Невероятные путешествия, стр. 46

Но вот однажды поиски сигналов плота в эфире оказались напрасными. Не было их слышно и в течение двух последующих дней.

По прошествии недели было решено выслать на поиски самолет. Но как найти точку в безграничном океане? Поиски не дали результатов. Одни, как это обычно бывает в таких случаях, начали причитать, другие не видели причин для беспокойства: «Только без паники. Плот значительно надежнее любой самой лучшей радиостанции».

Связи с мореплавателями не было долгое время. Начали думать, что «Тангароа» погиб вместе с экипажем.

Только ночью 6 октября две любительские радиостанции на территории

Уругвая обнаружили сигналы с «Тангароа». Из принятого радиолюбителями сообщения стало известно, что три смельчака проплыли уже 3000 морских миль, чувствуют себя хорошо и вообще путешествие проходит нормально.

Радостную весть распространила пресса обеих Америк. Половина пути была позади, и не оставалось сомнений, что «Тангароа», который, хоть и пропитывался водой, но пока хорошо держался на волне, достигнет Полинезии. Мореплаватели должны были снова выйти на связь с радиостанциями континента в ближайшее воскресенье. Но ни в этот день, ни в последующие сигналов в эфире не было. Лишь по прошествии почти месяца голос радиостанции «Тангароа» услышали по другую сторону океана, в Раротонге. Плавание благополучно продолжалось!

Однако прошло еще много недель, прежде чем плот с его экипажем из трех человек после четырех месяцев плавания достиг Полинезии.

Разумеется, не обошлось без драматических моментов. Например, во время шторма, который настиг их на втором месяце плавания, огромные волны в течение трех суток с ужасающей регулярностью обрушивались на плот, который все более погружался в бурлящие воды океана. Люди изо всех сил цеплялись за плот. Часто достаточно было только наклониться над водой, как из глубин океана показывалась зубастая пасть акулы. Выпасть за борт означало погибнуть…

Под конец рейса, когда плот приближался к архипелагу островов Товарищества, его палуба находилась уже на уровне поверхности океана. От того, насколько быстро мореплаватели доберутся до суши, зависела жизнь. Не раз людям казалось, что минуты их сочтены. И действительно, ситуации были чрезвычайно опасные. Однако всегда пресловутое везение сопутствовало отважному экипажу. Наконец 23 ноября 1965 года, через четыре месяца после отплытия из Перу, «Тангароа» появился на рейде Таити, прибуксированный судном, поскольку на последнем этапе рейса его снесло в сторону от запланированной трассы.

Жители острова встречали мореплавателей, как настоящих героев — гирляндами цветов и музыкой.

На вопрос одного из журналистов, не мечтают ли они о возвращении на плоту в Перу, мужественные путешественники заявили, что вполне удовлетворены тем, как прошел этот рейс, и что наверняка продолжат его либо на запад к Австралии, либо — что, впрочем, все еще остается нереализованным намерением, — обратно к порту Кальяо.

За 121 день своего рейса «Тангароа» прошел почти 5000 морских миль, преодолев при этом три шторма. Это, конечно, немалый подвиг.

На тростниковом плоту через океан

«Pa»Тур Хейердал

Прошло около 20 лет со времени экспедиции «Кон-Тики». Слава Хейердала облетела мир. Не было человека, который бы о нем не слышал. Он стал самым популярным норвежцем со времен Амундсена; кавалером многих орденов и лауреатом различных научных премий, в том числе международной премии за популяризацию науки, членом Нью-Йоркской академии наук, автором двух всемирно известных бестселлеров — «Путешествие на „Кон-Тики“ и „Аку-Аку“.

С другой стороны, у этого столь прославленного исследователя и путешественника, пожалуй, прибавилось критиков и недоброжелателей, которые порой не гнушались прибегать и к весьма нечестным уловкам, чтобы бросить тень на своего противника.

Что же касается научных изысканий Хейердала, которыми он настойчиво и скрупулезно занимался все эти годы, то они если и не завоевали столь бесспорного всеобщего признания, то во всяком случае пролили свет на многие вопросы связи между древнейшими культурами мира, в частности, на возможности миграции жителей Южной Америки на острова Океании.

Сам Хейердал, когда его однажды спросили, как он оценивает ситуацию, ответил так: «Двадцать лет назад никто не верил в мою теорию миграции, сегодня таких сомневающихся стало намного меньше. Это что-нибудь да значит!»

В 50-летнем возрасте, имея полную возможность жить спокойно и в достатке, Тур Хейердал еще раз доказал, что достоин удивления и восхищения. Он рискнул всем, чтобы предпринять новую экспедицию, не менее захватывающую, чем рейс «Кон-Тики», и пересечь Атлантический океан на плоту из папирусного тростника. На этот раз его целью было раскрыть еще одну загадку: ответить на вопрос, кто «открыл» Америку.

Издавна традиционно ставили знак равенства между открытием Америки и такой исторической фигурой, как Христофор Колумб. Этот факт достаточно освещен литературой, наукой и историей.

Вместе с тем известно, что древняя культура Америки (Нового Света) и культура Старого Света имеют некоторые черты сходства. Ступенчатые пирамиды Древнего Египта похожи на мексиканские; одинаково высокоразвитой была в этих странах техника трепанации черепа, мумификации.

Историков культуры давно уже изумляет тождественность пирамид майя, инков, ацтеков, а также удивительный, широко распространенный культ смерти, сохранившийся в Мексике до наших дней, эквивалент которому известен в Древнем Египте.

Быть может, между Египтом времен фараонов и Америкой существовала какая-то таинственная связь за тысячи лет до Колумба?

Одни объясняют сходство привнесением культуры из Старого Света через океан много тысячелетий назад. Другие считают, что не было и не могло быть никаких контактов: культуры развивались независимо, а черты сходства объясняются лишь тем, что это были цивилизации одного уровня, сформировавшиеся в относительно сходных географических условиях.

Какова же была, если говорить коротко, концепция Хейердала? Он считал, что важнейшим связующим звеном являлись тростниковые суда. Идею осуществить экспедицию на тростниковом плоту подсказал рисунок на инкской вазе, изображающий странную «серповидную» лодку. Хейердал видел такую лодку на озере Титикака. Индейцы поведали ему легенду о том, что тысячелетия назад не лодке в форме месячного серпа к ним прибыли бородатые люди из другого мира. Хейердал наткнулся на снимок тростниковой парусной лодки с африканского озера Чад и позже удостоверился в том, что подобные лодки строят там с незапамятных времен. Он обратил внимание на то, что тростниковые плоты, плавающие по озеру Чад, и египетские папирусные плоты с точки зрения конструкции и внешнего вида почти тождественны тем, которые он видел на озере Титикака и на острове Пасхи. Таким образом, можно было предположить, что древние египтяне создали прототипы этих судов и, вероятно, добирались на них через Атлантический океан до Южной Америки. В Египте найдены рисунки и модели сплетенных из стеблей судов, курсирующих сейчас по Нилу, а также встречаемых на озере Чад.

Хейердал решил подкрепить свою теорию в присущем ему стиле: переплыть Атлантический океан, отправившись из Африки к берегам Центральной Америки на примитивном плоту, сооруженном, или скорее сплетенном, из папирусного тростника, то есть стеблей растения, из которых египтяне делали папирус.

Плот, решил Хейердал, будет называться «Ра», как бог Солнца, бывший некогда самым главным божеством в пантеоне древних египтян.

Опираясь на мнения и опыт изготовителей папируса, Хейердал полагал, что как следует высушенный папирусный тростник выдержит трудности путешествия по бурному океану, даже если к концу рейса начнет гнить. Иначе смотрели на эту проблему специалисты. Они были убеждены, что как сами стебли, так и связывающие их канаты будут разъедены морской водой за две недели. Подобные лодки, плавающие в пресной воде Нила, и те необходимо вытаскивать на берег и сушить, чтобы они слишком быстро не перепревали.