Так шли мы к победе, стр. 1

Иван Христофорович Баграмян

Так шли мы к победе

К читателям

В своей первой книге воспоминаний «Так начиналась война» я рассказал об ожесточенных боях на Украине, под Ростовом-на-Дону и на южных подступах к Москве в 1941 году. Мною руководило стремление показать, что уже в первых, очень тяжелых для нас сражениях Великой Отечественной войны советские люди ни на минуту не падали духом, верили в мудрость Коммунистической партии, в мощь социалистического государства, в неисчерпаемые силы своего народа, в неизбежность нашей победы. Эта уверенность крепла с каждым днем, несмотря на неимоверные трудности борьбы с сильным и коварным врагом.

Доброжелательные отклики читателей побудили меня продолжить работу над воспоминаниями. Во второй книге я попытался осветить последующие события войны, в которых мне довелось участвовать, — сражения под Барвенково и Харьковом, на Курской дуге, в Белоруссии, Прибалтике, Восточной Пруссии.

В ходе работы я, как и раньше, не полагался только на свою память и личные записи тех дней. Пришлось изучить массу архивных документов, много беседовать со своими бывшими сослуживцами — от командиров частей до виднейших военачальников, ознакомиться с обширной отечественной и зарубежной литературой.

Сердечно признателен товарищам из Генерального штаба Вооруженных Сил СССР, Главного политического управления Советской Армии и Военно-Морского Флота, моим фронтовым друзьям — всем, кто своими замечаниями и советами помог мне в работе над книгой.

Автор

Глава первая. Умеем наступать!

19 декабря 1941 года по вызову Маршала Советского Союза С. К. Тимошенко я прилетел в Воронеж и поспешил к нему. Главком Юго-Западного направления встретил меня радушно.

— Честь и хвала подвижной группе Костенко! Должен прямо признаться: восхищен вашими делами! Здорово вы разделались с фашистским корпусом! — сказал Семен Константинович и сразу же поздравил меня с повышением по службе.

Заметив мое недоумение, он рассказал о только что полученной телеграмме. Ставка удовлетворила ходатайство Военного совета направления о создании оперативной группы — своеобразного штаба при главкоме — и утвердила меня начальником этого нового органа управления.

— Принято решение восстановить Брянский фронт, упраздненный в первой половине ноября, — продолжал Тимошенко. — Возглавит его бывший командующий Южным фронтом генерал-полковник Черевиченко, а на его место выдвинут командующий шестой армией генерал-лейтенант Малиновский. Командующим Юго-Западным фронтом назначен генерал Костенко, так что теперь я буду заниматься только обязанностями главкома, а вам надлежит спешно сформировать оперативную группу направления…

Затем главком сообщил мне в самых общих чертах о намерениях Ставки. Уже в начале января должно начаться новое решительное наступление на всех основных стратегических направлениях. Главный удар нацеливается по группе армий «Центр», с том чтобы окончательно разгромить ее основные силы. На Юго-Западный и Южный фронты возлагалась задача нанести удар по группе армий «Юг» и освободить Донбасс.

— Общая структура оперативной группы, — сказал далее Семен Константинович, — должна быть предельно компактной и малочисленной по составу. Поскольку все функции учета, комплектования войск личным составом, вооружением и боевой техникой, а также снабжения всеми видами материального обеспечения всецело будут возложены на центральные и фронтовые управления, в составе опергруппы необходимо иметь органы, связанные с планированием операций и руководством боевыми действиями фронтов…

Чтобы читателю стало ясным дальнейшее развитие событий, вернусь несколько назад.

Еще в разгар успешно развивавшегося контрнаступления советских войск под Москвой Ставка потребовала от главкома Юго-Западного направления Маршала Советского Союза С. К. Тимошенко создания сильной ударной группировки в районе Красного Лимана и Лисичанска для удара на юг к западу от городов Сталино (Донецк), Волновахи, Мариуполя (Жданов) с целью освобождения Донецкого бассейна.

Стоит также напомнить, что еще в конце ноября 1941 года войска левого крыла Южного фронта разгромили танковую армию Клейста под Ростовом и отбросили ее за реку Миус. Однако, подтянув резервы, гитлеровское командование сумело вскоре создать на этом рубеже сильную и глубоко эшелонированную оборону. Попытки наших войск преодолеть ее остались безрезультатными. Стало очевидным, что для дальнейшего наступления на этом направлении потребуются значительные силы и что даже в случае успеха оно не сулит больших оперативных перспектив, так как приведет лишь к выталкиванию вражеских войск в результате фронтальных атак. Именно по этим соображениям Ставка и решила перенести основные усилия Южного фронта с его левого крыла на правое, чтобы при содействии войск соседнего Юго-Западного фронта нанести сильный удар на более уязвимом для противника направлении — во фланг и тыл его основной группировки, обосновавшейся в Донбассе и районе Таганрога. Для осуществления этого замысла предстояло провести сложную рокировку войск 37-й и 9-й армий Южного фронта. Здесь же сосредоточивалась 57-я армия, передаваемая нам из резерва Ставки.

С первых же дней работы оперативной группы мы внимательно изучали данные о силах, средствах и группировках противника, о характере инженерного оборудования его обороны. Наша разведка всех видов, особенно агентурная, связанная с партизанскими отрядами, а так же информацая, полученная из центра, позволяли установить, что перед войсками Юго-Западного фронта фашистское командование держит свыше десяти пехотных дивизий (три из них в полосе действий левофланговой 6-й армии). Основные же силы группы армий «Юг» продолжали оставаться против Южного фронта, где на 240-километровом участке насчитывалось свыше тридцати дивизий противника, в том числе пять моторизованных и три танковых. При этом на барвенковском направлении в первой линии находилось более двух пехотных дивизий и еще две в резерве, в районах Лозовой и Славянска. Перед центральным участком фронта, на артемовском направлении, было пять немецких пехотных дивизий, итальянский экспедиционный корпус трехдивизионного состава в первой линии и одна пехотная дивизия в резерве, в районе Константиновки. Далее на рубеже Орджоникидзе (ныне Енакиево) и по западному берегу реки Миус, вплоть до ее впадения в Азовское море, оборонялась 1-я танковая армия Клейста, имевшая в первой линии четыре пехотные, четыре моторизованные и две танковые дивизии. В ближайшей глубине противник сосредоточил в резерве до пяти пехотных, одну моторизованную и одну танковую дивизии, а также кавалерийскую бригаду румын.

Каждому, конечно, ясно, что эти ценнейшие сведения о группировке фашистских войск доставались нам непросто. Кроме войсковой и авиационной разведки их добывали сотни людей, рискуя жизнью в тылу врага. Они знали, что в случае провала их ждет не просто смерть, а самые изощренные фашистские пытки. Рисковали жизнью и наши добровольные помощники из жителей оккупированных районов — старики, женщины и вездесущие мальчишки.

Поступающие к нам разрозненные материалы мы «просеивали», анализировали, обобщали. В итоге создавались карты, густо покрытые условными знаками, таблицы и диаграммы.

Вот как выглядело соотношение сил сторон в полосе двух наших фронтов по суммарным подсчетам. Юго-Западный и Южный фронты на 1 января 1942 года насчитывали 868,4 тысячи человек, 3430 орудий и минометов, 187 танков (в том числе 53 тяжелых и средних).[1] Им противостояла группа армий «Юг», имевшая в своем составе 1169 тысяч человек, свыше 9 тысяч орудий в минометов, 240 танков. Следовательно, противник превосходил советские войска в живой силе, танках и артиллерии.[2]