Геноцид, стр. 6

Судя по официальным сообщениям, препарат выпускается на основе маточного желе чужих. Ходили, однако, сплетни, будто его делают из перемолотых тел чужих, убитых на войне.

Джека все это мало интересовало. Ему нравился препарат. Он словно удваивал его жизненные силы, а главное — давал ему преимущество над соперниками.

Джек ждал, когда в мышцах начнется жар. Он прислушивался к звукам на стадионе и всматривался в происходящее там, прикрыв ладонью глаза от солнца.

Стадион, один из первых ростков послевоенного строительства на Земле, являл собой впечатляющих пример новой, современной архитектуры. Многие крупные компании внесли свой вклад в его сооружение. Сплав нового и старого. Похожие на дирижабли большие и малые аэромобили телевизионных компаний висели в небе, ощетинившись аппаратурой слежения и антенными решетками. Стадион носил гордое имя «Человечество», а соревнования, которые должны были на нем развернуться назывались Играми Доброй Воли.

Олимпийские игры ушли в прошлое, как и многое хорошее, что было на Земле в старые времена, и надо было с чего-то начинать. С чего-то, что обьединилобы людей, прославило новое человечество, отвлекло цивилизованные миры от дикости и жестокости прокатившейся по планете войны.

Дружеское соревнование между нациями. Доброжелательное соперничество атлетов.

Джек Ораендер выглянул из своего убежища на солнце и сразу ощутил ароматы цивилизации — запах попкорна, жареного арахиса и баночного пива, всем своим нутром уловил взволнованную атмосферу на трибунах. Скоро, уже очень скоро он станет центром этой атмосферы.

Тепло огненной энергии, разливающейся по жилам Джека, заставило его поморщиться.

— Привет, Орео! Не решаешься выставить свой зад на свет Божий? — Сзади подошел Фред Стейтон, еще один парень из команды США. У него была такая же рослая и стройная фигура, как и у Джека, только волосы светлые, а не темные, и коротко пострижены. Джек стягивал свои волосы на затылке в хвостик. По мере того как языки пламени все жарче лизали внутренности Джека, обострялись его чувства. Мощной волной в ноздри ему ударил запах лимонного дезодоранта, которым пользовался Фред. Он ощутил даже аромат капельки клубничного джема, повисшей на его усах во время завтрака.

— Скоро пригласят на старт, приятель.

— Да, ты прав.

— Послушай, парень, с тобой все в порядке?

— Конечно. А что?

— Не знаю. Твои глаза... Они у тебя какие-то странные.

— Это солнце. Оно так действует на меня. Вот я и решил постоять в тени как можно дольше.

— Эй, да у тебя и руки дрожат!

Ораендер поднял руки и пристально посмотрел на них. Ему казалось, что он видит, как по кровеносным сосудам циркулирует уже другая, огненная кровь. Однако раньше от таблеток руки у него никогда не тряслись.

— Это у меня от волнения.

— Да, мы все волнуемся.

— Сейчас я возьму себя в руки, и все будет в порядке. Дай только пару минут, чтобы собраться.

— Я-то дам, да вот только судьи не станут ждать. Они уже давно зарядили свои стартовые пистолеты и поставили секундомеры на «ноль». — Он хлопнул Джека по плечу. — Все будет нормально, старик. Дыши глубже. Ты всего в нескольких шагах от старта. — Он прищелкнул пальцами. — Пролетим дистанцию на одном дыхании, а там — цветы, поздравления и заслуженный отдых.

— Да, конечно, — усмехнувшись, ответил Джек.

Фред прав, пора идти. Перед стартом уже маячили фигуры бегунов, размахивавших руками подобно мельницам, чтобы размять мышцы и ускорить кровообращение. Многие уже приседали на линии старта, как бы примеряясь к стартовому рывку.

Солнце показалось Джеку не просто ярким, а чудовищно ярким — огромным, ослепительно сверкающим шаром. Как будто у него вдруг открылась телескопическая дальнозоркость. Ничего подобного раньше с ним не было. Невероятно! Может быть, зря он принял сразу две таблетки?

Джек расправил плечи и тут же почувствовал, будто разряд тока пронизал его позвоночник сверху донизу. Однако он отбросил все колебания и трусцой побежал к старту, чтобы занять свое место. Справа он услышал голос Фреда:

— Давай, Орео. Покажем им всем, на что способны американские кроссовки!

Джек слабо улыбнулся в ответ и махнул рукой: Он поставил ноги в стартовые колодки, уперся в землю руками. В ушах стоял непонятный гул, отдававшийся тупой болью прямо в мозг. Джек изо всех сил напрягал слух, чтобы не пропустить хлопок стартового пистолета. Впереди неясно вырисовывалась финишная линия. Она манила его к себе, обещая все, к чему Джек так стремился, — величие, славу, победу.

Трибуны стихли в напряженном ожидании, но шум в ушах Джека превратился в оглушительный рев.

«Что за...» — успел подумать он, и в этот миг какой-то неведомый химический взрыв ударил Джека подобно громовому молоту Тора. Расплавленная энергия полилась по его мышцам, а в мозгу засверкали десятки молний разом.

Раздался сигнал пистолета, и ноги сами собой вытолкнули Джека вперед, словно ждали этого момента. Они разгоняли его, как пороховые газы разгоняют пулю в стволе винтовки. Джек вдруг перестал быть просто Джеком. Он чувствовал, как атомы рвутся на части в его жилах, как неизвестная до той поры космическая энергия пронизывает все его существо.

Он стал богом!

Публика буквально сходила с ума. По стадиону разносился изумленный голос диктора:

— Невероятно! Джек Ораендер из США оставляет метры дистанции за своей спиной с такой стремительностью, будто на ногах у него выросли крылья!

Его лицо перестало быть лицом, превратившись в широко открытый рот и готовые выскочить из орбит глаза, полные решимости победить. Горошины пота сливались на его теле в струйки, срывались под напором упругой волной воздуха и тут же оставались далеко позади, превращая воздушный поток за егб телом в подобие бурлящего горного ручья.

Джек Ораендер пересек финишную черту, оставив всех своих соперников далеко позади. Его ноги мелькали, как спицы колеса, а в мозгу словно светилась мега-ваттная лампа, пережигая энергию огромной мощи.

И Джек продолжал бежать.

Тысячи людей на трибунах и миллионы телезрителей, прильнувших к экранам, никогда не забудут этот впечатляющий финал.

Молодой атлет из Айовы, казалось, не удовлетворился тем, что побил мировой рекорд на целых четыре секунды. Он будто стартовал прямо с финиша на другую дистанцию, не видимую ни для кого, кроме него самого.

Отчаянно работая руками и ногами, он в один миг промчался по траве от кромки беговой дорожки до большого рекламного щита, стоявшего на краю поля.

Джек Ораендер пробил сво«м телом гофрированный пластик щита и только стальная балка, к которой щит был прикреплен, остановила его безумный бег. Трава вокруг тут же побагровела от хлынувшей во все стороны крови. Кровь была повсюду.

На черном рынке у дельцов от шоу-бизнеса можно по сходной цене купить кассету с видеозаписью этой трагедии. На пленке видны клочья кожи и пучки волос, слипшихся в загустевшей крови, свисающих с острых краев пробитого пластика. Видны также бесформенные останки бегуна, лежащие в неестественной позе под ослепительным солнцем, похожие на обычную жертву автокатастрофы.

Тот, кто посмотрит пленку внимательнее, заметит, как подбежавший врач вытащил что-то из сумочки Ора-ендера и спрятал себе в карман.

«Ксено-энергия».

Глава 3

Солнце светило необычайно мягко и приятно над военной базой Куантико в штате Вирджиния. Со времен войны оно не часто баловало людей своим появлением — характер погоды на Земле заметно изменился. Полковник Лейон Маршалл поднял шторы на окнах, чтобы впустить весеннее тепло в свой кабинет.

Он сел за стол и пробежал глазами ежедневную сводку наиболее важных событий в жизни армии, выползающую из настольного принтера, и улыбнулся в предвкушении того, что ждет его впереди.

Изумительно. Совершенно ни на что не похоже. Сила для бессильного, могущество для немощного. Действительно, поразительное вещество. У полковника просто.