Опасный соблазн, стр. 17

– Мне понравилось жить в пансионе, у меня появилось много новых друзей, – говорила Мелинда.

– Должно быть, вам нелегко было принять такое решение, – предположила Мэриэнн, обращаясь к Лэнсу.

– Да, вы правы. Прежде чем принять решение, мы – я, Бренда и ее муж – все обсудили. Мелинда, конечно, в свои шестнадцать лет считает себя взрослой, в некотором смысле так оно и есть, она уже в состоянии принимать некоторые самостоятельные решения, когда речь идет об образовании. Но, к сожалению, современный мир таит в себе много опасностей для молодой девушки. – Лэнс бросил на дочь взгляд, полный любви и нежности. – К счастью, руководство колледжа проводит очень разумную политику, им удалось поставить дело так, что свобода удачно сочетается с безопасностью.

– Да, – вставила Мелинда, – нам разрешают ходить по вечерам в кафе и иногда даже в клубы, но только большими группами, не меньше чем по восемь человек, и при условии, что обратно мы возвращаемся на школьном мини-автобусе.

Челси вполне могла понять интерес матери к организации учебы в приготовительном колледже: младший сын Мэриэнн как раз собирался поступать в подобное учебное заведение. Но она предпочла бы, чтобы мать была не столь дружелюбно настроена по отношению к Лэнсу Трэвору.

В ходе пикника кто-нибудь время от времени вставал, затем садился уже на другое место, и в конце концов как-то само собой получилось, что Челси оказалась сидящей рядом с Лэнсм. К сожалению, другим ее соседом стал Спенсер, от которого она старалась держаться на расстоянии, как в прямом, так и в переносном смысле.

Челси немного успокаивало только то, что Селина не рассказала другим членам семьи о предсказании гадалки и сама, похоже, забыла об этом курьезе.

Однако позже Челси поняла, что ее радость была преждевременной. Поручив сына заботам Спенсера, Селина попросила Челси показать ей новую квартиру, и Челси уступила просьбе сестры.

Осмотрев комнаты, они задержались в гостиной.

– Отличная квартира! – похвалила Селина. – Когда ты собираешься въехать?

– Планировала на этой неделе. Ковры должны скоро доставить, занавески, правда, вряд ли будут готовы раньше следующего вторника, но мама обещала на время дать взаймы кое-что из своих запасов.

– Отличная квартира для одинокой работающей женщины. – Селина подмигнула. – Хотя, если цыганка нагадала правду…

– Селина, – быстро перебила ее Челси, – мы с Лэнсом…

Но сестра не дала ей закончить. Взяв Челси за руку, Селина проникновенно сказала:

– Дорогая, мы можем поговорить серьезно?

У Челси засосало под ложечкой от неприятного предчувствия. Именно этого момента она ждала и боялась с того самого дня, как Спенсер и Селина объявили о своей помолвке.

– Конечно. – Она вымученно улыбнулась. – О чем ты хочешь поговорить?

– Послушай, Челси, мы с тобой… ты и я… я знаю…

Челси похолодела. Селина знает? Знает, что я люблю ее мужа?

Однако Селина заговорила совсем о другом:

– Раньше мы с тобой были очень близки, у нас не было друг от друга секретов, мы говорили обо всем… Но с тех пор, как я вышла замуж, все изменилось. Челси, мы ведь близнецы, ты нужна мне по-прежнему. Мне очень больно оттого, что между нами возник какой-то барьер. Скажи, может, я тебя чем-то обидела?

Нет, что ты, конечно нет! – горячо заверила Челси.

Больше всего на свете она боялась, что Селина начнет расспрашивать и каким-то образом докопается до истины. Селина не виновата в том, что Челси любит ее мужа, никто в этом не виноват, кроме нее самой. Меньше всего Челси хотелось бы увеличить пропасть между собой и сестрой. Если она признается в своих истинных чувствах, это только усугубит ситуацию, она лишь унизит себя, а Селина и Спенсер будут чувствовать себя неловко.

– Просто… – Челси замолчала, лихорадочно пытаясь придумать правдоподобное объяснение. – Мы повзрослели, ты замужем, у тебя есть ребенок…

– Конечно, – согласилась Селина и вдруг рассмеялась. – Сдается мне, не за горами то время, когда у тебя тоже будет ребенок. Лэнс потрясающий мужчина, такой сексуальный… Честное слово, если бы я не любила Спенсера…

Каким-то образом Селина сумела прийти к совершенно неверным выводам. Поняв это, Челси в панике попыталась исправить положение:

– Селина, ты все неправильно поняла! Но сестра словно не слышала.

– Какая жалость, что вы раньше не поняли, что любите друга – еще до того, как купили эти квартиры. Впрочем, их можно будет с выгодой продать. Вы уже решили, где будете жить?

– Селина, – перебила Челси, – мы с Лэнсом едва знакомы! – Он даже…

Он мне даже не нравится, хотела сказать Челси, но Селина снова не дала ей договорить.

– Ты очень понравилась Мелинде, это сразу видно, она славная девушка. Впрочем, у тебя такой хороший характер, что ты поладила бы и с самой капризной падчерицей. Очень удачно, что вы с Лэнсом живете рядом.

– Селина, послушай…

Селина посмотрела в окно и воскликнула:

– О, вот и Спенсер! Он, наверное, удивляется, куда я подевалась. Ах, Челси, я так рада за тебя, так рада… – Селина порывисто обняла сестру. – Думаю, теперь уже можно об этом сказать… было время, когда я за тебя волновалась. В самом начале, когда я еще была настроена против Спенсера, ты всегда его защищала, и, может быть, потому, что я его очень люблю, и потому, что мы с тобой близнецы, я волновалась, что ты…

Челси помертвела. Сбывались ее самые худшие опасения: несмотря на все ее попытки скрыть правду, Селина интуитивно догадалась о ее чувствах. И это неудивительно, они с Селиной всегда были близки, как две половинки одного целого, между ними всегда существовала глубинная связь на подсознательном уровне. Скрывая правду, Челси заботилась даже не столько о себе, сколько о сестре, она боялась причинить Селине боль. Но сейчас Селина почти догадалась обо всем сама, а уж когда она ухватится за какую-то мысль, переубедить ее бывает очень трудно.

Противоречивые чувства охватили Челси. С одной стороны, ей не хотелось обманывать сестру, позволяя ей думать, что она увлечена Лэнсом. Но, с другой, это был единственный способ направить мысли Селины в другое русло. Хотя правда так или иначе скоро откроется – слишком уж заметно, что она, Челси, и Лэнс терпеть не могут друг друга.

7

– Надеюсь, ты не забыла про прием в честь юбилея деда? – спросила Мэриэнн, прощаясь с Селиной и целуя ее в щеку.

Обняв мать, Селина пообещала:

– Мы обязательно приедем. Дело ведь не только в юбилее, разве мы можем пропустить прием, на котором Челси впервые официально представит Лэнса семье?

– Лэнса? – удивленно переспросила Мэриэнн. – Но…

– Я видела, что между ними что-то происходит, – продолжала Селина довольным тоном, – я так рада за Челси! В последнее время она была на себя не похожа, я за нее волновалась. Забавно получилось, правда? Челси сильно переживала, что ей пришлось сменить работу, но, если бы не ее ужасный начальник, она не бросила бы работу, не переехала бы сюда и не познакомилась бы с Лэнсом. Да, чуть не забыла! – Селина хихикнула. – Мама, ты знаешь, что Челси сегодня нагадала по руке гадалка, кажется, одна из Трэворов? Ни много ни мало, что у нее будет ребенок от Лэнса, сын! Мелинда рассказывала нам об этом с таким восторгом, что я сразу поняла: с падчерицей у Челси проблем не будет. Судя по тому, что говорил Родни, Лэнс и его бывшая жена расстались довольно мирно и сумели сохранить хорошие отношения, так что с этой стороны Челси тоже не грозят неприятности. Челси ведь чуткая, иногда даже слишком – себе во вред. Она всегда ставит интересы других на первое место.

– Да, это так, – серьезно согласилась Мэриэнн.

Мэриэнн впервые слышала о том, что между Челси и Лэнсом завязались романтические отношения. Селина права, в последние год-два Челси стала непривычно замкнутой, чем встревожила мать. В основном, именно поэтому Мэриэнн попросила мужа уговорить Челси вернуться домой и поступить на работу в семейную фирму.