Полуостров сокровищ, стр. 8

Ознакомительная версия. Доступно 9 стр.

Стоя по пояс в воде, прыщавый заорал в ответ:

– У тебя че, крыша поехала?! Вода ж холодная! Пускай плывет твоя тапочка! – Тут он все же примолк, словно поразмыслив, и деловито сказал: – Помощь денег стоит.

– Вот, у меня есть! – Вилька выхватила из кармана смятую купюру.

– Бросай.

Вилька смяла деньги в комочек и швырнула прыщавому. Тот поймал комочек, развернул и удовлетворенно кивнул. Даже на холодную воду перестал обращать внимание! В несколько прыжков он догнал кроссовку и выбросил на берег.

– Знай мою доброту! – крикнул прыщавый.

Вилька и сама толком не поняла, зачем все это затеяла. Хотела его задержать? Ну и что? Вот он сейчас выберется из воды и поспешит своей дорогой… Но почему-то Вилька была довольна своей хитростью. Хотя бы потому, что узнала об этом мальчишке что-то новое. Из-за денег он готов на все! Если бы он был нормальным человеком – помог бы, и все. А он даже в холодной воде решил выгоду извлечь из ситуации. Да, такой может не только параплан поджечь… Прав Ларик, это он пожар устроил!

На берег прыщавый вылез уже чистым. Оглядев себя с ног до головы, он даже хмыкнул от удовольствия:

– О! Постирался!

– Надо костер разжечь, высушиться, – громко сказала Вилька.

Тот машинально похлопал по карманам своей куртки.

– Чем разожжешь-то? Зажигалка… – Он взглянул на Вильку. – Раз ты такая умная, не дашь огонька?

– Я, знаешь ли, не курю, – ответила она. – А ты подожди, кто-нибудь из взрослых даст.

– Да пошла ты со своими советами, – буркнул прыщавый и, отряхиваясь на ходу, побежал к стадиону.

Через несколько метров он вдруг остановился, огляделся и шмыгнул в кусты.

Разве могла при этом Вилька устоять на месте! Во мгновение ока она оказалась на едва заметной тропинке, по краям которой еще покачивались ветки. Вилька заметила, что листья на концах этих веток мокрые.

«Ну и течет же с него!» – подумала она.

Вилька знала, что эта едва различимая тропка заканчивается тупиком. Она просто никуда не ведет. Точнее, ведет, но прямо к сплошной металлической стене, которой обнесены несколько гаражей. Въезд в них располагался с противоположной стороны – со стороны улицы. А со стороны оврага тропинка просто упиралась в стену. И направо, и налево были густые заросли, в которые, вдобавок, были набросаны мотки колючей проволоки – для пущей непроходимости.

Вилька замедлила бег только за крайними кустами. Хорошо, что она вовремя услышала стук! Прыщавый стучался прямо в жестяную стену, притом явно каким-то условным сигналом. Тук-тук, через несколько секунд – тук-тук-тук…

И тут потрясенная Вилька увидела, что стена открывается – прямо как в сказке. Значит, в ней была потайная дверь, замаскированная под обычный жестяной лист! Открывшись, дверь тут же захлопнулась, опять превратившись в стену.

Вилька даже обрадовалась, что мальчишка исчез за этой дверью. По крайней мере, не скрылся бесследно, а спрятался в определенном месте.

Теперь-то она знает разгадку хотя бы одной тайны. Тайны железной стены. Надо же с чего-то начинать!

Глава V

Шиферные взрывы

Ларик был расстроен.

Он стоял на балконе и рассматривал в бинокль овраг. Хотя что толку его рассматривать? Везде одинаковые кусты, и ничего особенного не видно.

Он так и не догнал того прыщавого подростка.

«Как в воду канул», – думал Ларик, не подозревая, как близок он был к истине.

День, начинавшийся так интересно, подходил к концу. Красное солнце уже опускалось за речку. Не любил Ларик такие дни. Одно расстройство! Сваливаются на тебя всякие события, а ты ничего в них не понимаешь… И оказываешься полным идиотом. Зачем этим типам понадобился овраг? Для чего они так старательно отпугивают от него всех, кто попадается им на пути?

Не мог пока Ларик ответить на эти вопросы. А тут еще с девчонкой, которая пришла к нему на помощь в трудную минуту, поссорился! Ну, не поссорился, а так… Попрощался нехорошо, не по-мужски. Но, может, они еще встретятся?

Ну, конечно, встретятся! В том самом овраге, который притягивает сейчас все внимание Ларика. Говорила же Вилька, что она всегда ходит по тропинке напрямик к магазину. А Ларик пойдет гулять с Остапом, и обязательно столкнутся они нос к носу! Тем более что она какая-то… Вездесущая, что ли? Во всяком случае, у Ларика осталось такое впечатление от Вильки.

«Шустрая, короче», – усмехнулся он, назвав Вильку более простым и привычным словом.

Жалко только, что еще два дня придется потратить на школу. Эти два дня казались длиннее, чем бесконечный месяц май. Самый трудный, как считал Ларик. Потому что, с одной стороны, уже настраиваешься на лето, на каникулы, до учебы вроде бы и дела нет. А с другой – как раз в это время всплывают все ошибки, сделанные за год, и прямо вопиют, как говорит папа, об исправлении.

Ларик прикинул, по каким предметам его не ждет ничего хорошего, и вздохнул. Все в порядке у него было только по литературе, по истории и по иностранным языкам – немецкому и начавшемуся в этом году английскому. Но ведь учебный год, даже в лингвистической гимназии, состоит из множества предметов…

И тут Ларик чуть не уронил бинокль. Ничего себе «по истории все в порядке»! А двойка по «датскому» диктанту, которую он схватил неделю назад? С цифрами у него даже по истории были проблемы… После двойки Ларик пообещал историку сделать доклад – и пожалуйста, забыл, увлекшись расследованием странных событий!

К тому же он пообещал это не только историку, но и папе.

– Двойка по истории, это, знаешь ли, ни в какие ворота… – комментировал тот Лариковы успехи.

Даже жалко его было в эту минуту – таким растерянным он выглядел. Вот Ларик и пообещал, что сделает доклад и «закроет» злополучную двойку по датам. Получается, он не выполнил свое обещание… А еще пристает к папе с расспросами про Тушинского Вора, про сражение в пойме речки Сходня. Любитель истории нашелся!

Ларик тяжело вздохнул. Если даже он успеет написать доклад за один вечер, то это уже ничего не изменит. Завтра последний урок истории в этом году, и оценки, конечно, уже выставлены. Так что выступление его будет выглядеть по меньшей мере странно. Словно он будет уговаривать историка исправить оценку.

Ларик представил, что скажет папа завтра вечером, когда будет рассматривать дневник с выставленными годовыми оценками. Как он напомнит Ларику его обещание…

Да, конец учебного года – время острого, обжигающего стыда! Так остроумно заметил Витька Колымагин из параллельного класса.

Ларик задумался. Неужели так будет продолжаться все время? Неужели всегда придется краснеть за невыполненные обещания, за плохие отметки, за все остальные недостатки? Ларик был уверен, что у него этих недостатков – целая куча.

С завтрашним стыдом, конечно, уже ничего не сделаешь, придется перетерпеть. Но дальше… Дальше Ларик ничего терпеть не намерен! Нынешнее лето он посвятит своему собственному перевоспитанию! Во-первых, выполнит, хоть и с опозданием, все свои обещания: и доклады по истории напишет, и книги, списком которых папа недавно потрясал в воздухе, обязательно прочтет.

И еще… Ларику хотелось совершить что-то совсем невероятное, героическое. Например, спасти кого-нибудь. Он всегда мечтал о чем-нибудь героическом, когда собирался начать новую жизнь. А когда же ее еще начинать, если не во время каникул? Ведь для любого важного дела необходима целая уйма времени.

И не так уж все плохо складывается. Странные события прошедшего дня – подозрительные типы, сгоревший параплан, исчезнувший прыщавый поджигатель, – дают пищу для размышлений. А главное – для поисков! Ларик взглянул в зеркало и заметил, как заблестели у него глаза.

«От охотничьего азарта», – с удовольствием отметил он и бросился обувать кроссовки.

Остап подпрыгнул от радости и завилял своим похожим на бублик хвостом.

– Нет, Оська, ошибся ты. Никуда я тебя не возьму, потому что отправляюсь на тренировку. Ты и так быстро бегаешь, а мне в это лето сила и выносливость ой как понадобятся!