустить, чтобы такое случилось с Арабеллой. А вдруг уже поползли слухи о ее опрометчивом поступке утром? Тогда ему надо поговорить с гостями, осторожно упоминая при этом, что ее милость, возвращаясь из парка домой, по какой-то причине отправила служанку вперед.

А Арабелла наслаждалась балом и явно не была обделена вниманием со стороны гостей. Когда несколько минут назад виконт подвел Франсис к тетушке Гермионе, Арабелла тоже стояла рядом, но была увлечена разговором с двумя леди и тремя джентльменами, двоих из которых виконт и сам не знал. Оставалось надеяться, что их представили Арабелле по всем правилам. Виконта приятно удивила та легкость, с какой его жена вписалась в круг новых знакомых.

Критически разглядывая Арабеллу, которая, улыбаясь, разговаривала с молодым увальнем, лорд Астор подумал, что она действительно прекрасно выглядит. Его предыдущий комплимент предназначался главным образом для того, чтобы успокоить ее, но виконт не так уж сильно покривил душой. Если бы он сегодня на балу увидел Арабеллу впервые, то мог бы даже назвать ее хорошенькой. Простой фасон и светлый тон желтого шелкового платья подчеркивали соблазнительные округлости ее миниатюрной фигуры. Шла ей и прическа, и желтая лента в волосах. Виконт не позволил жене купить перья для украшения прически, с которыми, по мнению Арабеллы, она могла бы выглядеть повыше. И хотя многие дамы носили подобные украшения, даже тетушка согласилась, что на Арабелле они будут выглядеть нелепо.